Похищенный

Англия, сентябрь 2001 года

Джессика еще раз взглянула на часы, стараясь сконцентрировать внимание на стрелках. Она хотела бы остановить время, но стрелки неуклонно двигались вперед. Ей не нужно было считать, сколько прошло с того условного часа, о котором они договаривались. Две минуты назад она уже делала это. Итак, она ждет уже лишних двадцать два часа и девять минут возвращения своего мужа Шелдона и сына Си-Джея, которые уехали на несколько дней отдохнуть. Джессика подумала, что, возможно, Шелдон умышленно решил задержаться, желая ей доказать, что вполне может самостоятельно справиться с сынишкой.
Она снова выглянула в окошко, надеясь, что именно сейчас на дорожке, ведущей к их уютному домику в Кембридже, появится роскошный серебристый «Мерседес» Шелдона, который нельзя спутать ни с каким другим автомобилем. Все это время Джессика не переставала молиться о том, чтобы муж и сын вернулись домой живыми и невредимыми, а ее страхи об автомобильной аварии оказались бы беспочвенными.
Джессика протерла покрасневшие от долгой бессонницы глаза, после чего попыталась сосредоточиться и мысленно вернуться на пять дней назад. Именно тогда она видела их в последний раз. Си-Джей искренне радовался, что впереди его ждет самое настоящее приключение. Еще бы! Ему предстоит провести несколько дней с папой, и больше никого рядом не будет. Ни мамы, ни бабушки! Ребенок так увлекся предстоящим путешествием, что не обращал внимания на возникшие трения между родителями.
– Я уже сто раз повторял тебе, что мы вернемся около часа дня. Все будет зависеть от расписания паромов, – устало вздохнул Шелдон, когда Джессика снова поинтересовалась точным временем их возвращения. У мальчика еще останется масса времени, чтобы успеть все приготовить к школе. Перестань суетиться, пожалуйста. Я уверен, что вполне справлюсь со своими обязанностями отца. Видишь ли, мне иногда полезно побыть наедине со своим сыном.
– С нашим сыном, Шелдон. Си-Джей – наш сын, – сердито проворчала Джессика.
Она помахала им рукой, пытаясь улыбаться и казаться счастливой. Но как только машина скрылась из виду, а вместе с ней исчезло и радостное личико сына, Джессика разрыдалась. Дело в том, что с момента рождения Си-Джея – а это произошло почти пять лет назад – они впервые разлучались более чем на сутки. И хотя Джессика пыталась сопротивляться, Шелдон решил, что настало время рвать этот невидимый канат, которым мать была привязана к своему ребенку. Шелдон считал, что Си-Джею нужно проявлять больше независимости, а следовательно, требовалось некоторое время побыть вдали от своей чрезмерно любящей и заботливой мамочки. Именно поэтому он настоял на том, чтобы они поехали отдохнуть без Джессики.
В голове несчастной женщины снова и снова звучали слова:
– Джессика, Си-Джей – совершенно нормальный мальчик. Ему не нужно постоянно держаться за подол маминого платья, это же не девчонка! Он должен расти сильным, чтобы стать настоящим мужчиной. И я, как отец, должен служить ему примером. Мальчикам нужны отцы, от них дети могут очень многому научиться.
Испугавшись, что она может занять главную телефонную линию и таким образом лишить возможности Шелдона позвонить ей, Джессика пошла в кабинет мужа, где телефон был подключен к другому номеру. Она сняла трубку и быстро набрала нужные цифры, прислушалась к гудкам. В голове проносились вопросы, один чудовищнее другого.
Почему Шелдон сразу решил, что она не будет принимать участия в их поездке? Почему почти не готовился к отъезду? Почему она не настояла на том, чтобы он подробно описал ей предполагаемый маршрут и дал все контактные телефоны на каждом этапе их путешествия? И вообще, как она решилась отправить Си-Джея с Шелдоном?!
Джесс помотала головой, пытаясь избавиться от назойливых неприятных мыслей. Шелдон любил ее, она любила его, и они оба просто души не чаяли в своем единственном сыне. И нечего беспокоиться, что они запаздывают. Просто не успели приехать вовремя, и ничего страшного в этом нет.
Джессике показалось, что прошла целая вечность. Наконец трубку на другом конце провода взяли.
– Мам, это ты? Послушай, они до сих пор не приехали, и я начинаю понемногу сходить с ума. Меня одолевают какие-то нехорошие предчувствия. Мне кажется, что с ними произошло что-то очень плохое...
В трубке раздался приятный и успокаивающий голос матери. Сара старалась привести дочь в чувства и, конечно, говорила вещи простые и разумные. Скорее всего, Шелдону хотелось доказать, что он такой же родитель, как и Джессика, и может вполне сносно справиться с собственным сыном.
Кстати, эта проблема стала причиной раздора, и решить ее мирно они долго не могли. Шелдон считал, что Джессика излишне сюсюкается с сыном и балует его. Джессика же была уверена, что Шелдону не терпится поскорей увидеть Си-Джея взрослым, поэтому он вознамерился лишить ребенка детства. Перепалки продолжались изо дня в день, но в итоге компромисс все же был найден. Супруги договорились, что Шелдон с Си-Джеем поедут отдохнуть на несколько дней без Джессики, чтобы побыть в сугубо мужской компании.
А вдруг Шелдон попросту потерял счет времени, забыв о том, что срок их маленького отпуска уже закончился. Может, они так увлеклись своими приключениями, что прозевали последний паром? Вполне возможно, что телефон Шелдона за границей не срабатывал из-за плохой местной связи...
Джесс нервно облизала губы. Сейчас самое главное – говорить спокойно и уверенно. Нельзя допустить, чтобы ее голос дрожал.
– Мам, а ты не могла бы подскочить ко мне, а? Мне очень плохо одной. Я понимаю, ты сейчас подумаешь, что у меня вконец расшалились нервы, и все же... Как ты считаешь, может, мне позвонить в полицию? – Она выждала пару секунд и затараторила так быстро, чтобы мама не смогла перебить ее на полуслове: – Я просто не знаю, что еще можно предпринять в подобном случае. Ты только представь себе, что с ними приключилось что-то из ряда вон плохое. Например, автомобильная авария. Вдруг машина перевернулась, и сейчас они лежат где-нибудь в кювете. И никто их не видит, и никто им не поможет? Ведь такие случаи часто происходят! Помнишь, пару недель назад в новостях передавали? Если не ошибаюсь, женщина пролежала вот так у дороги целых три дня!
Пока Джессика Паттерсон делилась с матерью своими мыслями, ее взгляд перебегал с одной фотографии на другую. Сейчас она находилась в кабинете мужа, в его святилище, где снимки в красивых рамках были аккуратно расставлены на столе и на книжных полках. Хотя тут присутствовали официальные фотографии, сделанные и на свадьбе Паттерсонов, и во время крещения малыша, все же на большинстве снимков Джессика почему-то отсутствовала. Вот фото, сделанные на дне рождения Си-Джея и на отдыхе, но повсюду на Джессику с этих снимков глядели счастливые Шелдон и Си-Джей. Только они двое и более никого, словно неразлучные отец и сын. Как будто она, жена и мать, в их жизни вовсе не существовала.
Положив трубку на рычаг, Джессика скрестила руки на груди и, склонив голову набок, принялась внимательно изучать портреты своих любимых. Хотя большинство этих снимков делала сама Джессика и все они были ей отлично известны, на какое-то мгновение ей показалось, что она видит их в первый раз.
Чем дольше женщина рассматривала фотографии, тем яснее становилось, что все это время от ее взгляда ускользало нечто очень важное. Ей захотелось во что бы то ни стало докопаться до истины. Схватив несколько рамочек с наиболее выразительными фотографиями, она отнесла их в хорошо освещенную кухню, расставила их на столе и начала не спеша изучать каждый снимок. Она все еще находилась за этим странным занятием, когда в дверь позвонили. От резкого и неожиданного звука Джессика вздрогнула и рванулась ко входу. Дрожащими руками она открыла дверь и тут же увидела свою мать.
– А, это ты... – не скрывая разочарования, выдохнула Джесс. – А я надеялась, что это, может, они. Я почему-то подумала, что Шелдон мог забыть свой ключ.
– Джесс, Джесс, ты только посмотри, до чего ты уже себя довела! – Сара обняла дочь и крепко прижала к себе. – Ну перестань так нервничать. Мне почему-то верится, что ничего страшного с ними не произошло, но ты все же сейчас соберись с духом и, не торопясь, расскажи мне все подробней, с самого начала и до конца. Вот тогда мы вместе и решим, есть у нас основания для беспокойства или нет.
Едва сдерживая слезы, Джессика прошла в кухню. Мать последовала за ней.
– Ничего такого особенного я сообщить тебе, к сожалению, не могу. Но меня не отпускает странное чувство, будто с ними уже что-то случилось. Это на уровне материнского инстинкта, если хочешь. Ты должна меня понять. – Она смотрела на Сару умоляющим взглядом, словно хотела услышать от нее что-то разумное и ободряющее. – Но ведь они отправились всего-навсего во Францию, а не на край света! – в отчаянии воскликнула Джесс. – Диснейленд, как мне всегда казалось, не считается зоной риска на нашей планете, верно ведь?
– Конечно, нет, а потому перестань паниковать. – Голос Сары прозвучал сочувственно, но достаточно спокойно и убедительно.
Но Джесс, похоже, не слышала мать или не хотела слышать. Она взволнованно продолжала:
– Он обещал прибыть еще вчера к обеду. Завтра Си-Джей должен идти в школу. Причем это будет его первый день в настоящей школе. Это уже не детский сад и не подготовительная группа, поэтому он очень ждал этого дня. Там будут все его друзья, ну, и он, конечно же, должен присутствовать на церемонии, посвященной первому учебному дню. Шелдон прекрасно знает об этом. – Голос ее становился все более неуверенным, тон повышался. Джессика начала нервно размахивать руками, словно пытаясь объяснить свое состояние при помощи жестов.
– Ты еще раз не пробовала позвонить Шелдону? – с невозмутимым спокойствием поинтересовалась Сара.
– Конечно, пробовала, черт бы его побрал! Я без конца пытаюсь до него дозвониться, но каждый раз безуспешно. То у него мобильный выключен, то нет связи, то оператор сообщает еще какую-то чушь, а все вместе это может означать лишь то, что они, скорее всего, сейчас лежат где-нибудь в канаве в перевернутой машине. Боже мой, а вдруг несчастье произошло с ними уже давно? Вдруг с того времени прошло уже несколько дней? А что, если они уже оба умерли и никто об этом ничего не знает?!
Сара Уэллс с беспокойством посмотрела на свою дочь.
– Хорошо, – кивнула она. – Наверное, ты права, и нам действительно следует сообщить о своих опасениях полиции. Ну хотя бы для того, чтобы выслушать их. Пусть они выяснят, не случилось ли в последнее время подобных катастроф. Нет, я совершенно не верю в твою версию, просто таким образом мы, наоборот, исключим ее. Может, хоть тогда ты немного успокоишься. – Ее улыбка и ровный тон звучали убедительно. – Более того, мне почему-то кажется, что Шелдон и Си-Джей вернутся сюда еще до того, как прибудет полиция. Ну это только в том случае, если стражи порядка сочтут необходимым лично навестить нас с тобой.
– Мам, а не могла бы ты сама позвонить в участок, а? Ты сейчас соображаешь лучше меня, и твое объяснение прозвучит более связным. Так они скорее поверят, что нам требуется их помощь.
Сара обняла дочь за плечи:
– Конечно, я позвоню сама. Ты пока иди умойся, причешись, да и вообще приведи себя в порядок, а я поставлю чайник. Постарайся успокоиться. Вот увидишь, ты освежишься и сразу почувствуешь себя значительно лучше.
Джесс машинально запустила пятерню в свою пышную шевелюру и, поморщившись, тут же опустила руку:
– Ты, наверное, хочешь сказать, что я выгляжу отвратительно и мне нужно немедленно привести себя в порядок, иначе полицейские, увидев меня, еще, чего доброго, подумают, что им приходится иметь дело с сумасшедшей, да?
Сара покачала головой и улыбнулась:
– Нет, я имела в виду совсем другое и надеюсь, что ты поняла меня правильно. Хотя выглядишь ты действительно немного диковато. Правда, этого мне говорить не следовало, поскольку свои волосы ты унаследовала от меня, бедное мое дитя!
Джесс едва сдержала улыбку, а потом рванулась в ванную. Она подумала, что если замешкается, то еще, чего доброго, сможет прозевать очень важный звонок. Она наскоро умылась холодной водой, потом тщетно попыталась расчесать спутанные рыжие кудри. Огненный цвет волос ей удавалось усмирять при помощи краски, превращая его в приятный рыжевато-каштановый оттенок, но вот с кудряшками ничего поделать было нельзя. И так как она не причесывалась уже почти сутки, теперь возиться с ними пришлось бы достаточно долго.
Однако времени на это сейчас у Джессики не имелось, поэтому она решила попросту заколоть волосы в пучок при помощи пары гребней. После этого она нанесла на веснушчатую кожу лба и носа пудру и посчитала, что теперь готова принять в своем доме кого угодно.
Она машинально осмотрела себя в зеркала, которые Шелдон, словно потеряв чувство меры, установил не только над раковиной, но еще и по обе ее стороны. Она тихо застонала, обратив внимание на свои массивные бедра, которые казались почему-то еще толще из-за того, что Джессика надела сегодня спортивные шорты и блузку без рукавов. Когда Шелдон начинал критиковать ее, она всякий раз отбивалась, объявляя, что такая грушевидная фигура характерна для всех женщин, рожденных в Англии. Теперь Джесс подумала о том, не стоит ли ей переодеться во что-нибудь не столь вызывающее, а то Шелдон, вернувшись домой, обязательно начнет отпускать шуточки по поводу ее целлюлита, с которым Джесс уже перестала бороться. Однако она тут же отбросила эту мысль, словно устыдившись ее. Как она может сейчас смотреться в зеркало и рассуждать о ширине своих бедер, когда еще неизвестно, где находятся ее муж и сын и что вообще с ними произошло?! Джесс поняла, что ей сейчас срочно нужно выпить чего-нибудь покрепче.
Женщина поспешила на кухню, где ее мать уже приготовила сэндвичи и теперь сражалась с последней моделью кофеварки, которую Шелдон приобрел по случаю очередной годовщины свадьбы.
Со спины Сара походила на собственную дочь. Те же рыжие волосы, немного поблекшие с возрастом, и та же не слишком привлекательная грушевидная фигура, узкая сверху и неизменно расширяющаяся в нижней половине. При этом Сара выглядела, одевалась и вела себя как женщина, моложе своих лет, хотя ее возраст приближался к шестидесяти.
– Ты уже позвонила в полицию? Что они тебе ответили? – с порога спросила Джесс.
– Боюсь, ничего утешительного они мне сказать не смогли. Нужно еще немного подождать. Они посоветовали связаться с гостиницей, где останавливались Шелдон с Си-Джеем. Здесь никаких несчастных случаев не происходило, а если это стряслось там, во Франции... Ну и тут ничего страшного нет. У обоих были при себе документы, и, кроме того, Шелдон вел собственную машину. – Сара повернулась к дочери. – Я думаю, что отсутствие новостей в нашем случае действительно равносильно хорошим новостям.
– Но как я могу с ними связаться, если, черт возьми, даже не знаю, в какой именно гостинице они останавливались? – Джесс снова повысила голос, но теперь он звучал так, словно она пыталась защищаться. – Шелдон сказал, что отель они выберут на месте, и добавил, что это является обязательным условием их невероятного приключения. Он, конечно, обещал мне сразу же позвонить, но не сдержал своего слова. Я сперва рассердилась, а потом решила, что он либо, как всегда, забыл сообщить мне о гостинице, либо подумал, что будет лучше не тревожить меня без надобности. Ну и, конечно, такая изоляция, по его мнению, заодно должна была еще больше сблизить его с сыном.
– Скорее всего, так оно и получилось. Наверное, лучше всего будет еще немного подождать и посмотреть, как станут разворачиваться события. Ты ведь лучше меня знаешь своего мужа. Если он что-то задумал, то будет гнуть свою линию до победного конца. – Сара замолчала. Она старательно подбирала слова, чтобы не обидеть свою дочь. – Мы же обе с тобой знаем, что Шелдон обладает удивительным самомнением. Скорее всего, думая только о себе, он даже не представляет, сколько волнений доставляет тебе в эти минуты. – Сара протянула к Джесс руки: – Иди ко мне, дорогая. Все будет хорошо, поверь мне. Шелдон – примерный отец. Он не станет предпринимать ничего такого, что могло бы подвергнуть жизнь Си-Джея опасности. Нет, он ни за что не посмеет так рисковать. Наверное, они упиваются обществом друг друга, а если такая компания их обоих устраивает, они могут и задержаться на денек. При этом, повторяю, ни один из них даже не задумывается над тем, как тебе приходится волноваться и переживать. Перестань фантазировать. Так ведь и рехнуться можно.
Стараясь сдержать слезы, Джесс шагнула вперед и угодила прямо в объятия матери, как это часто бывало в ее детстве.

* * *

Мать и дочь во многом походили друг на друга. Конечно, внешность – не самое главное в человеке. Но к Джессике перешел и легкий характер матери. Обе женщины быстро сходились с людьми, заводили дружбу с соседями и старались ни с кем не ссориться. Правда, иногда получалось так, что их обижали, и тогда это становилось тяжелой душевной травмой.
Сара сознавала и то, что временами и она, и Джессика сами подготавливали почву для таких трагедий, не предпринимая ничего существенного, чтобы избежать несчастья.
Так, например, получилось с Сарой много лет назад, когда от нее ушел муж. Она влюбилась в красивого мужчину, который вполне отвечал стандартам девичьей мечты. Но больше всего Саре запомнилось охватившее ее отчаяние, когда Микки в один прекрасный день сообщил о том, что уходит навсегда.
Саре исполнилось чуть больше двадцати, когда она осталась одна, да еще с годовалым ребенком на руках. Теперь ей нужно было самостоятельно сводить концы с концами. А Микки Уэллс понял, что так и не нашел себя, а потому отправился, как и многие другие хиппи, куда-то в Индию. С тех пор они не виделись. Таким он и запомнился Саре – высокий, самоуверенный, с обворожительной улыбкой на губах. Счастливый человек, у которого полностью отсутствует чувство ответственности перед другими людьми. Сара только пожала плечами и начала строить новую жизнь для себя и своей малютки. Они так и жили вдвоем, становясь год от года все ближе друг другу.
Сара не любила, когда, говоря о них, использовали выражение «как сестры», имея в виду, конечно, внешнее сходство. Но все же приятно сознавать, что между ними существовала крепкая связь. Иногда Сара сожалела о том, что после ухода Микки ей так и не удалось встретить настоящего мужчину. И все же Микки, несмотря на все свои многочисленные недостатки, так и оставался любовью всей ее жизни, а в отношении других кавалеров Сара всегда проявляла бдительность и осторожность. Может быть, даже излишнюю.
Когда Джесс представила матери такого же красивого и самоуверенного, как Микки, американца, с которым дочь познакомилась во время отпуска в Мексике, сердце Сары ухнуло в пропасть. Ей показалось, что дочь непременно повторит ее собственную историю любви – настолько напомнил ей Шелдон бывшего мужа. Правда, в отличие от оборванца Микки, этот мужчина оказался весьма состоятельным.
Если судить по внешности и отбросить тот факт, что Уэллс считал себя хиппи, а Паттерсон являлся во всем консерватором, эти двое мужчин очень походили друг на друга. Однако Сара не стала заострять на этом внимание. Она вела себя сдержанно и дала себе слово не вмешиваться в личные дела дочери и не осуждать ее выбор. Она просто скрестила пальцы на удачу и дала свое согласие на брак. Но вскоре Шелдон все же сумел покорить Сару и заслужить ее расположение к своей особе.
На первый взгляд Шелдон Паттерсон действительно казался идеальным партнером для Джессики. Мечтательный, жизнерадостный и состоятельный, он обещал Джессике золотые горы и столько ребятишек, сколько захочет она сама. Одновременно он поклялся Саре в том, что никогда в жизни и ни при каких обстоятельствах не посмеет обидеть ее дочь.
Сара безоговорочно поверила ему. Впрочем, как и Джесс. Теперь она задумалась о том, а правильно ли было тогдашнее ее суждение?
– Я знаю, что мне надо сделать! – вдруг воскликнула Джессика. – Я ведь еще не позвонила Карле! Ну ты знаешь. Ее сын Бен дружит с Си-Джеем, они часто играют вместе. Возможно, Карле что-то известно про это путешествие. Ее муж Тоби – единственный близкий друг Шелдона. И если Шелдон хоть кому-то успел рассказать о своих планах, то это должен быть Тоби. – Джесс бросилась было к телефону, но тут же замерла на месте. – Нет, я воспользуюсь дополнительной линией. Если вдруг зазвонит телефон, сразу же крикни мне.
Она исчезла в кабинете, но очень скоро вернулась. При этом вид у нее был еще более растерянный.
– Все это как-то слишком уж странно, мам, – хмуро сказала Джессика. – Ни Карла, ни Тоби ничего дельного мне не сообщили. Похоже, они вообще не в курсе, что Шелдон собирался повезти Си-Джея во Францию. Что ж, это и неудивительно. Но что-то в голосе Карлы меня взволновало.
Сара прислонилась спиной к дверному косяку:
– Продолжай.
– Ну в общем, у Карлы был какой-то странный голос. Я даже сама испугалась. Одним словом, она сейчас приедет. Говорит, что ей нужно кое о чем поговорить со мной, но сделать она это должна только при личной встрече. – Джесс с волнением уставилась на мать: – Мам, знаешь что? Мне почему-то становится по-настоящему страшно.

2


Мысли в голове Карлы Бартон путались. Она носилась по комнате, забрасывая необходимые мелочи в сумочку, затем подхватила куртку. Все это время она убеждала двух своих малышей, что уходит ненадолго и очень скоро вернется. За Карлой по пятам следовал ее муж. Тоби пытался убедить супругу оставаться дома и, как мог, отговаривал ее от посещения Джесс.
– По-моему, это не лучшая твоя идея. Понимаешь, нам не следует вмешиваться в чужие дела. Кроме того, мы ведь все равно не сможем ей помочь. Мы же, по сути, ничего не знаем. Помнишь, как говорится: дважды два иногда выходит пять? Ты можешь напрасно расстроить Джессику.
Он нервно запустил пальцы в волосы и схватил жену за руку, пытаясь таким образом хотя бы замедлить ее сборы в дорогу.
– Ну послушай меня, дорогая, – снова взмолился Тоби. – Если ты все напутала, то Шелдон, когда вернется, никогда нам этого не простит. И Джесс, кстати, тоже. И твое мимолетное желание помочь соседке может стать окончанием нашей дружбы.
Карла на секунду замешкалась, но потом демонстративно схватила свои ключи, лежавшие на тумбочке, и бросила их в сумочку. Она заговорила достаточно тихо, чтобы ее не услышали дети, но голос ее, тем не менее, прозвучал довольно решительно:
– Тоби, я ни в чем не могу сейчас быть уверена, но одно я знаю наверняка: мне нужно было рассказать обо всем бедняжке Джесс гораздо раньше. Боже мой, оказывается, я такая трусиха! Но если бы что-то подобное случилось со мной, мне бы хотелось, чтобы кто-то все же рассказал мне всю правду. А ты пока что присматривай за детьми и проследи, чтобы они сделали домашнее задание. Ох уж эти чертовы няньки! – Последние слова она выкрикнула так громко, что дети невольно повернулись в ее сторону и уставились на мать удивленными глазенками.
Тоби понизил голос и быстро зашептал:
– Не вздумай ничего говорить ей. Это только наши домыслы, и если они не оправдаются, то мы получим сполна! Еще никому не становилось лучше оттого, что он начал вмешиваться в чужую семейную жизнь. Я уж не говорю, что твой визит может испортить мои деловые отношения с Шелдоном. А ведь его бизнес имеет огромное значение для нашей компании, и тебе это хорошо известно. И если...
Карла бросила сердитый взгляд на мужа и перебила:
– Ты только об этом и думаешь! А я все равно чувствую, что мой долг – повидаться с ней и рассказать все то, что известно мне самой. Она сейчас с ума сходит, ее воображение рисует ей черт знает какие кошмарные картинки! Я только скажу то, что мы с тобой знаем, вернее, о чем догадываемся. Ну а дальше ей придется решать самой, как следует воспринять данную информацию и как на нее отреагировать. У нее пропал ребенок! Боже мой! Ты только представь, что то же самое случилось бы с одним из наших детей!..
Лицо мужа приобрело обиженное выражение, и Карла продолжила уже более мягко:
– Ну прости меня, милый, я понимаю, что ты ни в чем не виноват. Если что-то пойдет не так, я всю вину возьму на себя. Я и так уже на себя злюсь. Можешь сообщить об этом Шелдону, когда он появится. Если, конечно, такое вообще произойдет. Во всем виновата только я. Если ошибаюсь, то буду готова расцеловать его задницу. – Карла улыбнулась. – В переносном смысле, разумеется.
Она подошла к мужу и чмокнула его в щеку. Тоби снова успел схватить ее за руку:
– Ты там будь с ней поаккуратней. Не грузи ее уж слишком...
– Ну конечно! Я постараюсь. Пожелай мне удачи, сейчас она будет очень кстати. Мне предстоит очень нелегкое дело, как ты сам понимаешь...
Карла подъехала к находившемуся неподалеку дому Джесс и, остановившись на минуту перед въездом на участок, глубоко вздохнула. Затем она аккуратно припарковала машину за автомобилем Сары.
Ей даже не пришлось звонить, потому что Джесс уже поджидала ее у двери, нервно переминаясь с ноги на ногу. За ней стояла Сара, робко выглядывая из-за плеча дочери.
– Заходи.
Джесс не стала тратить время на обычные официальные приветствия, которыми всегда обменивалась при встрече с этой стройной элегантной женщиной. Карла выглядела спокойной и удивительно хладнокровной при любых обстоятельствах. Сейчас Джесс вспомнила об этой ее уникальной способности и даже немного позавидовала ей. Куда уж Джессике равняться с ней.
– Что все это значит, Карла? – без предисловий начала Джесс, склонив голову набок и вопросительно глядя на подругу. – О чем тебе так не терпелось поговорить со мной наедине? Мне это очень важно знать. Я тут с ума схожу! Совсем потеряла голову, не знаю, что и думать. Я так волнуюсь за Шелдона и Си-Джея!
– Я тебя прекрасно понимаю, Джесс. Боюсь, что именно поэтому я сразу же и примчалась сюда. – Карла шагнула в прихожую.
Несмотря на необычные обстоятельства, заставившие Карлу приехать к Джессике, подруга не могла не обратить внимания на дорогие новые обои и запах свежей краски.
– Значит, ты снова решила заняться отделкой, Джесс? Очень мило. У тебя прекрасные дизайнерские способности, – говорила Карла, пытаясь найти безобидную тему, чтобы хоть как-то разрядить напряжение. Она сняла куртку и протянула ее Джессике.
– Да, мне хотелось все закончить к приезду Шелдона и Си-Джея. Я думала устроить для них приятный сюрприз. Я все делала потихоньку, так, что они даже ничего и не замечали...
Джесс замолчала не в силах более сдерживать своих эмоций. Ей не терпелось узнать, что же такого таинственного может ей поведать Карла. Но, с другой стороны, Джесс понимала, что ничего хорошего она не услышит, а потому, сама того не замечая, старалась хоть немного отодвинуть этот страшный момент.
Сара ощутила всю боль своей дочери, перед которой стояла столь неприятная дилемма, а потому выступила вперед, намереваясь решить эту проблему самостоятельно.
– Мы с вами раньше не встречались, – негромко начала она. – Меня зовут Сара. Я мать Джесс, как вы, наверное, уже успели догадаться. Давайте все вместе пройдем в гостиную. Если я все правильно поняла, вы можете сообщить нам что-то важное по поводу исчезновения Шелдона и Си-Джея.
Она пошла первой, Карла последовала за ней. И хотя Джесс понимала, что ей тоже нужно идти в гостиную, ее ноги вдруг стали ватными и отказывались повиноваться. Она так и стояла в дверях, не в силах сделать и шага. В голову лезла всякая чушь из далекого детства, какие-то суеверия и способы, при помощи которых можно отвести несчастье.
Не наступай на щели в полу, а если это произошло, то повернись вокруг себя три раза и скрести пальцы, потом крепко зажмурься и загадай, чтобы все было хорошо, но никому об этом не рассказывай...
– Джесс? Ты идешь?
– Да-да, конечно. – Джессика собралась с мыслями и прошла в гостиную. – Так что ты хотела сказать мне, Карла?
Услышав ее тихий молящий голос, Карла почувствовала себя крайне неловко. Примостившись на диване, она произнесла:
– Послушай, Джесс, наверное, все это мне следовало бы рассказать тебе уже давно, но все дело в том, что я и сейчас не уверена, права ли я и имеет ли какое-нибудь отношение мое известие к исчезновению твоей семьи. Я знаю только одно: услышать тебе все это будет крайне неприятно. – Она помолчала. – В общем, София собрала свои вещички и отчалила в неизвестном направлении примерно неделю тому назад.
– Кто такая София? – удивленно спросила Сара.
– София работает няней у Карлы. Эта девушка из Испании, иногда я прошу ее посидеть с Си-Джеем. – Джесс перевела внимательный взгляд на подругу. – Мне, конечно, очень жаль это слышать, Карла, но сейчас я как-то не намерена обсуждать проблемы твоих домработниц и нянек. У меня в голове вертятся совершенно другие мысли. Я волнуюсь за Си-Джея. Они так сильно опаздывают, что мне кажется, будто с ними произошло что-то очень нехорошее. Наверное, они попали в автомобильную аварию.
– Нет, Джесс, ты ничего не поняла. Я пытаюсь тебе объяснить, что Шелдон, похоже, уехал примерно в то же самое время.
– Ну и что с того? Какое имеет отношение твоя нянька к моим проблемам? – Голос Джесс прозвучал холодно и как-то отстраненно.
Она почувствовала, как внутри нарастает самая настоящая злость. С какой стати соседка сейчас явилась сюда? У Джессики крупные неприятности, а она, видите ли, переживает за свою няньку! Тем не менее на Джесс навалилось какое-то очень нехорошее предчувствие.
– Послушай, Джесс, – неуверенно произнесла Карла и тяжело вздохнула, – ты меня прости еще раз, но я не собираюсь больше ходить вокруг да около. Дело в том, что у меня имеются подозрения, что Шелдон крутил роман с Софией. – Она перевела взгляд на Сару. – Ну вот и все. Наконец-то я высказала все это вслух. Простите меня. Я надеюсь, что ошибаюсь, но она упорхнула именно тогда, когда уехали Шелдон и Си-Джей. Мне кажется, что они и сейчас находятся вместе.
Джесс запустила пятерню в волосы:
– Как ты можешь говорить такое? Этого не может быть! Как ты посмела даже думать об этом?! Шелдон никогда бы не поступил так со мной! – Джесс посмотрела на мать. – Ну скажи же ей, мам. Ну как ей не стыдно являться сюда и нести какую-то откровенную чушь прямо мне в лицо?! Уж если бы Шелдон начал флиртовать, я бы первая это заметила, правда?
Карла внимательно рассматривала свои руки, желая провалиться вквозь землю. Джесс захотелось ударить ее по лицу. Просто накинуться на соседку и влепить хорошую оплеуху, чтобы та заткнулась и больше не говорила подобных гадостей! Она уже сделала шаг вперед, но в этот момент Сара осторожно дотронулась до руки дочери.
– Выслушай Карлу до конца, дорогая. Даже если ее слова не оправдаются, нам сейчас очень важно узнать все, что она думает. – Она повернулась к Карле, мрачно улыбаясь: – Продолжайте, пожалуйста. Расскажите нам все, что вас так тяготит, а потом объясните, что вас заставило прийти к подобным выводам. Мы очень обеспокоены отсутствием Шелдона и Си-Джея. Понимаете, они ведь должны были вернуться еще вчера.
Джесс слышала, как разговаривала ее мать с Карлой, но слова казались ей какими-то непонятными и очень далекими. Кроме того, ей было странно сознавать, как совершенно посторонний человек может говорить о ее муже такие страшные вещи. Как она может рассуждать о том, чего никогда не происходило в реальной жизни?!
– Мне действительно очень жаль, Джесс, – доносился до нее голос Карлы, в котором теперь явно слышались сочувственные нотки. – И если бы в этом деле не был замешан Си-Джей, я, наверное, так бы и продолжала молчать. Кстати, Тоби не хотел, чтобы я приезжала к вам, но, будь я на вашем месте, я бы хотела услышать любую информацию, если бы пропал мой ребенок.
– Я вас хорошо понимаю, – услышала Джесс голос матери, – но все это, скорее всего, просто ваши домыслы. Разве их отъезд не мог быть простым совпадением? То есть, я хочу сказать, что ваша няня, наверное, объяснила вам причину своего ухода? Или, в крайнем случае, оставила записку?
Карла нахмурилась, отвернулась и ответила не сразу. Видимо, тщательно подбирала слова:
– Нет. Видите ли, она не сочла нужным переговорить со мной. Она просто собрала свои вещи и уехала, а случилось это с неделю назад. Ах да, она еще что-то невнятно пыталась рассказать мне о своем якобы смертельно больном брате. Но я понимала, что это ерунда. Я видела, что она нагло врет, и все же не могла не отпустить ее. Да вы и сами поймите: кому нужна такая безответственная нянька? Имелись и другие причины, почему я не стала ее задерживать и не уговорила остаться. Но это стало понятно только теперь. Знаете, как это бывает? Когда оглядываешься назад, все сразу становится таким очевидным, что удивляешься, как же раньше ничего не замечала?
Карла поднялась с дивана и подошла к Джессике. Женщина стояла возле камина, опустив голову.
– Послушай, Джесс, может быть, я действительно искажаю факты и все на самом деле не так уж и страшно. Но София работала у меня не один месяц, и все это время я знала, что у нее есть какой-то таинственный воздыхатель. Я имею все основания это утверждать. Пойми, через наш дом прошла не одна няня, причем все они были у меня, так сказать, au pairs1 , то есть у меня на виду. Так что я научилась распознавать подобные вещи. Правда, о том, что этот поклонник Шелдон, я догадалась, конечно же, не сразу.
Джесс молчала. Карла сочувственно посмотрела на Сару:
– Я не хочу сейчас вдаваться в подробности, чтобы совсем уж не расстраивать Джесс, но я на девяносто девять процентов уверена в том, что Шелдон сейчас находится вместе с Софией. Но это ведь вовсе не означает, что так будет всегда и что Шелдон решил окончательно сбежать вместе с Софией, верно? Рано или поздно он обязательно вернется сюда. К тому же он забрал с собой Си-Джея.
Карла хотела сказать что-то еще и уже раскрыла рот, но так и застыла на месте, увидев, как внезапно изменилась Джессика. До этого момента она казалась рассеянной и безучастной. Теперь же плечи ее опустились, она вся сжалась от горя.
– София... Ну конечно же, – пробормотала она так тихо, словно разговаривала сама с собой. – Теперь я понимаю, что так беспокоило меня все это время. Мне с самого начала казалось, что тут что-то не так, но я никак не могла найти причину своего волнения. Теперь же, когда мне раскрыли глаза, все кажется таким очевидным! – Джесс резко повернулась и вылетела из комнаты так стремительно, что споткнулась о разлегшегося на пороге черного лабрадора. – Глупая собака, чтоб тебя! Вон отсюда! Пошел прочь!
Отпихнув пса ногой, она помчалась на кухню, оставляя в гостиной ошеломленных женщин. Но через минуту она снова была в гостиной, неся фотографии в резных рамках, которые еще недавно позаимствовала в кабинете мужа. Она держала их высоко над головой, словно торжествуя.
– Вот! Вы только посмотрите сюда! Ну что вы тут видите? Да не молчите же! – Джесс так разошлась, что почти кричала. Ей никак не удавалось успокоиться. Тогда она села на диван и жестом пригласила Сару и Карлу устроиться рядом. – Ну что вы тут видите? – не унималась она, тыча пальцем в фотографии.
Один снимок был сделан на свадьбе. Молодожены смотрели друг на друга влюбленными глазами и держались за руки. Их кольца сверкали на солнце. Впрочем, глаза их тоже сияли от счастья, и фотограф не преминул навсегда запечатлеть этот торжественный момент.
На втором снимке оказался кадр со дня рождения Си-Джея. Эту непрофессиональную фотографию сделал, видимо, кто-то из гостей. На ней был изображен Шелдон. Си-Джей сидел на коленях у отца и широко ему улыбался. В глазах Шелдона тоже светилась любовь, и взгляд его походил на тот, что был «пойман» на первой, свадебной, фотографии.
Сара и Карла переглянулись. Они ничего не понимали.
– Я не знаю, куда ты клонишь, Джесс. При чем тут эти фотографии? – Сара поморщилась, продолжая вглядываться в снимки.
Карла присмотрелась к портретам повнимательней.
– Боже мой, – едва слышно выдохнула она. – Кажется, я понимаю, на что ты намекаешь. Вот черт! А я-то, дурочка, еще надеялась, что ошибаюсь. Но теперь...
– Зато я еще ничего не понимаю, – пожаловалась Сара.
– А вы приглядитесь получше, – посоветовала Карла, указывая на второй снимок. – Посмотрите на выражение лица Шелдона, проследите за его взглядом.
– И что же? – Сара неопределенно пожала плечами. – Он выглядит счастливым отцом. Но этого и следовало ожидать, ведь снимок сделан на дне рождения Си-Джея. Я хорошо помню, я же сама присутствовала на празднике.
– Все верно, но вот только на кого именно он сейчас смотрит? Уж, разумеется, не на мальчика, верно? Он бесстыже пялится на Софию, которая сидит в противоположном углу комнаты.
И женщины снова уставились на злосчастный снимок. На заднем плане виднелись гости, но совершенно очевидно, что взгляд Шелдона, полный любви, предназначался симпатичной юной испанке. Правда, лицо ее оказалось несколько размыто, но все же можно было понять, что взгляд Софии отличался не меньшей страстью.
Джесс вдруг почувствовала себя так, как если бы ее со всей силы ударили кулаком в живот.
На лице Шелдона был запечатлен тот преисполненный любви взгляд, который, как наивно полагала Джессика, всегда принадлежал только ей.
– Мне нужно побыть одной. Я хочу немного полежать у себя в спальне, – спокойно объявила хозяйка дома. – Со мной все в порядке, просто сейчас мне требуется время, чтобы все хорошенько обдумать. Я должна принять правильное решение.

3


Прошло несколько минут, а перед мысленным взором Джессики Паттерсон пробежало столько картин, что она поняла одно: в самое ближайшее время жизнь ее может круто измениться и при этом навсегда. Когда Шелдон наконец вернется, ей придется объясниться с ним. И если то, чего она так боялась, окажется правдой, то ни о каком продолжении семейной жизни уже не будет и речи.
Больше всего на свете Джессика боялась и ненавидела супружескую измену. И Шелдон не только знал об этом, но и всегда утверждал, что полностью разделяет ее взгляды.
Когда они познакомились, Шелдон все еще не мог оправиться после недавнего развода со своей первой женой Кей. Он подробно рассказал Джесс печальную историю своего брака. Он женился на Кей в Неваде, повинуясь страсти и действуя в порыве чувств. Уже позже он, к своему сожалению и разочарованию, выяснил, что со стороны Кей это был чистый расчет и ни о какой любви речи не шло. Через пару лет они развелись, и Кей тут же вернулась к своему бывшему парню. При этом она потребовала от Шелдона столько денег, чтобы можно было организовать вместе со своим истинным избранником общее дело, о чем они, собственно, всегда и мечтали.
– Никогда больше ничего подобного не повторится, – частенько заявлял после этого печального случая Шелдон. – Развод отменяется. Жениться нужно так, чтобы брак длился всю жизнь.
Джессика задумалась. Справедливо ли обвинять его в неверности, исходя лишь из предположений Карлы и одного-единственного снимка? Неужели этих доказательств хватит, чтобы разрушить счастливую семейную жизнь, длившуюся не один год?
Джессика мерила шагами спальню, не находя себе места. Она пыталась дать разумное объяснение всему случившемуся, но и это оказалось невозможным. Ведь раньше она и заподозрить не могла Шелдона в измене. Не было для этого ни малейшего повода, ни намека. Ничто не указывало на то, что у Шелдона имеется роман на стороне. Хотя, будучи доверчивой и убежденной в том, что их взаимоотношения строятся исключительно на любви, Джессика и не подумала бы искать какие-то дурацкие доказательства измены собственного мужа.
Конечно, не все шло гладко в их семейной жизни, но любые проблемы легко решались. К тому же Джессика прекрасно понимала, что с подобными трудностями приходится сталкиваться всем парам, когда проходит первая волна любовного увлечения и молодым людям приходится окунаться в быт и будни, неизменно несущие с собой целый ряд характерных проблем и забот.
Джессика снова критически осмотрела себя в зеркале и подумала о том, что, возможно, действительно запустила себя в последнее время. Стоило ей лишь немного напрячь воображение, как она почти увидела рядом с собой Софию. Уверенная и жизнерадостная, София разговаривала с небольшим испанским акцентом, что не только не портило ее великолепного английского языка, но, напротив, добавляло ей привлекательности и очарования. Эта девушка смотрелась сексуально даже в потертых джинсах, старых кроссовках и при полном отсутствии косметики на лице.
Вот такая она, София, нянька, которая работала и жила у Карлы. И ведь эту девушку сама Джесс с удовольствием приглашала в свой дом и просила посидеть со своим сыном, потому что мальчик души в ней не чаял.
София обладала прекрасной фигурой. Высокая и стройная, со смуглой кожей и роскошными черными блестящими волосами, она казалась очень хрупкой.
Да, красоту Софии отрицать бессмысленно. Девушка очень привлекательна, уверена в себе и на редкость умна. Как-то раз, за чашечкой кофе, София по-дружески разоткровенничалась с Джессикой и сказала, что роль няньки ее вполне устраивает, поскольку предоставляет великолепную возможность путешествовать по всему миру. Она копила деньги и ждала наступления того дня, когда могла бы уйти от Карлы и уехать в другую страну, чтобы там найти себе такую же работу.
Тогда Джессика с удовольствием общалась с Софией и была рада, что девушка могла подменить ее и посидеть некоторое время с Си-Джеем. Джесс полностью доверяла ей. Теперь же она с ужасом вспоминала те дни, когда позволяла Софии свободно входить в свой дом, а возможно, и к собственному мужу.
Женщина критически разглядывала свою фигуру. Да, что касается веса, она имеет лишних двадцать фунтов, причем все они сосредоточились на ее бедрах и ягодицах. Джесс подумала о том, что, в глазах Шелдона, она, безусловно, распустилась и совершенно не следила за своей внешностью. Ей становилось понятно, почему Шелдон мог предпочесть стройную и всегда подтянутую Софию. Тем более что девушка была моложе Джесс и, конечно, гораздо красивее.
Но Си-Джей! Внезапно она вспомнила о сыне и от этого разволновалась еще больше. На некоторое время Джесс перестала думать об измене мужа. Где, черт возьми, они находятся сейчас, в данную минуту? И что же будет потом, когда они наконец вернутся домой? Как она будет выживать, оставшись одна, без мужа, если их брак завершится разводом? И разве может быть иначе, если Шелдон изменял ей?
Джессика бросила работу медсестры именно по настоянию Шелдона. Джесс решила не противиться его просьбе. Она не возражала против того, чтобы оставаться дома, посвящая все свое время мужу и ребенку. Кроме того, Шелдону по службе приходилось часто уезжать в командировки, и оттого, что он редко бывал дома, мать и сын постепенно сближались все больше. Эта связь показалась Шелдону слишком сильной. Впрочем, он с самого начала противился такой чрезмерной любви Джесс к сыну.
– Джесс! – донесся голос матери из-за двери. – Можно мне войти? Я просто хочу убедиться, что с тобой все в порядке. Я же понимаю, какой шок тебе пришлось пережить!
Джессик вернулась к реальности:
– Я в полном порядке, мам, точно. Я скоро сама спущусь к тебе. Карла все еще у нас?
– Да. Она очень расстроилась из-за того, что ей пришлось тебя огорчить.
– Хорошо, я уже спускаюсь к вам. Мне нужно знать все, буквально все, до мелочей, поэтому предупреди ее о том, чтобы она не вздумала ничего от меня скрывать. И пусть ничего не боится и не щадит мои чувства.
– Пожалуйста, открой мне дверь.
Джесс тяжело вздохнула:
– Мам, со мной все в порядке. Через минуту я обязательно к вам присоединюсь. А ты пока налей нам всем чего-нибудь выпить, да покрепче.
Джесс прекрасно понимала, что откладывать доверительную беседу не имело смысла. Необходимо спуститься в гостиную, чтобы выслушать все то, что ей меньше всего хотелось услышать.
Не желая чувствовать себя неуютно в присутствии всегда элегантной и аккуратной Карлы, Джесс быстро переоделась. Она с отвращением выбросила полнящие ее шорты в мусорную корзину и вместо них надела бежевую юбку, доходившую ей до половины голени и удачно скрывавшую полноту бедер. К ней Джесс подобрала нежно-зеленый кашемировый свитер, который великолепно сочетался с цветом ее глаз. Кроме того, ее волосы теперь уже не казались такими рыжими. Джесс понимала, что поступает сейчас глупо, почти абсурдно, но ничего не могла с собой поделать.
Прежде чем спуститься в гостиную и предстать перед Карлой, Джессика в отчаянии снова набрала мобильный номер Шелдона. Опостылевшие за эти сутки слова «абонент недоступен» эхом отзывались в голове, когда Джессика решительно вошла в гостиную. Карла сидела на краешке дивана и нервно вертела в руках чашку.
– Карла, я долго думала о том, что ты мне сказала, и пришла к выводу, что теперь ты должна договорить все до конца. Мне нужно узнать буквально все. Пойми меня правильно. Я должна быть полностью подготовленной к тому моменту, когда Шелдон наконец вернется домой.

4


Карла Бартон никак не могла сосредоточиться. Мысли вихрем кружились в голове, возникло неясное ощущение опасности. Будто сейчас она выпустит на свободу что-то очень страшное, некую силу, которую потом будет очень сложно усмирить. Пока Джесс пыталась успокоиться наверху, в собственной спальне, Карла решила рассказать о своих опасениях Саре, но та отказалась выслушать ее, заявив, что не станет ничего обсуждать в отсутствие дочери.
Сара налила себе изрядную порцию неразбавленного виски, приготовила такую же для Джесс. Карла отказалась от крепких напитков, отдав предпочтение чашечке черного кофе. Тишина в гостиной становилась невыносимой. Женщины продолжали ждать появления хозяйки дома. За это время Карла успела собраться с мыслями, припомнила все уместные в данном случае факты и даже подготовила некое подобие речи.
Пока Карла ждала подругу, взгляд ее снова привлекли фотографии. На свадебном снимке молодожены стояли в классической позе. Такие портреты можно увидеть в витринах фотостудий. Жених был выше среднего роста, с выгоревшими светлыми волосами, уложенными при помощи специального геля, и загорелой под калифорнийским солнцем кожей. Улыбка его, достаточно широкая, смотрелась довольно искренне. Шелдон влюбленными глазами смотрел на невысокую Джесс. Ее платье цвета слоновой кости имело идеальный для ее фигуры крой. Оно подчеркивало ее красивые плечи и изящную грудь, одновременно отвлекая внимание от чересчур широких бедер.
Когда Карла познакомилась с супругами Паттерсон, волосы у Шелдона успели потемнеть, загар – сойти, а Джесс к тому времени заметно округлилась. И все же еще несколько недель назад Карла искренне считала их идеальной парой, полагая, что все в их семье идет нормально.
Впечатляющий коттедж, в котором жили Паттерсоны, располагался в престижном пригороде Кембриджа. Дом был прекрасно обставлен, и его отделка свидетельствовала о хорошем художественном вкусе хозяев. Карла даже сначала думала, что эти люди кичатся своим богатством и, чтобы произвести еще больший эффект на соседей, разъезжают в одинаковых «Мерседесах», только разного цвета.
Шелдон часто отлучался. Ему приходилось частенько летать по работе в Лос-Анджелес. Иногда все семейство отправлялось в Америку навестить Перл, мать Шелдона.
И хотя официально считалось, что Паттерсон работает в компании, занимающейся продажей недвижимости, он много времени уделял исследованию финансового рынка, где трудился Тоби. Компания мужа часто использовала его акции и облигации.
Внешне жизнь Паттерсонов казалась идеальной для любящих супругов и их замечательного ребенка. По мнению Карлы, Си-Джей был послушным мальчиком, по сравнению с которым ее двое сорванцов казались законченными хулиганами. Карла всегда ставила его в пример, настолько хорошо себя вел маленький Си-Джей. Но, с другой стороны, Карла весь день проводила на работе, и когда приходила домой, это всегда вызывало бурную реакцию детей, которые устраивали соревнования, стремясь завладеть ее вниманием.
Си-Джею, разумеется, не нужно было одерживать верх над конкурентами. Он являлся единственным ребенком в семье. К тому же мать его находилась весь день дома и посвящала ему все свое время.
В общем, Карла даже немножечко завидовала Джессике в том, что касалось свободной и беспечной, как ей казалось, жизни. Но только до этого дня.
Джесс заглянула в глаза подруге. Решительно сказала:
– Ну что ж, я готова. Мне нужно знать все, до самых мельчайших деталей. Пожалуйста, не щади меня. Речь идет о Си-Джее. И если Шелдон прихватил с собой еще и Софию, значит, он предал меня дважды. – Она покачала головой. – Что ж, наверное, я сумею все это пережить, если очень постараюсь. Но мне нужно вернуть своего сына. Я не смогу жить без него. Я просто не смогу без него существовать! В нем заключена вся моя жизнь.
Карла глубоко вздохнула. Саре даже стало ее жаль. На долю этой женщины выпала нелегкая миссия.
– Именно поэтому я и пришла сюда. Я скажу все, что знаю. Но если все это покажется тебе полной чушью, прошу, не обижайся на меня и не сердись. Я хочу оставаться твоей подругой, несмотря ни на что. Надеюсь, что при любом исходе мы сохраним нашу дружбу.
– Я тоже рассчитываю на это и ценю твое расположение ко мне, – понимающе кивнула Джесс, приготовившись услышать самое худшее.
Карла все оттягивала начало своего повествования. Она отпила немного кофе, затем принялась разглаживать юбку. Все это время Джесс не сводила с нее взгляда. Хотя жизнь Карлы можно было бы назвать беспокойной, так как ей приходилось вертеться между работой, домом, мужем и детьми, везде успевая и во всем процветая, эта женщина умудрялась всегда выглядеть безукоризненно. Карла никогда не казалась напряженной и, невзирая на обстоятельства, постоянно сохраняла завидное самообладание.
– Ну, ты хорошо знала Софию, – начала Карла, глядя Джессике в глаза. – Это очень симпатичная девушка, возможно, самая лучшая няня из тех, кто работал у меня. Дети ее обожали, и я всегда была уверена в том, что могу спокойно отправляться на работу, полностью доверяя ей своих ребятишек. Но вот недавно все изменилось... В последнее время она стала какой-то рассеянной, словно постоянно думала о чем-то своем. У нее появился очень дорогой мобильный телефон последней модели, и пару раз я видела, как она что-то страстно шепчет в трубку. При этом голос ее звучал как-то заговорщически. Заметив меня, она сразу прерывала разговор, хотя в этом не было никакой необходимости. Ты ведь знаешь, я не очень строгая хозяйка и многое позволяю прислуге.
Джесс улыбнулась:
– Это верно. Я всегда считала, что ей у тебя хорошо живется.
– Я тоже так думала, – мрачно отозвалась Карла, – но она, очевидно, мое мнение не разделяла. София стала приходить очень поздно, часто отпрашивалась. Когда дети уходили в школу, она, вместо того чтобы вернуться в дом и сделать что-нибудь по хозяйству, просто куда-то исчезала. Стало ясно, что она с кем-то встречается. Причем она не хотела, чтобы мне стало известно, кто именно этот мужчина.
Джесс нахмурилась.
– Но почему вы решили, что этот человек именно Шелдон? – вмешалась Сара. – Это мог быть кто угодно, любой из ваших соседей.
– Я понимаю вас, – кивнула Карла, словно извиняясь за свои смелые предположения. – И в течение некоторого времени я действительно даже не догадывалась, кто этот человек. Но, учитывая, в каком секрете София держала своего воздыхателя, я посчитала, что это неспроста. Видимо, ее ухажер был женатым. Более того, она стала появляться в такой одежде и украшениях, которые не могла бы позволить на свое жалованье.
– И все же это еще ничего не доказывает, – повторила Сара. – Это мог быть кто угодно.
– Ну... Джесс или Си-Джей всегда говорили мне, когда Шелдон уезжал в командировку. Теперь, оглядываясь назад, я вспоминаю, что именно тогда София просила у меня выходной. А если я ее не отпускала, та ходила понурая и вечно путалась под ногами, так что мне все равно приходилось отпускать ее. – Карла глубоко вздохнула и продолжила: – В общем, подобных мелочей набралось довольно много, но все решилось, когда я неожиданно вошла в ее комнату. Я, конечно, сначала постучалась, чтобы разбудить ее, а потом сразу вошла. Первое, что бросалось мне в глаза, это рамочка, стоявшая на прикроватной тумбочке и украшенная красными стеклянными сердечками, а в ней красовался коллаж, составленный из фотографий Шелдона с сыном. – Карла сочувственно взглянула на подругу и добавила: – И ни на одной фотографии тебя, Джесс, не было.
Джессика чуть не задохнулась от возмущения, а Карла сделала глоток кофе и продолжала:
– Я, конечно, поинтересовалась, что это такое, но София нашлась и ответила, что сделала себе коллаж потому, что без ума от Си-Джея. Я понимала, что это просто смешно, но что я могла сказать? Она ведь неоднократно сидела с мальчиком, и ее версия могла показаться правдоподобной, хотя я почему-то сразу поняла, что она мне лжет. Да и держалась она так, словно оборонялась, что тоже свидетельствовало о ее моральной нечистоплотности.
– Но как вы можете быть уверены в том, что она действительно не поехала к себе в Испанию, чтобы повидаться с больным братом? – снова вмешалась в разговор Сара. Голос ее звучал умоляюще, словно она просила Карлу согласиться с ее версией, пусть даже противоречащей здравому смыслу. – То есть я хотела сказать, что такой вариант тоже имеет право на существование и кажется мне, например, достаточно правдоподобным. Может, мы все делаем из мухи слона?
– Да, может, конечно, вы и правы. Я тоже все это прекрасно понимаю и отдаю отчет в своих словах. Именно поэтому мне крайне неприятно вытаскивать все наружу! – Карла заговорила отрывисто, словно замечание Сары обидело ее. – Послушайте, я пришла сюда вовсе не для того, чтобы облить Шелдона грязью и уж, конечно, меньше всего мне хотелось бы расстраивать Джесс. Я пришла из-за того, что у моей подруги пропали муж и сын, она позвонила мне и попросила о помощи. И вот я изо всех сил пытаюсь разобраться, что к чему.
– Все в порядке, – перебила Карлу Джесс. – Она совершенно права. Мне действительно жизненно важно узнать, где сейчас находится Си-Джей. Если Шелдон и в самом деле сейчас проводит время с Софией, то вряд ли я смогу как-то ему воспрепятствовать, но при чем тут мой сын? Это же совсем другое дело! А теперь скажи мне, Карла, сколько времени, по-твоему, у Софии продолжался этот тайный роман?
Карла чуть прищурилась, уловив в словах Джесс завуалированный сарказм, однако, когда заговорила, голос ее ничуть не изменился:
– Это всего лишь мои догадки. И если София действительно ходила на свидания к Шелдону, то их отношения длились где-то с полгода, а может, и больше. Не исключено, что они начались почти сразу же после того, как она устроилась к нам работать, а это где-то около года.
– Что?! – взвизгнула Джесс и стремительно вскочила. – Полгода или даже целый год? Этого не может быть! Я бы обязательно узнала! Даже не пытайся убедить меня в том, что я полная идиотка и ничегошеньки не заметила.
– А никто и не говорит, что ты идиотка. Просто Шелдон оказался намного хитрей и, наверное, изобретательней.
– Нет, я все равно не могу в это поверить. Он бы так не поступил со мной! Он не мог так поступить!..
Джесс не могла остановиться. Теперь, когда до нее наконец полностью дошел страшный смысл слов Карлы, она потеряла над собой контроль. Выходило, что ее муж уже несколько месяцев крутил роман на стороне, а она даже ни о чем не подозревала! Нет, такого Джесс вынести не могла.
Прошло несколько напряженных минут. Карла поднялась с дивана, собираясь уходить:
– Извините, но мне уже пора. Мне очень жаль. Если что-нибудь прояснится, ты обязательно позвони мне. Неважно, днем или ночью, я все равно буду ждать. Я взяла недельный отпуск. Нужно детей подготовить к школе и еще найти для них приличную няню, которая не станет отбивать мужей у соседок. – Как только с губ слетели последние слова, Карла тут же прикрыла рот ладонью. – Ой, прости, я сморозила глупость! Представляю, что ты сейчас переживаешь!
– Вряд ли это вообще возможно представить, Карла. Да я и сама, наверное, не смогу описать, что именно я сейчас испытываю.
Сара тоже потянулась за своим плащом, и Джесс охватила паника:
– Но ты же не бросишь меня, мам, да? Я надеялась, что ты останешься со мной подольше. Я не хочу находиться одна, когда он вернется.
Сара нежно погладила дочь по щеке:
– Я лишь заскочу домой, чтобы покормить кота, захвачу с собой кое-какие вещи и тут же вернусь. Я останусь с тобой столько, сколько ты захочешь. Через час я буду здесь.
Джесс аккуратно закрыла за ними входную дверь и вернулась в гостиную. Она взяла в руки тяжелую серебряную рамку со свадебным снимком и что есть силы швырнула о мраморный камин.
Теперь ей хотелось упасть на кровать, сжаться в комочек и спать до тех пор, пока не закончится весь этот кошмар.

* * *

Прошла еще одна бессонная ночь. Женщины не стали подниматься в спальни, а прикорнули прямо в гостиной. Наутро Джесс решила обратиться за помощью в местный полицейский участок, чтобы получить соответствующие инструкции и начать действовать.
Возбужденная до предела, Джессика заставила себя немного успокоиться. Ее представили молодой и симпатичной сотруднице полиции, которая тут же провела ее в один из кабинетов. Джессике предложили отвратительный кофе в пластиковом стаканчике.
– Меня зовут Джуди Симмонс, – представилась сотрудница полиции. – Если я правильно все поняла, ваш муж и сын не вернулись после непродолжительного отдыха. Я, правда, не совсем уверена, что мы сможем вам чем-то помочь, миссис Паттерсон. И все же расскажите мне обо всем подробно и по порядку.
И Джесс поведала Джуди всю историю, не упуская из виду подозрения Карлы. Но хотя Джуди слушала Джессику внимательно и даже временами покачивала головой и вздыхала, она не могла предложить никакой практической помощи. Ведь Джессика прекрасно знала, что ее родные уезжают и даже сама, так сказать, санкционировала этот отдых. Шелдон не был стеснен никакими судебными или иными обязательствами, а потому имел полное право передвигаться по стране и за ее пределами по своему усмотрению. Никаких нелегальных поступков он не совершал, а потому полиция не имела права его задерживать.
– Но он ведь не имел никакого права забирать моего сына и вот так бесследно исчезать? Это же неправильно! Он не должен был так поступать.
– Простите, миссис Паттерсон, но Камерон Джон является не только вашим сыном, но и мистера Паттерсона. Вы оба имеете на него совершенно равные права. Мне бы очень хотелось помочь вам, но из того, что нам известно на сегодняшний день, могу сделать весьма неутешительный вывод. Пока что у нас просто связаны руки.
– Но так не бывает! Должен быть какой-то выход! Он не может вот так просто...
Сотрудница полиции прервала ее страстную речь. Тон ее был сочувственным, но голос прозвучал твердо:
– Я понимаю вас, я ведь сама мать, но ваш сын является также и сыном мистера Паттерсона.
– Да перестаньте вы твердить мне одно и то же! – не сдержалась Джесс. – Это лучшее, что вы можете предложить мне в виде успокоения?
– Я могу порекомендовать вам некоторые организации, которые, вероятно, предложат вам свою поддержку. Ну а пока никакого преступления не совершено. Вы же сами убедили меня в том, что, пока ваш сын находится со своим отцом, ему ничего не угрожает. Во всяком случае, именно сейчас полиция бессильна что-либо предпринять.
Джесс почувствовала, как внутри поднимается волна ярости, а потому постаралась взять себя в руки:
– Если я вас правильно поняла, то вы не в состоянии ничего сделать до тех пор, пока вам не представят два трупа?
– Ну что вы? Не надо себя обманывать, миссис Паттерсон. Неужели вы и в самом деле считаете, что ваши муж и сын попали в автомобильную аварию? Скорее всего, произошло следующее: ваш муж решил немного отдохнуть со своей предполагаемой подружкой. Ну а сына прихватил с собой, так сказать, в качестве алиби. Мне не хочется расстраивать вас, но, судя по тому, что вы мне сами только что рассказали, это наиболее достоверное объяснение отсутствия вашего супруга. – Джуди Симмонс вздохнула. – Боюсь, что нечто подобное происходит в современном мире сплошь и рядом. И вряд ли ваша теория о катастрофе имеет под собой почву. Мы бы уже давно были оповещены о серьезном несчастном случае. Но я, конечно, еще раз проверю сводки дорожного патруля. И все же, полагаю, вам следует придерживаться другой теории: ваш муж решил воспользоваться своим отпуском, чтобы провести время со своей подружкой, сделав это втайне от вас.
– Что ж, вчера я уже довольно детально обсуждала этот вариант, – мрачно усмехнулась Джесс. – Но что же мне делать сейчас?
– Я бы посоветовала вам начать обзванивать всех ваших знакомых. А так как ваш муж является гражданином США, то особое внимание обратите на его американских друзей. Попробуйте получить максимум информации, а завтра я сама перезвоню вам, чтобы узнать, как у вас идут дела. Может быть, вам также понадобится помощь юриста. – Джуди поднялась со своего места и улыбнулась. – Я сейчас принесу вам кое-какие брошюры, где вы сможете узнать некоторые полезные адреса и телефоны. И, пожалуйста, позвоните мне, если вам станет что-нибудь известно о местонахождении ваших близких и, конечно, в том случае, если они вернутся домой.
Джесс не смогла сдержаться и изо всех сил ударила кулаком по столу:
– Если это все, что вы хотите мне предложить в виде помощи, то можете засунуть свои адреса и эту улыбочку сами знаете куда. Все, что мне нужно, это получить назад своего сына! И если вы не в состоянии ничего сделать для меня, то я разыщу его сама! Я обязательно верну его!
Она бросилась к двери, и, когда очутилась на улице, слезы отчаяния уже струились по ее щекам. Не зная, с чего начать и куда обратиться, она села в машину и проехала половину пути до Лондона, затем развернулась и помчалась назад. Впрочем, такая поездка казалась все же приятней возвращения в дом, где не было Си-Джея...
Часовые стрелки неуклонно движутся вперед. Джессика не отрываясь смотрит на них и шепчет: "Назад. Назад. Зачем вы так быстро бежите…" Вот уже 22 часа и 9 минут она уговаривает часы остановиться. Ей кажется, что именно они виноваты в том, что мужа и малыша-сына все еще нет дома. Она не хочет поверить в очевидное. Сейчас они за тысячу миль от дома, а через час будут еще дальше. Это слишком похоже на похищение. На хорошо спланированное похищение. И почему она не поняла этого раньше, когда муж так тщательно укладывал детские вещички… Сможет ли Джесс вернуть своего ребенка? И где искать человека, которого она любила, и который так легко разбил ее счастье, украл сына, сбежал, не сказав даже "прости"… Перевод с английского М. Павловой.