Семья глазами ребенка: Дети и психологические проблемы в семье

ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ 

Мать ребенка. Знаете, в последнее время я перестаю понимать, что творится с детьми. Несмотря на то что мы
с отцом с самого начала старались воспитать в них аккуратность, вежливость, дружелюбие, они, кажется, все больше становятся не такими, как бы мы хотели.

Психолог. Если я правильно вас понял, вы озабочены некоторыми чертами ваших детей.

Мать. Вот именно! Старший сын, ему теперь девять, хорошо учится, учителя его хвалят, но дома постоянно ссорится с младшим, шестилетним сыном. Что они не могут поделить?! Мы с ними и по-хорошему, и по-плохому... Все напрасно. Младший... тот постоянно шалит, проказничает. А чему-нибудь научить его просто невозможно. Я уже думаю, может, он глупый... Не понимаю, как это так. Мы с отцом пытались воспитывать их одинаково. Почему же они такие разные? И не находят общего языка?

Психолог. Я чувствую, что вам хочется понять причину происходящего.

Мать. Мы с отцом и так думали, и иначе. Иногда мне кажется, что к их нервозности, к их напряженным отношениям в чем-то и мы причастны. Знаете, в семье всякое бывает... И поссоримся, и поругаемся, но все вроде бы не хуже, чем в других семьях. К тому же мы старались, чтобы дети никак не были замешаны в эти дела, не слышали наших разногласий. Но, думаю, не это главное. Управлять детьми все труднее, и часто мы уже спорим между собой потому, что не знаем, как быть с ними. Просто выводят из терпения... Иногда не понимаем, что их мучает. Вот младший однажды подошел ко мне и говорит: «Ты, мама, любишь только брата и суетишься только вокруг него», а потом взял и заплакал. Мне кажется, я к обоим отношусь одинаково. И подарки им всегда покупаю так, чтобы никто не чувствовал себя обиженным, и общаюсь с ними так же. Как только подумаю, что он чувствует себя нелюбимым, просто сердце сжимается. Разве может быть такое? Ведь я-то знаю, что его люблю.

Подобные проблемы матери и отцы решают не так уж редко. И волнение их понятно — все мы желаем лучшего своим детям. Но желать, оказывается, мало. Необходимо понимать происходящее в семье, уметь посмотреть на семью и себя глазами ребенка.

Наша книга в своем замысле — помощь в этом. В ней вы не найдете готовых рецептов, как поступить в том или ином случае, не найдете и систематического психологического анализа жизни семьи. В ней — некоторые малозаметные, но очень важные аспекты развития личности детей. Чтобы не продавать кота в мешке, ниже представляются основные опорные точки автора, которые пред-определили содержание этой книги.

1. Ребенок не просто продукт воспитательных воздействий родителей. Ребенок активен. Он сам осмысляет семью и себя в ней, определяет свое поведение, отношение к семье и к себе самому. В определенной мере каждый ребенок — воспитатель себя.

2. Дети вследствие своего ограниченного опыта, свое-образного мышления иначе, чем мы, воспринимают и оценивают происходящее вокруг. Понять их поведение, эмоциональные переживания и помочь им можно, лишь взглянув на мир их глазами.

3. Семейная ситуация развития ребенка не тождественна той, которую воспринимаем мы. Для каждого члена семьи она выглядит несколько иначе. Каждый ребенок в семье получает собственный уникальный опыт. В сущности, каждый из них развивается в других условиях.

4. На детей влияют не только ваши преднамеренные воспитательные воздействия, но в равной или даже большей степени все особенности поведения родителей, в том числе ни вами, ни ими не осознаваемые.

Мир семьи разнообразен, многолик. Он дает родителям возможность почувствовать полноту и прелести человеческой жизни, осмыслить ее, продлить свое бытие в детях. Однако семейная жизнь — не развлекательная прогулка, не бывает семей без трудностей, проблем. Это и хорошо: преодолевая их, человек меняется, совершенствует свою личность, улучшает свои отношения с близкими людьми. Не всегда это просто и легко, скорее наоборот... В книге речь главным образом и пойдет о трудностях семейного воспитания, о сложном механизме взаимоотношений в семье. Не удивляйтесь, что проблем так много, но, для того чтобы их решить, надо их видеть. Это первый шаг. Второй — совершенствование своей семьи с целью, чтобы каждому члену семьи стало приятнее в ней жить. Это сложная задача, и решается она не сразу. Но если вы серьезно этим займетесь, то убедитесь, что старались не зря.

  

Глава I. Ребенок — воспитатель себя 

Каждый из нас время от времени бывает слушателем монолога одного из взрослых членов семьи. Основная его тема звучит приблизительно так: «Почему именно в нашей семье растет такой (далее следует перечень преимущественно отрицательных черт характера) ребенок? Ведь никто из нас — ни я, ни отец (мать), ни дедушка (бабушка) не были такими. Наоборот! Мы всегда были (далее следует перечень преимущественно положительных качеств личности) людьми. И любили мы его (ее), и воспитывали как надо... Кто его (ее) этому научил?»

Оставим на время в стороне наших воображаемых персонажей, столь эмоционально переживающих свою родительскую беспомощность. Попробуем рационально разобраться в ее причинах. Возмущение наших воображаемых, так же как зачастую и реальных, родителей черпает энергию из определенных, осознаваемых или не-осознаваемых, субъективных установок, которые формулируются следующим образом: 1) дети должны быть такими, как мы; 2) родители полностью ответственны за воспитание детей. Если вдуматься, в обоих этих мнениях присутствует распространенное и существенное искажение реальности.

Разберемся по порядку. Что касается первой родительской позиции, то надо прежде всего понимать, что даже очень отличающиеся друг от друга люди ценны и полезны для общества. И непоседа-путешественник,
и общительный рубаха-парень, и задумчивый, замкнутый ученый — все они чем-то привлекательны, чем-то хороши. По крайней мере, сами они наверняка не поменялись бы друг с другом местами. Аналогично отличие ребенка от вас вовсе не означает его «плохости», так же как отличие других людей от вас не говорит об их никчемности. Часто оказывается, что те особенности личности детей, которые волновали родителей (скажем, независимость, настырность), позднее становятся главными их достоинствами.

Родители, заботясь о будущем своих детей, хотят, чтобы они были носителями всего наилучшего, видят их имеющими все то, что в них самих есть хорошего, и без их недостатков. Такое желание понятно и естественно. Однако оно часто приводит к нереальным, завышенным требованиям по отношению к нашим детям и к себе самим как воспитателям.

Представьте, что вам надо собраться в пожизненное плавание на судне. Если вы загрузите судно всем, что есть в мире хорошего, начиная с картин Леонардо да Винчи и кончая золотыми слитками Госбанка, оно просто не останется на плаву. И никто так и не поступит. Каждый человек возьмет с собой необходимое. Уверен, что часть груза составят приятные безделушки. При этом вы бы просто пренебрегли мнением тех людей, которым такое ваше поведение показалось глупым. Если позволить себе сравнить личность ребенка с судном, а ее содержание — с грузом, то ребенок, как и вы, «вкладывает» в нее разное. Он «грузит» туда то, что ему кажется необходимым, дорогим. Как невозможно для каждого из нас идеально укомплектовать судно, так невозможно говорить об идеально «укомплектованной» личности. Каждый имеет свой собственный идеал. Главное, чтобы каждый был доволен тем, что взял с собой, и умел бы этим пользоваться. Иначе говоря, не всегда стоит беспокоиться о том, что дети отличаются от нас (они — это не мы!).

Теперь о второй позиции. То, что дети не имеют тех качеств, которые родители пытались у них воспитать, вовсе не значит, что родители за это в полном ответе. Кроме усилий родителей, их воспитательных воздействий действует громадное количество других факторов — общение ребенка с воспитательницей детского сада и учительницей школы, сверстниками и другими взрослыми и т. д., и т. д. Кроме того, нельзя уповать на то, что только от нас, взрослых, зависит, какой личностью станет наш ребенок. Да, влияние мира взрослых громадное, но ведь существует и сам ребенок, с характерными для него возрастными особенностями, специфическим восприятием и творческой интерпретацией окружающего мира. Ребенок не кусок глины, из которого можно вылепить все, что захочешь и сможешь. Он человек, способный ощущать, чувствовать, воспринимать, рассуждать, хотеть, и, опираясь на свой уникальный опыт, вырабатывать собственную точку зрения, и выбирать, как ему вести себя.

Педагогическое и психологическое образование современного общества высоко. Родители знают, что хорошо и плохо с научной точки зрения, их разговоры о воспитании детей наполнены научными терминами и аргументами. Это прекрасно. Но они, как, впрочем, и некоторые педагоги, в подобных беседах часто забывают, что разговор идет о живом, мыслящем и чувствующем ребенке, а не о дрессировке персидского кота... Однако этот существенный недостаток в оценке происходящего не мешает возникновению потока советов по воспитанию детей «знатоков» родителям. Эти советы варьируют от научно обосновываемых рекомендаций до «стопроцентных воспитательных средств», которые вы слышите, проходя с ребенком, от бабушки, сидящей на скамейке.

К сожалению, не существует универсальной «технологии» воспитания детей и вы не можете получить совета на все случаи жизни даже от человека, обладающего полными научными знаниями о семье. Например, известно, что для эффективного воспитания родители должны придерживаться в семье демократического стиля или что недостаточное внимание является причиной множества психологических проблем ребенка. Да, это так. Но значит ли это, что, если по ночам ребенку снятся разные кошмары, надо уменьшить авторитарность отца в семье или побольше играть, быть вместе с ребенком? Если вы последуете этим советам, может быть, они вам помогут, а может, и наоборот. Почему? Причина проста: ваш советчик говорит о воображаемой семье и ребенке, думает об идеальной системе воспитания (которой, кстати, нет). Если вы, по его мнению, отступили от нее, надо всего лишь исправить ошибку. Его не интересует, почему ваш ребенок поступает так или иначе, как он видит происходящее вокруг. Но хватит рассуждений. Реальная жизнь говорит сама за себя.

 Первая ситуация. День рождения трехлетнего Пятраса. Один из подарков, который он с явным удовольствием держит в руках, — пакетик с конфетами, шоколадками и другими сладостями. Вокруг — не менее довольные дети, дяди, бабушки, дедушки и гордые своим сыном родители. Одна тетя вдруг любезно обращается к мальчику: «Ты ведь любишь меня, Пятрюкас, не правда ли? Угости меня конфетой». После тети настает очередь и других родственников, стремящихся проверить любовь мальчика к себе посредством «конфетной» гарантии. Сперва Пятрас, не понимая, что творится вокруг, прижимает к груди пакетик со сладостями, но, подбодренный матерью («Покажи, как ты их всех любишь»), с угасающей улыбкой раздает только что полученные конфетки, получая при этом стандартную похвалу — «какой хороший мальчик!» 

Если бы мы спросили присутствовавших, для чего они так поступали, то мы услышали бы ответ примерно такого содержания: «Чтобы с ранних лет воспитать в ребенке доброту, щедрость, коллективизм и т. п.». Не знаю, может, такой метод действительно оправдывает себя, но я лично уверен в обратном. Но об этом позже. В описанном случае мне просто посчастливилось наблюдать последствия этой «воспитательной» ситуации через год. Знаете, как поступил мальчик в аналогичной ситуации в свой четвертый день рождения? Взяв свой подарок, он мгновенно исчез, а через некоторое время вернулся весь вымазанный в шоколаде, но с сияющим лицом!

Почему «воспитательное» воздействие оказало противоположное влияние? Ведь, кажется, все правильно — надо воспитывать у детей дружелюбие, стремление делиться хорошим. Ответ на этот вопрос достаточно прост: на ребенка воздействуют не наши мысли и устремления и даже не сама ситуация, а то, как он сам ее понимает.
В описанной ситуации ребенок осмыслил свой опыт таким образом: «Пока у тебя не отобрали конфеты — быстрей их съешь или спрячь».

 Вторая ситуация. Первоклассник начал хуже учиться. По рекомендации учителя отец стал помогать сыну при выполнении домашних работ, дополнительно читать детские книжки. Две недели спустя появились первые пятерки, и отец, подбадривающе похлопав по плечу сына, произнес: «Ты настоящий мужчина. Теперь ты сам сможешь делать уроки!» Однако через день в дневнике появилась одна двойка, потом вторая. На это отец, сморщив брови, сказал:  «Я думал, что ты уже серьезный мужчина, а ты... Придется мне опять контролировать твои домашние задания». Мальчик, к удивлению отца, на такое «унижение» ответил нескрываемой радостью: «Да, папа!»

 Если посмотреть на ситуацию со стороны отца, то ребенок не сумел оправдать его доверие, выдержать испытание на «взрослость, мужественность». Однако мальчик совсем иначе осмыслил происшедшее: «Чем хуже я буду учиться, тем больше папа будет со мной общаться, уделять мне внимания».

Эти два примера открывают нам очень важную и в то же время элементарную истину: ребенок — не чистый лист бумаги, на котором искусный мастер может нарисовать все, что он захочет. Дело не только в том, что ребенок имеет свои специфические потребности и собственный опыт общения с другими людьми. Каждый ребенок не просто уникален: имеет неповторимый опыт, иерархию мотивов. Он, прежде всего, активен. Его поведение в окружающей среде определяется собственным отношением к ней, зависит от того, как он воспринимает происходящее и какой путь поведения он выбирает.
И в этом он ничем не отличается от нас.

Когда вы идете по улице и ветер срывает у вас с головы шляпу, катит ее по мостовой и опускает в реку, а вы не успеваете ее схватить, что творится у вас в душе? Сердце стучит сильнее, в груди что-то сжимается: «Как жаль! Шляпа еще совсем хорошая. Черт бы побрал этот ветер!» Однако вы улыбнетесь и зашагаете веселее, если в голове прозвучит: «Как хорошо! Ветер решительнее меня. Наконец я смогу купить новую шляпу».

Очевидно, что ваше дальнейшее настроение и поведение зависит от вашей интерпретации происшедшего. Ваше настроение и реакции изменяются в зависимости от осмысления ситуации. Как только восприятие утраты и возникшее с ним сожаление вы сможете заменить другими мыслями, то сразу почувствуете перемену в собственной душе, улыбку на устах. А ведь улетевшая шляпа все там же!

Аналогичным образом то, что обычно называют воспитанием, по сути дела, является созданием ситуации (если продолжать аналогию с вышеприведенным примером — создание условий, в которых ветер сдувает с головы шляпу). В то же время никогда нельзя с полной определенностью сказать, какой опыт ребенок приобретает в этих ситуациях.

Вы имеете право возразить: ведь существуют громадный опыт воспитания детей, научно обоснованные закономерности, как влияют одни воздействия, а как другие! Согласен с вами,— конечно, дело обстоит именно так, как вы говорите. Но давайте пойдем дальше. Ошибочно принимать тенденции влияния воспитательных воздействий на личность ребенка за психологический механизм формирования личности. Это было бы методологической ошибкой, которую можно увидеть и на других примерах. Растение растет в земле. К тому же в хорошей почве лучше. Но из этого не следует, во-первых, что идеальная почва для гвоздики позволит ей вырасти до размеров дерева; во-вторых, что именно хорошая почва вынуждает гвоздику хорошо расти. Растение за счет своих генетических, морфологических  механизмов и т. д. «само определяет», каким оно будет и что надо взять из хорошей почвы. От вас зависят своевременный полив и рыхление земли. Это поможет растению, но прямо не определит, каким именно оно вырастет.

С растением все просто и понятно. Ребенок в миллиарды раз сложнее, и не только в генетическом отношении. Он мыслящий, чувствующий, выбирающий. Это тоже всем ясно. Но когда речь заходит о воспитании, живой ребенок зачастую превращается в объект педагогических, воспитательных и других воздействий: «...дети из хороших семей при условии правильно поставленной воспитательной работы в школе и здоровой психологической атмосферы в группе сверстников вырастают порядочными людьми...» Извините, но при выслушивании подобных утверждений у меня возникает яркая ассоциация грядки огурцов и огородника, обильно их поливающего в надежде на хороший урожай.

Формирование личности ребенка в семье — это обоюдный процесс, в котором родители, воспитывая своих детей, и сами воспитываются, а дети — они скромней — не воспитывают родителей (по крайней мере, не делают этого сознательно вплоть до подросткового возраста). Дети выбирают свой путь в потоке воспитательных воздействий, другими словами, с вашей помощью воспитывают себя.

Семейная ситуация, которую вы оцениваете как положительную или отрицательную, может совершенно противоположно восприниматься детьми. Иногда в ходе психологической консультации приходится сталкиваться с просто парадоксальными с обыденной точки зрения данными. Например, в одной семье, в которой выделялся в качестве негативного фактора выпивающий отец, пришлось констатировать, что как раз он и поддерживает психологическое равновесие ребенка. Он видится шестилетним мальчиком как символ силы и бескомпромиссности, как человек, дающий ему возможность спрятаться от постоянного контроля, назойливого вмешательства матери. На самом же деле эта мать, которая для постороннего наблюдателя и в ее собственном мнении выглядит заботливой, высокоморальной, любящей, для ребенка является психотравмирующим фактором, так как воспринимается им как человек, подавляющий, не позволяющий ребенку быть самостоятельным. Обобщая, следует еще раз подчеркнуть, что иногда важнее установить, как ребенок воспринимает отношение окружающих к себе и какое поведение выбирает, чем дотошно пытаться оценить реальные родительские отношения.

Если вам, родителям, действительно хочется помочь ребенку в сложном пути становления, необходимо поставить перед собой непростую задачу — узнать, каким он видит окружающий мир, семью, вас, себя. Думаю, что в таком случае многие из нерешенных проблем вашего ребенка станут более понятными и прозрачными и вы избавитесь от необходимости на практике изучать эффективность многочисленных советов по воспитанию.

Другими словами, я хочу сказать: чаще смотрите на происходящее глазами ребенка. Это не то же самое, что поставить себя на место ребенка (это, конечно, также неплохо), и не то, что вы должны во что бы то ни стало выспросить у ребенка, что он думает, чувствует.  Посмотреть на семью глазами ребенка — это значит  реконструировать, воссоздать субъективное видение и чувствование ребенка. Способность понять другого человека (а не себя на его месте) у разных людей выражена неодинаково как в количественном, так и в качественном отношении. Одни родители просто «чувствуют» своего ребенка и интуитивно принимают правильное решение, как им вести себя по отношению к дочери или сыну. Я удивляюсь и восхищаюсь ими, и им не нужна эта книга. Другие пытаются рационально разобраться в том, что происходит. Как раз им для более глубокого понимания собственных детей могут быть полезными изложенные в книге данные психологических исследований детей, наблюдения, конкретные ситуации жизни семьи и их анализ.

* * *

Ребенок не просто объект воспитания, но и человек — мыслящий, чувствующий, своеобразно обобщающий свой жизненный опыт, выбирающий, как вести себя, каким быть. Поэтому, для того чтобы понять, почему ребенок именно такой, какой он есть, поступает так, а не иначе, вам просто необходимо знать, как он видит семью и вас, как интерпретирует происходящее. Его хорошее или плохое поведение не навык, который надо поощрять или пресечь, а личностное отношение. Оно является результатом внутренней активности ребенка и имеет для него определенный смысл, который не всегда может быть очевиден со стороны, но именно отношения, а не внешние обстоятельства определяют его поведение, формируют его личность. Ребенок во многом сам определяет, каким ему быть, воспитывает себя.

Все родители желают своим детям только хорошего. Но что же на практике: "Делай, как я велю", "Мать плохого не посоветует", "Не водись с этим мальчиком, он грубиян... неженка..." И ведь это правда! Почему же не срабатывает запрет и начинаются конфликты? Оказывается: - взрослые не могут посмотреть на мир вообще и на отношения с ребенком в частности его глазами - мешает взрослость, ведь они в свое время так старались повзрослеть, стать равными среди равных - если ребенок каждый день получает обед и каждый сезон новые ботинки, это еще не значит, что он живет в любящей семье - дети не могут (и очень хорошо!) понять заботы и проблемы взрослых, но договориться можно, если стремиться к этому будут взрослые. Книга предназначена для родителей, и все, кого интересуют родительские и семейные отношения.