Путь, выбирающий нас: Фантастический роман

ГЛАВА 1

Такое частенько случается в первые весенние дни, потому что настроение по утрам, когда пробуждаешься от зим­ней спячки, бывает очень скверное.
Т. Янссон

Однажды ехидный королевский шут заметил, что две небольшие локальные войны плюс землетрясение при­мерно равны одному королю в скверном расположении духа. Все придворные и прочие подданные, лично зна­комые с его величеством, были полностью согласны с этим утверждением и неоднократно его цитировали. Ут­ром девятнадцатого дня Пестрой луны крылатые слова Жака повторяли во дворце чаше, чем когда бы то ни было, но шепотом, по углам и с оглядкой — а не несут ли демоны его недовольное величество...

Собственно, Шеллар III был рассержен еще со вче­рашнего вечера, и причин для того было предостаточно. Проснувшись утром, его величество со свойственным ему педантизмом перебрал в уме события минувшего дня и сделал вывод, что его дурное настроение абсолютно оправданно, полностью объяснимо, и, более того, есть все основания испортить настроение также и подданным.

Посудите сами.

Во-первых, с самого утра захворал любимый настав­ник, заставив воспитанника изрядно понервничать и оставив без столь необходимой поддержки как раз тогда, когда она была особенно нужна.

Во-вторых, пропали любимая супруга, хорошая при­ятельница, непутевый юный кузен, подружка кузена и, что казалось совсем уж невероятным, дракон.

В-третьих, его величество получил послание, в ко­тором сообщалось о похищении пропавших подданных (в том числе дракона!) и выдвигались весьма затруд­нительные для практического исполнения требования.

Конечно, о том, чтобы отказать в обещанной помощи другу и союзнику, Шеллар III не мог и помыслить, тем более что надеяться на честность похитителей было бы глупо. Однако он счел возможным отложить начало совместной военной операции и заняться поисками своей пропажи.

В-четвертых, из-за этой задержки союзники понесли огромные потери, и неизвестно теперь, хватит ли у них сил удержать власть, если они все же смогли ее захватить. Что они думают о неторопливом соратнике, лучше и не представлять.

В-пятых, друг и коллега, король Мистралии Ор­ландо II, единственный законный правитель своей стра­ны, лежит при смерти. Если его не смогут спасти, по­следний шанс навести порядок в Мистралии будет по­терян, так как законных наследников у Орландо нет. И все это опять же на совести союзника.

В-шестых, при операции по освобождению заложни­ков потери среди последних составили пятьдесят про­центов. К счастью, ими оказался не принц Мафей, а бедная деревенская девушка, имевшая неосторожность полюбить юного эльфа. К несчастью, влюбленный принц, как это свойственно подросткам и эльфам, не смог пережить свою потерю достойно и наворотил глу­постей. Он опять, невзирая на уже имеющийся печаль­ный опыт, занялся пространственным поиском на пару уровней выше, чем был способен, и застрял в чуждой классическому магу субреальности.

В-седьмых, единственный человек, который мог бы бестолкового ученика мага разыскать и вернуть к жизни, тайком бежал из дворца, чтобы участвовать в великой битве за свободу родной Мистралии. Где загадочным образом пропал без вести. Учитывая, что битва окон­чилась несомненной победой повстанцев и никто из убитых и раненых не остался валяться на поле боя, наиболее вероятное объяснение звучало весьма печаль­но. По подсчетам его величества, с вероятностью девя­носто процентов отважного мистралийца разнесло на куски, не поддающиеся опознанию.

В-восьмых, за этот день его величество так извелся от переживаний, что к вечеру едва на ногах держался.

В-девятых, цвет ортанской аристократии почему-то выбрал именно этот момент для попытки сместить пра­вителя согласно одной старой традиции. Надеялись, на­верное, что раздавленный горем король не сможет тол­ком защищаться. Или всерьез верили, что ему будет нечего возразить. Пришлось в очередной раз вразумлять это собрание бездельников и напоминать кое-какие про­писные истины. Довести разбирательство до логического завершения, то есть торжественно арестовать и вывести из зала под конвоем хотя бы графа Монкара, не удалось. Заседание было сорвано безобразнейшим образом, с мас­совой паникой, повальным бегством и крушением ме­бели. Впрочем, его величество и без этих наглядных свидетельств не сомневался, что девяносто восемь про­центов родовитейших дворян королевства при виде жи­вого дракона бросятся наутек, ничуть не заботясь о соб­ственном достоинстве.

В-десятых, красавец Хрисс приземлялся с очень си­льного похмелья, из-за чего не рассчитал тормозного пути и вышиб головой огромное витражное окно в зале заседаний. Во что обойдется ремонт зала, Шеллар не успел подсчитать — слишком уж обрадовался, увидев супругу живой и невредимой.

В-одиннадцатых, выяснилось, что любимая супруга повела себя как избалованный сопляк — нагло прене­брегла запретом мужа, обманула придворных, тайком сбежала из дворца искать приключений на то место, которым на троне сидят, летала на пьяном драконе... Неужели беременность может ТАК сильно изменить дисциплинированного и ответственного офицера гвар­дии?

В-двенадцатых, бессовестный инспектор Темной Канцелярии подло обманул короля, умыкнув из-под са­мого носа одного очень полезного господина, с которым его величество страстно желал побеседовать. Нет, никто не спорит, что мэтр Максимильяно нуждался в меди­цинской помощи, но неужели во дворце не нашлось бы кому о нем позаботиться?

В-тринадцатых... То, как с ним поступили придвор­ные маги, было и вовсе возмутительно! Да, возможно, его величество действительно выглядел бледным и не­здоровым — день выдался тяжелый, как еще он должен выглядеть? Сама метресса Морриган выглядела не луч­ше, если уж на то пошло. Да, возможно, его величество несколько нетвердо стоял на ногах и руки у него дей­ствительно дрожали... немножко. Ну немного поташни­вало, но вот уж этого почтенные мэтры никак не могли знать! И с их стороны было бестактным самоуправством объявлять во всеуслышание, что его величество изволил переутомиться и что у него никотин сейчас из ушей закапает! И усыплять короля без его согласия они не имели права! Хорошо хоть Флавиус вовремя подвер­нулся, и его величество успел отдать верному министру необходимые указания.

В-четырнадцатых, времени уже девятый час, а он до сих пор в постели, и ни один бездельник не потрудился короля разбудить!

Словом, причин для огорчения было предостаточно, и первым пострадал главный дворецкий, который не смог с ходу назвать сумму, необходимую для ремонта зала. Бедный придворный, которого жестокая судьба занесла не в тот коридор не в то время, тут же узнал, что он презренный бездельник и дармоед, не отрабатывающий свое жалованье. Инцидент в зале заседаний произошел двенадцать часов назад, и за это время можно было не только оценить убытки, но и подготовить смету расходов на восстановление витража и покупку новых кресел. Его величество совершенно не интересовало, на какое время суток пришлись упомянутые двенадцать часов. Такие мелочи его и в хорошем настроении никогда не занимали, а сегодня уж подавно.

Всего через пару минут под руку королю попался казначей, который был тут же огульно обвинен в каз­нокрадстве и взяточничестве. А также получил личное королевское указание представить полный отчет о вы­полнении бюджета и о расходах за три недели Пестрой луны в сравнении со средней цифрой за предыдущие луны текущего года. (Как и в случае с ремонтом, его количество бессовестно проигнорировал тот факт, что третья неделя еще не закончилась.) Кроме того, казначею было велено поднять налоговые ведомости семей Монкар, Диннар, Гирранди и Дварри за последние пять лет и тоже представить его величеству. Так, на всякий слу­чай.

Отгремела великая битва. Завершилась череда бесконечных революций. Занял свой трон законный король. Расходятся по домам победившие повстанцы. И наш герой вдруг обнаруживает, что ему некуда идти и нечем заняться, что назад дороги нет, остается только отдаться на волю судьбы и плыть по течению. Но возвращение на потерянный когда-то путь не всегда зависит от наших стремлений и желаний. Ведь если путь воина мы можем выбрать сами, то путь барда выбирает нас и никогда при этом не спрашивает нашего мнения… Без иллюстраций. Бумага офсетная.