Все о непослушных принцессах и коварных драконах

Первый рыцарь появился в конце второй недели. Симорен в это время прилежно чистила, надраивала до блеска мечи. Казюль была права — все оружие не только заржавело, но и совершенно затупилось.

Принцесса как раз стирала последние пятна ржавчины с огромного палаша, как услышала шум у входа в пещеру. Рассердившись, что ее отрывают от работы, она с мечом в руках пошла посмотреть, кто это?кричит и шумит.

Подойдя поближе ко входу, Симорен услышала:

— Эй, дракон! Выходи биться за принцессу Симорен из королевства Линдер-за-Стеной!

— Ого! — удивилась Симорен и выглянула из пещеры. — Эй, ты! — крикнула она, щурясь от яркого солнечного света. Тут же ей пришлось пригнуться, увертываясь от просвистевшего над самой головой копья. — Прекрати! — рассердилась она. — Я — принцесса Симорен!

— Ты-ы? — опешил незнакомец. — Не врешь?

Симорен, привыкая к свету, вглядывалась в стоящего перед ней человека. Раннее солнце вставало как раз за его спиной, и виден был лишь черный силуэт.

— Может быть, тебе предъявить рекомендательные письма? — ехидно спросила Симорен. — Ну-ка, подойди поближе, дай тебя разглядеть.

Незнакомец сделал к ней несколько шагов, и Симорен увидела, что это рыцарь в новеньких сверкающих доспехах. Только длинные железные башмаки и стальные наколенники покрылись толстым слоем пыли. Видно, немало прошагал рыцарь, прежде чем добрался до драконьей пещеры. Симорен удивилась, что он топал пешком, а не скакал на лошади, но спрашивать ни о чем не стала. А рыцарь поднял забрало и открыл обрамленное песочными волосами краснощекое юное лицо. Ясные голубые глаза его растерянно глядели на Симорен.

— Чем я могу помочь тебе? — мягко спросила Симорен, видя, что рыцарь онемел от изумления.

— Ну... э-э-э... если ты и есть принцесса Симорен, то я пришел освободить тебя, вырвать из лап дракона, — признался рыцарь.

Симорен воткнула меч острием в землю и оперлась на рукоять, будто это был обыкновенный посох.

— Так я и знала, — проговорила она. — Освобождать меня не надо. Но я все равно благодарна тебе.

— Не надо освобождать? — опешил рыцарь. — Но принцесс всегда...

— Не всегда, — перебила его Симорен. — Но даже если бы я захотела, чтобы меня освободили, ты все сделал неправильно.

— То есть как? — ошеломленно воскликнул рыцарь.

— Ты кричал: «Эй, дракон, выходи биться!..» Да ни один уважающий себя дракон не станет отвечать на такой вызов. Он сделан не по Правилам. А драконы, во всяком случае те, которых я знаю, чтят Правила.

— А что же я должен был сказать? — удрученно спросил рыцарь.

— «Дракон, выходи на бой! Насмерть биться буду с тобой!» Вот настоящий вызов, — назидательно сказала Симорен, припомнив уроки поведения рыцарей и принцесс. — Ты, наверное, новичок?

— Да, твое освобождение — первое мое боевое испытание, — понурился рыцарь. — А ты и вправду нисколечко не желаешь, чтобы тебя освобождали?

— Ни на мизинчик, — твердо сказала Симорен. — Мне нравится жить с драконшей Казюль.

— Нра-вит-ся? — Несколько мгновений рыцарь ошалело смотрел на принцессу, а потом вдруг лицо его прояснилось, и он воскликнул: — Понятно! Дракон тебя околдовал. Я должен был сообразить раньше!

— Ошибаешься, — спокойно ответила Симорен. — Казюль вовсе не заколдовала меня, и я не желаю освобождаться. Мне нравится чистить мечи, готовить вишневый компот и читать латинские свитки. Кого хочешь спроси в королевстве Линдер-за-Стеной. Каждый тебе подтвердит. Только они считают, что это все неподходящие занятия для настоящей принцессы.

— Да-да, я что-то слышал об уроках фехтования, ходили еще какие-то сплетни о принцессе-поварихе, — пробормотал рыцарь. — Но рыцари выше слухов и сплетен! Мое дело не слушать, а биться!

— Но это все правда! — воскликнула Симорен. — И мне нравится быть принцессой дракона!

— Мда-а, — промычал рыцарь, не зная, как быть. — А... а скажи, где твой дракон?

— Во-первых, Казюль не дракон, а драконша. А во-вторых, не она моя, а, наоборот, я ее принцесса. Сейчас Казюль отправилась в Заколдованный Лес по ту сторону гор занять у тамошней ведьмы сковородку для блинов.

— Пошла, чтобы что?.. — совершенно запутался рыцарь.

— Она. Пошла. Взять. Взаймы. Сковородку. Для блинов, — раздельно повторила Симорен. — Ты глухой? Или шлем наглухо уши закрыл? Вернешься домой — смени шлем.

— Нет-нет, я все расслышал, — заторопился рыцарь, — но что собирается делать со сковородкой дракон?

— Не она, а я. Вчера в библиотеке я отыскала один латинский рецепт и хочу его испробовать. А блинной сковородки в кухне не оказалось. Ясно? Постепенно Казюль оборудует кухню как надо. А пока придется просить взаймы такие штуки, как блинная сковородка или взбивалка для суфле.

— Тебе на самом деле нравится здесь? — никак не мог успокоиться рыцарь.

Симорен устала объяснять ему одно и то же и вместо ответа спросила:

Как ты узнал, где меня искать?

— Слухом земля полнится, — усмехнулся рыцарь. — Вообще-то я здорово спешил, чтобы добраться сюда первым. Полкоролевства Линдер-за-Стеной да еще и руку принцессы в придачу. Да за такую богатую награду рыцари со всего света повалят!

Отец пообещал полкоролевства тому, кто освободит меня? — поразилась Симорен. — Это же больше, чем приданое всех моих сестер!

— Обычная плата за подвиг, — пожал железными плечами рыцарь.

— Вот именно, обычная! — с отвращением воскликнула Симорен. — Но я-то не обычная принцесса! Поэтому возвращайся и скажи им, что я не желаю, чтобы меня освобождали! Может быть, тогда никто уж больше сюда не заявится.

— Я не могу-у, — протянул рыцарь. — Это...

— ...просто не полагается делать! Так? — закончила за него Симорен. — Ты настоящий рыцарь! Извини. И прощай.

Припомнив еще один урок поведения, она сделала книксен и вежливо выпроводила расстроенного рыцаря. Вернувшись в пещеру, Симорен с остервенением продолжила чистить и полировать до блеска палаш. И лишь тогда, когда он заблестел как зеркало, принцесса немного успокоилась.

Но назавтра появились уже два рыцаря, а через день еще четыре.

На четвертый день был только один, но зато такой упрямый, что Симорен потребовалось почти два часа, чтобы отделаться от него. Принцессе так это все надоело, что она уже готова была попросить Казюль потолковать с непрошеными гостями по-своему. И все же пока поостереглась жаловаться драконше. Рыцари, как только увидят Казюль, тут же, конечно, ринутся в бой. Еще бы! Настоящему рыцарю ничего больше в жизни не надо — дай только сразиться с драконом. Но в схватке наверняка кто-нибудь будет ранен, а то и убит — или дракон, или рыцарь. А Симорен жалко было обоих. Да и не желала она, чтобы ее спасали! Вот и все. И принцесса со вздохом решила сама отваживать рыцарей, тайком от Казюль.


Принц Терандил появился на исходе третьей недели. Он немного прихрамывал, как будто металлические башмаки натерли ему мозоли на пятках. Перья на шлеме обвисли, словно увядший букет. Терандил остановился, приосанился, выставил вперед ногу и по всей форме выкрикнул обычный вызов.

Симорен устала и была не в настроении. Она хмуро и придирчиво оглядела принца и заметила, что золотой шлем ему велик и налезает на уши, башмаки малы, а стальные нагрудники и железные наколенники плохо пригнаны и скрипят как несмазанная телега.

— Не кажется ли тебе, что ты немного припозднился? — с раздражением спросила Симорен. — До тебя здесь уже побывали восемь рыцарей.

— Всего восемь? — расстроился принц. — Я думал, их была по крайней мере дюжина. Пожалуй, я приду попозже.

Такого Симорен не ожидала.

— Почему? — удивилась она.

— Ну, славы будет побольше, — серьезно объяснил Терандил. — Настоящий принц должен победить дракона, который убил хотя бы десять или двенадцать рыцарей. Вот сэр Горолакс из Болотного королевства и близко не подходил к дракону, который убил меньше сорока пяти человек. Так долго я ждать не собираюсь, но все же восемь рыцарей слишком мало.

— Значит, своего спасения я должна ожидать, пока на счету дракона не наберется человек пятнадцать? — спросила Симорен, которую стала сильно раздражать самоуверенность Терандила.

— Нет, почему же, — заторопился принц, — если ты желаешь, чтобы тебя спасли немедленно, я готов поступиться славой. Хотя мы должны подумать и о будущем. Иметь мужа, победившего не очень опасного дракона... Может, подождешь немного? — И принц Терандил с надеждой посмотрел на Симорен.

— Боюсь, что ждать придется очень-очень долго, — злорадно усмехнулась Симорен. — Видишь ли, Казюль не победила еще ни одного рыцаря.

— Н-но... я думал... ты же сказала, что их было восемь, — растерялся Терандил.

— Верно. Их и было восемь. Но они не сражались. Я отправляла всех обратно.

— Отправляла обратно? — ужаснулся Терандил. — Но это... это...

— ...не по Правилам, да? Знаю. — Симорен вежливо улыбнулась. — Но я и впредь собираюсь так поступать. Потому что я неправильная принцесса. Запомни и передай это всем остальным. Глупо же они будут выглядеть, пройдя долгий путь по горам, чтобы спасти меня, а я, запыленных и голодных, отправлю их обратно.

— Как?! — возмутился принц Терандил. — Ты осмелилась шутить над рыцарскими Правилами? И не желаешь быть спасенной?

— Да, — потеряла терпение Симорен, — не желаю! И вообще, вы только отрываете меня от работы. Так что возвращайся домой и, пожалуйста, больше не приходи сюда.

— Ты не имеешь права, — обиделся Терандил. — Ведь все ждут, что я спасу тебя!

— Ну и пусть ждут! — Симорен повернулась и, нагнувшись, скрылась в пещере. До принца донесся ее голос. — Прощай! Мне некогда. Пора готовить обед.
В королевстве скандал! Принцесса сбежала из дворца! И не куда-нибудь, а в заколдованный лес, к драконам. Неужели служить этим коварным существам лучше, чем ждать прекрасного принца? Тем более когда драконы воюют с колдунами королевства. В такое опасное время может произойти все, что угодно. Короля украдут, очередной жених попытается спасти ситуацию, ведьма Морвен (кстати, очень молодая и хорошенькая) подружится с драконами, колдуны будут колдовать, колдовать, колдовать... Перевод с английского Леонида Яхнина. Иллюстрации Владимира Карнаухова.