Копируй это! История хронического двоечника, создавшего одну из лучших компаний Америки

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО


В свои школьные годы Пол Орфала, как и я, упорно боролся с необходимостью заниматься чтением и правописанием. В начальной школе я полагался на «Классику в комиксах», чтобы иметь хотя бы поверхностное понятие об обязательной школьной литературе. В колледже Пол пользовался «Краткими пересказами» и смотрел великие пьесы в телеэкранных постановках, чтобы как-то выжить на уроках литературы. Неудивительно, что мы старались тратить энергию не на школьные занятия. Я продавал цыплят, яйца и удобрения; Пол торговал овощами. И с малолетства нас начал интересовать фондовый рынок.
В те времена дислексия была мало изученным феноменом. Все, что нам было известно, — это то, что мы отличались от всех остальных детей в классе и что нам надо было гораздо больше заниматься, чтобы не отставать от сверстников. Нам также ничего не было известно о том, что многие выдающиеся личности сталкивались в школе с подобными трудностями. В детстве Альберт Эйнштейн испытывал проблемы с запоминанием слов и написанного материала, и его учитель говорил ему: «Ты никогда ничего не достигнешь». Только не знал этот учитель, что эти недостатки принадлежали тому же мозгу, которому принадлежа ло и неординарное видение физика, того самого, что круто перевернул наше представление о мире. То же самое можно сказать и о многих успешных предпринимателях. Вот почему я счастлив, что Пол Орфала в своей книге останавливается на этой проблеме. И хотя уже достигнуты неплохие результаты в изучении деятельности человеческого мозга, печать изгоев все еще лежит на детях, которые учатся не так, как это принято по общеобразовательным стандартам.
Я часто задумывался о том, что трудности, с которыми я сталкивался в школе, помогли мне стать именно таким, какой я сейчас. Только когда я прошел школу бизнеса, где научился концентрировать внимание на экономических знаниях, я действительно смог добиться успеха. Благодаря этому опыту я понял, что у каждого есть свои сильные и слабые стороны и что сложение сильных сторон нескольких людей часто дает результат гораздо лучший, чем работа одного, пусть даже очень способного, человека. Такой взгляд на вещи оказал глубокое влияние на философию нашего менеджмента и стиль общения с клиентами. Читая захватывающую историю о том, как Пол Орфала основал и построил свою компанию, вы увидите, как впоследствии школьные проблемы с обучением заставили его относиться к сотрудникам и клиентам по-настоящему гуманно. В книге много советов о том, как добиться успеха. Однако наибольший интерес представляют мысли автора о том, что человек становится сильнее с преодолением каждого вызова судьбы и что трудности с обучением в традиционном смысле часто заставляют человека развивать компенсирующие способности. А это в свою очередь может привести к тому, что мы обычно называем «нестандартным мышлением». Компании Kinko’s, которую мы знали все эти годы, просто не существовало бы, если бы не исключительный ум ее основателя.
И эта мысль является ценной не только для предпринимателей, но и для учителей и родителей, а особенно — для детей, испытывающих проблемы с обучением. Нам всем полезно будет еще раз осознать, что каждый из нас обладает уникальным мозгом, особенными способностями к обучению и сильными сторонами, присущими только нам. Как для предпринимателей, так и для детей решающей составляющей успеха является настойчивость, и нет лучшего способа укрепить это качество, как осознавать (и об этом напоминает нам Пол Орфала): быть «другим» — это не проступок, и у каждого из нас есть нечто уникальное, чем мы можем поделиться с другими.
Чарльз Шваб,
основатель и CEO
компании Charles Schwab & Co.


ПРЕДИСЛОВИЕ


В первые с основателем компании Kinko’s Полом Ор-фала я повстречалась в 1997 году, когда писала статью о нем для журнала Forbes. Тогда он у меня вызвал такую же реакцию, как и у большинства людей: «Кто такой этот парень?» Я никогда прежде не встречала человека, похожего на него. И до сих пор не встретила. Я хотела узнать о нем больше, но не было такой книги, которая могла бы удовлетворить мое любопытство. И, когда я начала работать с ним лицом к лицу, я поняла, что словосочетание «человеческое существо» недостаточно подходит для описания этого человека. Я предпочитаю думать о Поле, как о погоде, или, как говорит о нем один из его партнеров, об урагане. Пол — это сила природы, производящая огромное количество изменений одновременно на большой территории.
Если бы ураган мог говорить, как бы звучал его голос? Хороший вопрос. Я старалась изо всех сил отобразить личность Пола не только на печатной странице, но и в мире строк, в котором он явно не нашел своего места. Правда заключается в том, что в жизни он всегда лучше; надеюсь, вам удастся когда-нибудь услышать, как он говорит. Я никогда не встречала более стихийного и нестандартного мышления. Стараться быть с ним наравне — дело частенько проигрышное, как могут подтвердить многие его коллеги.
Но как они, так и я обнаружили, что это стоит того: у него есть что рассказать — не только бизнесменам и предпринимателям, которые многое могут почерпнуть из его неортодоксального и вдохновляющего урока, но и детям, учителям и родителям, которые борются с такими проблемами в обучении, как синдром дефицита внимания, гиперактивность и дислексия. Ограниченная обучаемость Пола, как он сам это называет, является важной частью истории Kinko’s и его собственной жизни. Салли Шэйвиц из Йельского университета определяет дислексию как «трудности в чтении, не типичные для возраста, умственного развития, уровня образования или профессии человека». Люди, страдающие дислексией, такие как Пол, могут быть не в состоянии прочесть написанное слово, как это можем сделать мы, но эта проблема компенсируется ими с помощью экстраординарной способности видеть вещи в недоступном для нас свете. Многие недооценивают или просто не понимают тех исключительных талантов, которыми могут обладать люди с ограниченной обучаемостью. Вот о чем эта книга. Это история возникновения Kinko’s и биография признанного гения, стоящего за этой компанией.
Энн Марш


ВВЕДЕНИЕ
КАК ПРЕУСПЕТЬ В БИЗНЕСЕ, НЕ УМЕЯ ЧИТАТЬ


Н е так уж много на свете детей, которым удалось остаться на второй год во втором классе, но мне лично повезло. Я не смог выучить алфавит. Этот шифр, необходимый для чтения и легко дававшийся другим ученикам, мне так и не удалось разгадать. Они читали так, словно им кто-то подсказывал. Они писали, выводя изящные завитушки и идеально прямые строки. Я же — как курица лапой. Для меня предложение представляло дорожную карту с пятнами чернил в каждом затруднительном месте. Не удивительно, что я стал двоечником. Четыре из восьми школ города меня отчислили. В третьем классе отчаявшиеся учителя направили меня в школу для умственно отсталых детей, располагавшуюся в Голливуде. Большинство моих новых одноклассников страдали синдромом Дауна или другими тяжелыми умственными или физическими заболеваниями. К счастью, я прошел тест на IQ, набрав 130 баллов, и снова влился в систему общего образования. Но ничего так и не изменилось к лучшему. Хоть я и не умел читать, дорога в кабинет директора была мне знакома очень хорошо. В моем табеле успеваемости обычно красовались две тройки, три двойки и единица. Замечательный педагог Сельма Гер наконец-то научила меня кое-как читать с помощью модного тогда фонетического метода. В общем, я окончил среднюю школу со специализацией плотника.
В моем выпуске было 1200.человек, и я оказался восьмым с конца по успеваемости. Честно говоря, я и сам до сих пор ума не приложу, как эти семеро умудрились получить оценки хуже, чем у меня. Меня зовут Пол Орфала. В 1970 году я основал копировальную лавочку в Санта-Барбаре, штат Калифорния, располагавшуюся в закуточке 2,5 на 3,5 метра рядом с киоском, торгующим гамбургерами. Я назвал ее Kinko’s, потому что так меня прозвали друзья в колледже из-за моих курчавых волос*. Сегодня по всем миру насчитывается более 1200 офисов Kinko’s. Их общий годовой доход достигает $ 2 миллиардов в год. Federal Express, наш давний поставщик, а теперь и новый владелец Kinko’s, намеревается резко увеличить количество представительств**. Более всего я горжусь тем, что, до того как ушел на пенсию, журнал Fortune три раза подряд назвал Kinko’s лучшим местом для работы.
Более сотни моих самых первых партнеров теперь стали миллионе рами благодаря тому, что мы постро или в нашей компании. Как человек, страдающий дислексией (теперь мне известно, как это называется), я и по думать никогда не мог, что добьюсь успеха в таком скорее читательском бизнесе. Эмблему Kinko’s вы можете увидеть на многих перекрестках деловых кварталов. Ежедневно мы помогаем решить множество проблем миллионам клиентов.
Сегодня я провожу почти все свои понедельники за достаточно непривычным занятием для человека, об-


* Kinky (англ.) — кудрявый. — Прим. ред.
** Фирма Kinko’s была продана одной из крупнейших в мире почтовых компаний FedEx в феврале 2004 г. за $ 2,4 млрд. Сейчас фирма называется FedEx Kinko’s Office and Print Center. В ее 1450 офисах в 11 странах мира заняты свыше 20 тыс. сотрудников. — Прим. ред.


ладающего огромным опытом работы в бизнесе. Я снова в Санта-Барбаре, недалеко от первого офиса Kinko’s, преподаю экономику на старших курсах отделения Калифорнийского университета. Естественно, мои методы обучения отличаются от методов других преподавателей. Я не пользуюсь журналом, чтобы провести перекличку. Вместо этого в первый день занятий я фотографирую каждого из студентов на «Поляроид» и подписываю под каждой фотографией их имена. Я ношу пачку этих фотографий с собой и перемешиваю их, когда мне нужно. Когда я задаю им письменное задание (что случается крайне редко), я не требую от них более одной страницы четкого и сжатого текста. И мне не так уж важны оценки. (Почти всем я ставлю «пятерки».) Я учу тому, что имеет мало общего с учебными занятиями или баллами за контрольную работу: новому взгляду на деньги и инвестиции, тому, как представлять свои идеи в устной форме, тому, как разговаривать с людьми, начиная с руководителей и заканчивая деловым общением друг с другом. Для этого я использую упражнение, позволяющее научиться самому сложному — сложнее, чем счет, сложнее, чем экономическая теория, сложнее, чем починка копировального аппарата.
«Питер, — говорю я, обращаясь к одному из студентов. — Есть ли в этой группе какая-нибудь красивая девушка, с которой бы ты захотел поужинать в среду?» По комнате разносится нервный смех. Студенты начинают переглядываться или опускают глаза. Они думают: «Разве это занятия по экономике?» Да, вот именно!
«Вы хотите, чтобы я просто пригласил кого-то?» — недоверчиво спрашивает Питер. Мы уже познакомились друг с другом за последние пару занятий. А теперь он смотрит на меня как на сумасшедшего. Но в своей жизни я уже привык к такой реакции и возвращаю ему удивленный взгляд: «Ты хочешь сказать, что не желаешь сходить поужинать с одной из этих прекрасных леди? Питер, это твой шанс».
«Ладно», — говорит Питер, смотря на Уэнди. Кивнув в ее сторону, он говорит: «Эй, что ты делаешь в среду?» Оч-ч-чень крутой!
«Нет, нет, нет, — восклицаю я и машу руками в воздухе, как дирижер. — Попроси ее мягко-мягко. Будь вежлив». Вы не замечали, что современные дети разучились общаться друг с другом? Питер усаживается поудобнее. И глядит девушке прямо в глаза.
«Уэнди, — начинает он, не отрывая свой взгляд. — Не — хотела — бы — ты — пойти — со — мной — поужинать — в среду — вечером?» Вот это уже совсем другое дело: вежливо и смело.
Теперь Уэнди смущена. Оказывается, у нее уже есть друг! Я спрашиваю ее, знает ли она, от чего отказывается. Она что-то смущенно бормочет и стыдливо опускает глаза. Но мучения Питера на этом не заканчиваются. Я предлагаю ему пригласить кого-нибудь еще. На этот раз Кэрол застенчиво соглашается. Я достаю из кармана кипу мятых банкнот и даю Питеру немного денег, так как большинство студентов довольно бедны.
«И куда вы пойдете?» — спрашиваю я его. Но он еще об этом не задумывался. «Может, в “Палаццио”?» — предлагает он. «О, это отличное место», — говорю я ему. Под общий хохот я заставляю их договориться о времени встречи. Поверьте, никто не скучает. «Семь часов? — уточняю я. — Отлично, может, я тоже подойду. Увидимся».
Я ни разу не пришел на эти встречи, но я хотел, чтобы они учитывали и такую возможность. На следующей неделе я обычно справляюсь о том, как прошло свидание, и предлагаю еще парочке или двум договориться о встрече. Иногда студенты продолжают встречаться, а иногда — нет. Но главное в том, что они получают шанс научиться общаться друг с другом. Они видят, как кто-то сталкивается с отказом и не отчаивается. Они видят, как другой человек просит у кого-то то, что ему необходимо. Иногда это все, чему следует научиться в жизни.

Жизнь Пола Орфа - это, возможно, самая необычная и невероятная из историй успеха, которые когда-либо случались в деловом мире. Это история мальчика, которого исключили из второго класса за неуспеваемость, а позднее уволили с работы, потому что он не мог толком выписывать чеки. Это история человека, который учился всему у самой жизни, не боялся неудач и был вынужден идти на риск, во многом полагаясь на других. Это история предпринимателя, который научился чувствовать других людей и сопереживать им настолько, что, впервые увидев озабоченные лица посетителей копировального салона, сразу понял: в этом бизнесе Kinko's имела дело не с бумагой, а с мечтами клиентов - решая их проблемы по четыре цента за лист формата А4. Именно так и подходил к своему делу Пол Орфала. С юмором, проницательностью и добротой он делится собственной философией и весьма необычными принципами ведения бизнеса, на личном примере показывая, что в этой жизни найдется место для каждого "ненормального". На самом верху.