Карикатуры

Самый приветливый карикатурист на свете

В карикатуре, как и в музыке, множество разных стилей. Бывает ка­рикатура хлесткая, едкая, агрессив­ная, бывает поэтичная и философ­ская. Здесь есть место и лирике, и экспрессионизму, и классической выверенности форм.

Рисунки Жана Эффеля - образец са­мого прозрачного, моцартовского ли­ризма, который только может быть в этом жанре. Гармония и чувство меры роднят его со старшими совре­менниками, классиками нового французского искусства - Майолем, Леже и Матиссом. 

Жан Эффель (настоящее имя худож­ника - Франсуа Лежен) родился в Па­риже 12 февраля 1908 года. Отец го­товил его в коммерсанты, сам же Франсуа намеревался стать драма­тургом. Поссорившись с родителем, он снял маленькую мансарду на Монпарнасе, где сочинял пьесу и зани­мался живописью: писал портреты кетчупом и зубной пастой на лис­тах фанеры. Когда вышли все деньги и были проданы букинистам послед­ние книги, юноша отправился в ре­дакцию газеты "Монд" со своим пер­вым рисунком.

Давно ли вы начали рисовать? - спросил его Анри Барбюс, главный ре­дактор.

45 минут назад, - простодушно отвечал Эффелъ.

Настоящие желания всегда сбыва­ются. Только не так, как мы рассчи­тываем. Он хотел стать драматур­гом — и стал им. На карикатурах Эффеля мы видим сотни сценок: по­литические баталии, упражнение в ухаживании (на манекене), жульни­чество с мошенницей (дама подбрасывает гадалке счастливую карту). Здесь звери, ведущие себя, как люди, люди, самозабвенно подражающие животным, ангелы и черти, похо­жие на наших знакомых.

Удивительны благодушие и незлоби­вость его образов, сочетание "галль­ской соли" и безобидности. Нет ни од­ной темы, которая заставила бы ка­рикатуриста больше искажать про­порции, добавлять в образы яда, впа­дать в сатирическое неистовство.

В Советском Союзе, которому так симпатизировал Эффелъ, его принято было считать атеистом и анти­клерикалом. Но на непредвзятого зрителя циклы "Сотворение мира" и "Сотворение человека" производят совсем другое впечатление. Пусть Эффелъ относится к библейским сюжетам без трепетного пиетета и, что называется, несерьезно. Но в его рисунках нет ни мелочной озлоблен­ности Лео Таксиля и других безбож­ных критиков Библии, ни холоднос­ти, которую порой можно встре­тить в религиозных изображениях вполне благочестивых живописцев. Уютный мир библейских образов Эф­феля скорее вызывает любопытство и улыбку, чем разрушает веру. О Со­здателе, об ангелах, об Адаме и Еве ху­дожник рассказывает с той же убеж­денностью и правдоподобием, что и о влюбленных, полицейских, врачах, кассиршах и секретаршах. "Хоти­те - верьте, хотите - нет" - вот не­озвученный принцип Эффеля.

Известный советский журналист и писатель Л. Замойский, приятель­ствовавший с Эффелем, вспоминает: "Как-то я спросил знакомого като­лического священника, не скандали­зирует ли его такое отношение к Бо­гу." "Да что вы, пусть хоть в таком виде люди приобщаются к идее Творения. А потом, - он улыбнулся, - Бог у Эффеля такой милый и доб­рый..."

Что правда, то правда. Бог у Эффе­ля - персонаж душевный и симпатичный именно оттого, что все его карикатуры столь человеколюбивы.

В его рисунках столько любви и лас­ковых улыбок (карикатурист Борис Ефимов однажды назвал Эффеля "светлячком"), что, кажется, вре­мя, в котором жил такой худож­ник, - столь же мирное и беззлобное, как и он сам. Хотя художник был бой­цом во всех смыслах слова и жизнь его была далеко не так легка и беззабот­на.

Интересно, что Жан Эффелъ - са­мый известный в мире французский карикатурист, журналист-график, театральный художник, председа­тель Международной ассоциации ка­рикатуристов, почетный член АХ СССР, кавалер многочисленных на­град и лауреат всевозможных пре­мий - многие годы разрабатывал те­орию всемирного языка, призванного навести мосты между представи­телями самых разных наций и куль­тур и тем самым объединить челове­чество. В 1968 году он даже опубли­ковал исследование "Проект всеоб­щей письменности", содержавшее изложение грамматики нового языка с тысячами идеограмм, изображений, символов. Но задача Эффеля была выполнена задолго до того, как он ее поставил. Его рисунки представля­ют собой идеальное воплощение того самого всеобщего языка, который понятен всем - от мала до велика неза­висимо от национальности, культу­ры и вероисповедания.

А еще почти на каждом эффелевском рисунке прячутся его кудрявая под­пись и крохотная маргаритка (дань любви художника к жене). Своими работами, соединившими любовь и насмешку, Жан Эффелъ продолжает поднимать настроение всем, кто хоть раз прикоснулся к его творчеству. И это самый лучший вариант потепления климата на нашей маленькой планете.

Марк ЛЕБОВСКИЙ.

На рисунках Жана Эффеля (1908-1982), самого знаменитого французского карикатуриста прошлого века, воспитывались миллионы наших соотечественников. "Записная книжка парижанина", "Эвелина", "Простачок", "Чудный ребенок", "Побасенки" и другие графические сюиты объединяют сотни смешных, ехидных, шаловливых рисунков мастера, который даже о слабостях человеческой натуры говорил беззлобно. Бесстрашно критикуя общественные пороки, он ухитрялся сохранить симпатию к самому человеку. Поэтому новый альбом Эффеля, включающий лучшие произведения мастера, содержит в себе неиссякаемый запас улыбок, доброго смеха и хорошего настроения. Рисунки Жана Эффеля выходят в серии "Рисунки признанных мастеров", объединяющей собрания графических и сатирических шедевров XX столетия. Автор вступительной статьи Марк Лебовский. Перевод с французского С.А. Володиной. В оформлении обложки использован рисунок Ж.Эффеля. Обложка обтянутая тканью, тиснение, суперобложка. Издание содержит цветные и черно-белые иллюстрации.