Темный охотник

ЗМЕЙКА

 

         Ну и что ты думаешь, Гаррет? — спросил Гозмо.

Прежде чем ответить, я скучающим взглядом оки­нул пустой трактирный зал и только потом выдал фра­зу, вертевшуюся на языке с того самого момента, как он предложил Заказ.

         Мне это не нравится.

         Да ладно! — тут же возмутился старикан. — Ра­бота плевая, оплата сдельная, тебе и делать-то ничего
не надо.

         Вот это и настораживает.— Настроение у меня было мрачное, и я счел своим прямым долгом испор­тить его окружающим.— Все слишком просто, значит, жди неприятностей.

         Слушай, за кого ты меня принимаешь?! Я хоть раз подкидывал тебе гнилые Заказы?

         Да. —Я был безжалостен. — В последнем пред­приятии фигурировали большие злые собаки. Хорошо,
что я быстро бегаю.

         Это издержки нашей работы,— отмахнулся он.— Случаются накладки.

         Главное, чтобы они не стали закономерностью. Твое предложение напоминает исилийский каравай.
С виду гладкий и круглый, а разрежешь — так сплош­ной изюм.

         Но это же отлично! — Бывший вор, а теперь вла­делец трактира «Нож и Топор» и по совместительству посредник в разнообразных противозаконных делиш­ках, не терял надежды затащить меня в очередную авантюру. Особых восторгов от его потуг я не испы­тывал, поэтому честно ответил:

         Ненавижу изюм.

Если уж играть в «буку», так до конца. Гозмо тут же поджал губы:

         Цену себе набиваешь?

Я  безразлично пожал плечами.  Пустой разговор. Трактирщик знает, сколько стоят мои услуги.

         Так я могу и других попросить. Думаешь, кроме тебя в Авендуме нет воров?

         Полно,— поддержал я его. — Но большая их часть тупа, как доралиссцы, а меньшая не умеет спереть
даже кошелек.

         Я о мастерах толкую.

         М-да? Давай-ка подумаем, кого ты можешь при­гласить? Шныг и Соловей с той недели подались под крыло гильдии. Нейк надолго сел в Серые камни. Если тюряга не перемелет парня, через десять лет можешь
на него рассчитывать. Кто у нас еще остался из сво­бодных? Арлис? Она тебя не жалует, вряд ли вы с ней
договоритесь.  Шлок поцапался с Ургезом.  На мой взгляд, задирать главу гильдии убийц — очень недальновидный поступок. Теперь бедняга плавает где-то под Пирсами. Так что, кроме меня, у тебя никого
нет.

         Я могу обратиться в гильдию.— Гозмо и сам в это не верил.

         Если тебя устраивает работа с Маркуном и ты готов выложить в его жирную лапу сорок процентов
от выручки, то вперед и с песней.— Я отхлебнул дар­мового пива.

         Трактирщик   затравленно   постучал   пальцами  по столешнице. Связываться с гильдией и ее алчным главой ему не хотелось. Это было ясно с самого начала, иначе он бы не обратился за помощью к такому свободному художнику, как я.

         Гангрена ты, Гаррет. Это грабеж.

         Нет, старина. Это деловые отношения.

         Я предлагаю тепе пятнадцать золотых!

         Ага. Пятнадцать я возьму, два отдам ему за наводку. Плюс сколько этот прохиндей получит от заказчика? Порой у меня возникает мысль стать посредником. Риск для шкуры минимальный, а денежки в карман капают неплохие.

Я ничего не сказал бывшему коллеге, лишь послал ему из своих бездонных запасов самый презрительный взгляд.

         Сколько? — сдался трактирщик.

         Тридцать.        

         Вор!

         Точно, — я отсалютовал ему кружкой с темным пивом. 

         Ладно, по рукам.          
         Нисколько не сомневайся, что мы придем со старым жуком к взаимовыгодному соглашению.

         За такое плевое дело ты требуешь такую кучу деньжищ. Что за времена пошли?! — ворчал Гозмо.

         Тяжелые,— туг же поддержал я.— Сам видишь. Цепы растут, приходится крутиться.

Он посмотрел на меня, явно думая, что я издеваюсь. Вздохнул:

         По Заказу все ясно?

         Пришел. Забрал товар. Ушел. Принес тебе. По­лучил деньги.

         Что-то в этом роде. Но сделать это надо именно сегодня. Утром заказчик будет ждать здесь. Допивай
свое пиво и проваливай. Я скоро открываю заведение.

         Не так быстро, дружище. Я не услышал самого главного — что за товар просится в мою сумку.

         Наниматель не сказал.

         Вот как? — настала моя очередь нахмуриться. Сразу же вернулись нехорошие предчувствия.— С чего
такие тайны?

         Не наше дело. Нам платят, мы работаем.

         Ну положим, основная работа на мне.— Мне не понравилось отношение Гозмо к делу.— И опасность
угодить за решетку также всецело моя. Как и нарваться на городскую стражу. Капитан Фраго Лантэн в по­следнее время точит на меня зуб и просто мечтает посадить в камеру к Нейку. Так что с твоей стороны
крайне непрозорливо не собрать информацию. Мне товар нести. А если он размером с колокол Собора и
весит, как сотня нагруженных золотом карликов?!

         Не думаю, что все так плохо,— поспешил уверить посредник.— Будь что-то важное, заказчик бы сказал.

         Ага, если только он не тупица,— оптимизм в по­следние дни из меня так и прет.— Он хоть человек?

         Не доралиссец, если ты это имеешь и виду.

         Слава Саготу. В тот день, когда меня наймут человеко-козлы, я пойду и утоплюсь. Или удавлюсь.
Или залезу в Храд Спайн.

         Плакать о тебе никто не станет,— «обнадежил» меня Гозмо.— Итак. Фургон не охраняется, замок людской работы, товар внутри.

         Угу. Буду надеяться, что телега не забита по кры­шу всяким хламом, и я сразу пойму, что следует брать.

Мне все же удалось его добить. Гозмо не выдержал и воскликнул:

         Какой же ты зануда!

         Стараюсь, дружище. Стараюсь.


Сочтя, что на сегодняшний вечер с него достаточно, я поставил опустевшую кружку на стол и, не прощаясь,  вышел из трактира.

 

На самом деле старикан был в чем-то прав. Заказ не казался сложным. Не сравнить с прогулкой в дом барона Лантэна и похищением денег, которые капитан городской стражи назначил за голову вашего покор­ного слуги.

Но сейчас меня смущало отсутствие четких сведе­ний о товаре, простота задания и легкость, с которой трактирщик повысил мой гонорар. Это значило только одно — овчинка стоит выделки, и я продешевил.

 

Почему я согласился? Ну-у-у, «добрые» люди го­ворят, что я жаден, как подгорное племя, и любопытен, как заграбский гоблин. К тому же я получил возмож­ность в очередной раз пнуть Маркуна. Вот уж кого не выношу — так эту жирную сволочь, которая непо­нятно каким образом умудрилась встать во главе во­ровской гильдии. Ради того, чтобы лишить недруга золотишка, я готов работать даже бесплатно. Но, на мое счастье, Гозмо об этом не знает.

Конечно, следовало бы поступить по-умному и рас­сказать о Заказе моему старому учителю — Фору, но банальная лень и нехватка времени убили эту идею на корню. Так что, поныв о несправедливой жизни собственному отражению, я начал готовиться к пред­приятию.

 

Стандартный набор любого уважающего себя вора, плюс умещающийся в одной руке арбалет работы кар­ликов, тяжелый нож на бедре, холщовая сумка за спиной и целая куча самомнения. Это все, что требуется, дабы выйти победителем из любой переделки. Ну или почти все. О таких вещах, как многолетняя практика, мастерство, ловкость, хитрость, осторожность и ум я вежливо умолчу. Ибо скромен, как девица на выданье.

 

Я фыркнул. Что-то меня несет. Никак, нервничаю? Вес же надо было загнать жадность куда подальше и смотаться на улицу Искр. Именно в этой части Авендума расположились магические лавочки, где прода­ется разного рола волшебный товар. В том числе и тот, что при небольшой капле мозгов и умении вполне может оказаться полезным человеку моей профессии. Но отдавать кучу золотых монет жадному карлику Хонхелю... Убыток выйдет больше прибыли. Так что на этот раз придется действовать без магической поддер­жки.

 

Во втором часу ночи я уже был недалеко от южной стены Внутреннего города. Большая площадь примы­кала к району богатеев и служила Авендуму рынком и местом для казни всякого отребья. Также дважды в год, осенью и весной, на плошали Вишен проводи­лись выступления бродячих цирковых и театральных трупп. Сейчас середина апреля, а это значит, что через два дня здесь начнется форменное светопреставление. Клоуны, жонглеры, метатели ножен, заклинатели ду­хов, маги-недоучки, показывающие фокусы (на мой взгляд, от этих деятелей надо держаться как можно дальше), дрессировщики экзотических зверей, куко­льники и прочая цветастая публика на неделю погрузят город в гульбу и веселье.

 

Цирковая труппа, прибывшая в Валиостр первой, по-хозяйски расположилась на пока еще свободном пространстве, разом заграбастав себе половину отпу­щенной территории. Два десятка фургонов, одни огромный шатер и множество маленьких, стойло для лошадей, клетки со зверями. Маленький город в сердце огромной столицы.

 

И именно там скрывается моя цель.


Вот это и было самым удивительным и нелепым в задании. Я не понимал, что такого ценного может оказаться у вечно нищих и едва сводящих концы с концами бродячих артистов. Таких и грабить как-то неловко. Все равно что снимать кошелек с пояса сле­пого — никакого удовольствия от работы.

 

Цель скрывалась где-то среди разномастного и по большей части уже отправившегося спать королевства актеров, в синем фургоне с красными колесами...

 

У Гаррета очередные неприятности - Авендум наводнили темные эльфы и все как один хотят его крови. По Льдистым землям идет грозный Пожиратель душ, распугивая живых и мертвых на своем пути, а в дремучих лесах Сандона никак не закончится долгая кровопролитная война между Высокородными людьми. Неспокойно в Столице - на головы киндрэт, того и гляди, падет призванный из небытия Темный Охотник. Но все это мелочи по сравнению с тем, что твориться у границы Изнанки, где особый почтовый вертится словно волчок, пытаясь избежать очень больших бед. В этом сборнике Алексей Пехов рассказывает нам неизвестные истории хорошо знакомых миров - Сиалы, Хары и Киндрэт. А также знакомит с совершенно новым миром на границе Изнанки.