Рассмешить богов: Фантастический роман

ГЛАВА 1

Но как только Чебурашка открыл входную дверь,

ему на голову неожиданно свалился большой красный

кирпич!

Э. Успенский

Официальная процедура подтверждения подлинности Шеллара III была назначена на двадцать пятый день Бирю­зовой луны. Местом означенной процедуры был выбран трон­ный зал Элвиса, поскольку Шеллар настаивал на том, что такие мероприятия следует проводить на нейтральной терри­тории, и, как ни странно, лондрийский коллега его горячо в этом поддержал. После церемонии было запланировано вне­очередное заседание Международного Совета, посвященное повальным неприятностям последних недель. Заседание по­началу планировалось на конец луны, но потом было перене­сено по просьбе Элвиса и с общего согласия остальных членов Совета. О том, что идею совместить оба мероприятия Элвису подкинул все тот же Шеллар, скромно умалчивалось. Его ве­личество об этом просил Пафнутий, который членом Совета не являлся, и, если бы до истинной причины кто-то докопался, могло дойти до скандала.

На церемонии присутствовали: все правители континента с семействами, исключая президента Мистралии, но включая непризнанную королеву Дану; придворные маги всех коро­левских домов, включая мэтрессу Джоану, но исключая шамана Даны (еще более непризнанного, чем его королева), избранные представители аристократии всех королевств и члены Совета Магнатов Голдианы, руководители спецслужб и специально приглашенные представители прессы.


Ожидаемый всеми Казак на церемонию не явился, на словах передав через Силантия, что делать ему там нечего. О смерти и бессмертии он знает не больше остальных, а позориться перед сбродом разнаряженных господ ему неохота. К тому же он совершенно уверен, что злючка Морриган непременно по­старается его опозорить. Эта дама уже сорок пять лет обижена на него за то, что он облил ее святой водой и трижды пере­крестил при традиционной попытке обернуться демоном в пикантный момент.

Кантору было бы любопытно понаблюдать за всеми высо­копоставленными гостями, послушать, о чем они говорят, кое с кем поздороваться, но, к сожалению, он был уже на работе, поэтому ограничился тем, что поиграл в гляделки с господином Крошем, находившимся при бесценной персоне своего босса. Обмен злорадными взглядами и гадостными ухмылками за­кончился полной победой Кантора — Крош запсиховал, задер­гался и продемонстрировал свою бессильную злобу всем, кто мог его видеть. Кантор в последний раз победно ухмыльнулся и отвернулся, будто он тут был ни при чем.

Мероприятие еще не начиналось, и приглашенные проха­живались по залу, раскланиваясь, беседуя и демонстрируя на­ряды. Кантор, как ему и полагалось, держался рядом с королем и честно прикидывался обычным охранником. Собственно, он и так частично им являлся, а какие-либо действия должен был предпринимать только по сигналу напарников, которые непосредственно занимались охраной его величества. Напар­никами Кантора были высокий неразговорчивый вор, тоже первоклассный стрелок, и старенькая магичка, мастер щитов — оба — профессиональные телохранители с огромным стажем и наверняка лучшие в своем деле. Оно и понятно — кому попало не доверят охранять первое лицо королевства. Вопреки ожиданиям Кантора напарники на него не косились и никоим образом не демонстрировали недовольства тем, что к ним при­строили бесполезного новичка. Видимо, предусмотрительный король заранее снабдил их соответствующими инструкциями, и Кантору было весьма любопытно, что же его величество им наплел, ведь наверняка не правду, а нечто туманное, но на­столько действенное, что новому охраннику готовы были про­стить даже пребывание на посту в не совсем адекватном со­стоянии. Перед выходом на работу Кантор выкурил изрядный косяк непонятно из каких трав, смешанных лично придворным магом, и теперь эти травы благоухали в радиусе нескольких


локтей, так что напарники не могли этого не чувствовать. Удовольствия от косяка Кантор не получил никакого, однако мэтр утверждал, что зелье проверено в деле неоднократно и стимулирует стихийные способности лучше всякого алкоголя и любых известных наркотиков. Пока что Кантор чувствовал только уже упомянутый запах и неприятную тяжесть в голове. На него наложили заклинание, обостряющее слух, так что теперь он мог слышать практически все, что говорилось в зале, даже шепотом в дальнем углу, однако ничего интересного пока не услышал.

Представители аристократии королевства Ортан, графы Монкар и Диннар, а также герцоги Гирранди, перешептыва­лись, предвкушая хоть какой-нибудь скандал. Даже если с их королем ничего не случится, они втайне надеялись на потасовку королевы Киры с королевой Даной на почве ревности или на публичные разборки его величества Шеллара с коллегой Алек­сандром.

Представители Лондры стояли столбами, то ли в силу вос­питания, то ли до сих пор перепуганные репрессиями, которые закатил их король после неудачного заговора, и от них не было слышно ни слова. Поморцы вели себя более оживленно, чем обычно, даже Пафнутий молчал как-то напряженно, однако и они ни о чем интересном не говорили. Голдианцы обсуждали какие-то деловые вопросы и говорили о пошлинах на оружие и налогах на добавочную стоимость, в которых Кантор ничего не понимал.

Королева Галланта шипела на мужа и придерживала за подол старшую дочь, которая воспринимала происходящее как повод этим самым подолом повертеть. Причем соплячка пя­лилась именно на Кантора, как будто в зале других мужиков мало! Не видит, что человек на работе? Впрочем, принцесса Люсиль была не одинока в своих стремлениях,— пробежав взглядом по залу, Кантор обнаружил, что на него посматривают с интересом, выходящим за рамки простого любопытства, еще многие дамы. К примеру, королева Лондры (ох не зря его величество упоминал, что его кузина дура набитая), две дочери Лисаветы (якобы порядочные и примерные жены), невестка господина Дорса (умереть можно со смеху), глава лондрийских спецслужб принцесса Элизабет (тоже можно умереть, только с перепугу)... А также четырнадцать незнакомых дам, пред­ставительниц аристократии, две журналистки, одна из тело­хранителей императора Лао и... и... твою мать, личный секретарь Луи IX, монсир Гоше, падла, гад, извращенец! Кантор, который питал к таким вещам вполне объяснимую ненависть, едва удер­жался от немедленного мордобоя и, чтобы успокоиться, по­искал глазами Ольгу.

Он давно заметил, что ее присутствие действует на него как умеренная доза фанги. То есть слегка расслабляет, немного веселит и вызывает желание. Почему ей вечно кажется, будто она хуже всех выглядит и все только об этом и думают, глядя на нее? Если все время так думать, сутулиться и кукожиться, то можно и в самом деле показаться хуже, чем ты есть. А ведь она не такая, вернее, такая только на людях. Видели бы ее эти люди в моменты страсти, когда она себя не помнит, тогда они не задавались бы глупыми вопросами, что этот чокнутый мистралиец в ней нашел и есть ли у него вообще глаза...

Вот она, голубушка, опять стоит стесняется. Ну зачем с такой завистью пялиться на Эльвиру, так ведь действительно легко расстроиться и пасть духом. Почему не посмотреть на принцессу Элизабет, например? Сразу бы себя красавицей почувствовала. Неудивительно, что Ольга с королем так легко подружилась, вот уж родственные души. Но король в последнее время, похоже, перестал страдать по поводу своей внешности и напрочь забыл, что такие переживания вообще когда-либо имели место. Почему бы Ольге не последовать его примеру?

Сегодня она выглядит изумительно — как все-таки много значат для женщины платье, прическа и правильно подо­бранный макияж... И мужики на нее заглядываются не по-детски, особенно неизбалованные лондрийцы. Жаль, что это официальное мероприятие, а не бал или просто прием, тогда бы они еще и ухаживать начали,— может быть, такое прояв­ление внимания к ее скромной особе пошло бы ей на пользу. С этими высокопоставленными особами разве так себя вести нужно? Тут надо грудь вперед, подбородок вверх и смотреть на всех так, словно они ростом с гномов... ну не на всех, на Элвиса не надо, обидится, а на прочих можно. И тогда ува-жа-а-ать будут! Ковриками стелиться, в ноги кланяться, каж­дый взгляд ловить и в рот заглядывать. Познакомить бы ее с мамой, вот у кого ей надо поучиться вести себя в обществе... Только к маме нельзя... Плаксу попросить, что ли, чтоб по­знакомил?

В это время Ольга, ничего не подозревая о воспитательных рассуждениях своего возлюбленного и не имея даже понятия, что у него вообще есть мама, бродила по залу за Кирой, как ей и полагалось, и действительно чувствовала себя ужасно. Ей казалось, что все обсуждают только ее и говорят о ней непременно какие-нибудь гадости. Ну какой смысл надевать роскошное платье, если оно смотрится на ней ничуть не лучше, чем то, со шнуровкой спереди, которое ее любимый кабальеро заляпал соусом в первый вечер знакомства? И труды несчастного придворного парикмахера, который сам чуть не поседел, сооружая прическу из ее жалких волосенок, были совершенно напрасны. Да и зачем вообще король приволок ее сюда, неужели в этом такая необходимость?.. Вдруг Ольга спохватилась, ведь он же сказал... Вот курица, сказал же, смотреть внимательно по сторонам и докладывать обо всем, что увидит странного, а она ходит не отрывая глаз от пола!

Девушка тут же подняла голову и принялась честно смот­реть по сторонам, выискивая что-нибудь странное и попутно размышляя, что является странным в понимании его величества. По ней, тут вообще все странно, хоть она и успела при­выкнуть к этому миру и уже многому не удивлялась. Да хоть дракон сейчас войди в зал, вряд ли это будет странно, разве что... вот разве что... ой...

То, что увидела Ольга, обратив свой взор в сторону како­го-то старинного батального полотна, чтобы рассмотреть его получше, мгновенно развеяло все ее сомнения о странностях. У стенки под картиной стоял Толик. Само по себе присутствие Толика где бы то ни было, возможно, и не являлось странным, но этот лопоухий полуэльф был одет в мешковатые, пестрые шорты по колено, длинную футболку с надписью по-русски «Восьмой всеславянский рок-марафон памяти Кангрема» и неизменную кепочку «Радио «Прикол». И НИКТО НА ЭТО НЕ ОБРАЩАЛ ВНИМАНИЯ!

В первую секунду Ольга оторопела. «Если Толик невиди­мый, то почему не срабатывает та хваленая сигнализация, о которой распинался Флавиус? Не может же быть, чтобы в Лондре этот момент упустили из виду! А если видимый, то почему на него не обращают внимания? Может, опять какая-то марайя, может, он на себя иллюзию нацепил, как тот дракон? А у кого же спросить? — подумала Ольга. Она огляделась по сторонам в поисках мэтра Истрана, но, увидев, как он с прочими  придворными магами выходит из зала в боковую дверь, не решилась его догонять.— Королю сказать? А что король в этом понимает? О! Мафей! Вот с ним надо это обговорить, он и разберется, и не получится, будто она Толика ни за что ни про что застучала, а то даже неудобно... Король ведь, наверное, врагов каких-нибудь имел в виду, а Толик — он же свой... Западло же так делать...» — пронеслось в голове у девушки.

Ольга решительно развернулась и направилась к Мафею, который как раз вел оживленную беседу с принцессой Жанной. А пока она шла, прикидывая, под каким предлогом его от этой принцессы оттащить, чтобы та не разобиделась, случилось то, чего Ольга боялась с того самого момента, когда ступила на полированный черный мрамор тронного зала. Так всегда и бывает — если чего-то очень боишься, то именно это и слу­чается, как только отвлечешься. Когда она пересекала центр зала, где должно было происходить основное действо, правый каблук скользнул по зеркально гладкому мрамору, нога под­вернулась и... Ольга в панике замахала руками, пытаясь как-то удержаться на ногах, но смогла ухватиться за какой-то шлейф, который подвернулся ей под руку. Как оказалось, это был ортанский флаг с золотыми орехами на голубом фоне, который до встречи с летающими дамами спокойно висел себе, никого не трогая, на колонне позади кресла для его величества. На чем он там крепился, Ольга рассмотреть не успела, но держался он явно на соплях — веса падающего тела девушки флаг не выдержал, и она все-таки растянулась на полу, попутно увлекая за собой несчастный элемент дизайна. Поскольку сей гераль­дический символ был длиною метра три, то он накрыл Ольгу с головой, отчего она моментально представила себя гробиком на похоронах, хозяину которого скоро будут отдаваться воин­ские почести. Следом за флагом рухнул декоративный абажур от светильника и разбился об голову Ольги, за ним последовал светильник, и в придачу ко всему сверху шлепнулся благо­ухающий можжевельником веночек, символично завершив по­следним мазком несравненный шедевр, который иначе как «...ец» назвать было невозможно. Во всяком случае, в первую секунду у Ольги других слов не нашлось.

«Ой, стыдобища! — чуть не заплакала она секунду спустя, мгновенно забыв про Толика и в красках представив себе, как все господа в зале в один момент обернулись на грохот и изрядно развлеклись, созерцая ее сползшие чулки и панталоны цвета молодого салата... Если только все это кружевное ис­поднее не скрыл упавший государственный флаг... — Ну за что мне все это? Чем я провинилась перед богами, что они меня создали такой коровой?»


Ольга спешно одернула платье и, решившись выглянуть из-за помятого символа державы, увидела вокруг себя человек восемь кавалеров с протянутыми руками. «Ни хрена себе вос­питание! Даму накрыло флагом, она сорвала со стены свети­льник, в конце концов просто растянулась на полу — и даже не улыбнулся ни один, на полном серьезе подбегают, предлагая помощь... Впрочем, это же лондрийцы, у них вообще не принято особо демонстрировать свои чувства, может, в душе они со смеху загибаются, но морду держат кирпичом, как и подобает джентльменам...» — пронеслось в голове, Ольги.

Вы не ушиблись, леди? — вежливо, но без малейшего сочувствия вопросил один из господ, пока девушка поднима­лась. Второй с подобающим поклоном поставил перед ней улетевшую в момент падения туфельку.

Нет, спасибо... — промямлила Ольга. Это была почти правда — она не ушиблась. Ее ушиб разбившийся абажур. И шишка, наверное, будет. Сейчас шишку не видно под остатками прически, но завтра вылезет во всей красе...

Третий лондриец с некоторой неуместной поспешностью предложил господам проводить даму и пообещал сей же час распорядиться, чтобы флаг, светильник и веночек повесили на место.

Спасибо, я сама дойду... — Ольга встряхнула ворох ткани, пытаясь отыскать вторую туфельку, и чуть не упала опять. Из голубых с золотом складок вместе с потерянной туфелькой вывалился какой-то странный предмет, который с первого взгляда показался фрагментом капители пострадавшей колон­ны. Ольга даже успела было ужаснуться своей разрушительной силе, но в следующий момент рассмотрела пластмассовый кор­пус, явственно различила кнопки, махонькую, тускло светя­щуюся панельку... и, вмиг позабыв о только что пережитом
позоре, заорала на весь зал:

Ваше величество! Смотрите, что тут есть!..

Разные цели бывают у людей. Великие и скромные, добрые и низменные, бескорыстные и эгоистичные. Вернуть престол, спасти друга, убрать чересчур любопытного короля, помочь товарищу, устроить насчастный случай начальнику, уберечь единственного сына, завоевать мир, выполнить приказ. У каждого есть своя цель, и у каждого есть план - как ее добиться. Но, как говорится, хочешь рассмешить богов - расскажи им о своих планах. Без иллюстраций. Бумага офсетная.