Многобукаф. Книга для

Петр Бормор "Многобукаф. Книга для"

Недобрый сказочник, он же - Бормор, он же – bormor – многим известен, многими любим и почитаем. Его сказки переписывают, пересказывают и копипэйстят, а к диалогам демиургов Шамбамбукли и Мазукты читатели уже начали писать продолжения. При этом издатели как-то умудрялись обходить вниманием это удивительное явление современной словесности, так что как только книга "Многобукаф" появилась в Москве, за ней, прямо на склад издательства, двинулись толпы поклонников. Но теперь эта уютнейшая из книг есть и в книжных магазинах, так что садитесь поудобнее и наслаждайтесь.

От издателя – с любовью:

Если бы эта книга была растением - то Дубом, растущим у Лукоморья. Да-да, тем самым, по которому Кот Учёный ходит.

Если бы эта книга была одеждой - то кольчугой с потайным карманом. В потайном кармане герой носит фигу - на счастье

Если бы эта книга была зданием - то уютной кофейней рядом с Музеем волшебных чудес, в которой подают самые свежие в городе булочки, посыпанные сахарной пудрой.

Если бы эта книга была Драконом - то Драконы бы не вымерли до сих пор.

Если бы эта книга была Принцессой - то Драконы бы всё-таки вымерли, но без особых мучений.

Если бы эта книга была Тёмным Властелином - то его бы сразу выбрали главой Самого Светлого Совета.

Если бы эта книга вздумала свергнуть Узурпатора - то она бы совершенно случайно оказалась неподалёку от его трона. Узурпатор сначала бы заинтересовался, потом - зачитался, потом - засмеялся, а потом перестал узурпировать всех и вся и ушел в лес, работать отшельником.

Если бы эта книга не была этой книгой - то её нужно было бы срочно написать.

Отрывок из книги

Лампа Аладдина


— Дура! — закричал Аладдин. — Как ты могла поменять нашу чудную старую лампу на новую!? Она же была волшебная, понимаешь ты это?

— Я не дура, — с достоинством ответила принцесса. — Эта лампа тоже волшебная. С гарантией.

— Волшебная? — захлопал глазами Аладдин.

— Да, и гораздо лучше нашей! Новая! И я её не выменяла, а купила со скидкой, потому что сдала старую модель.

— Купила?..

— Ну, что ты на меня так смотришь? Совсем недорого вышло... Тем более, скидка.

— Ну-ка, ну-ка! — Аладдин взял лампу в руки и потер её рукавом. Ничего не произошло. Аладдин выразительно посмотрел на принцессу.

— Подожди минутку, — успокоила его принцесса. — Лампа должна загрузиться.

— Чем загрузиться?!

— Джинном! Это наш был маленький, старенький, страдал бессонницей. А этот новый, большой, он пока — а поднимется, должно время пройти.

Аладдин сел на ковер перед лампой и скрестил руки на груди. Прошло пять минут.

— Ну? — спросил Аладдин. — Где джинн?

— Здесь, — отозвалась лампа.

— Хм... и правда, волшебная, — удивился Аладдин. — А почему я ничего не вижу?

— Ну, я же не в магазине лампу покупала! — объяснила принцесса. — А с рук, у какого

— то уличного разносчика. Изделие пиратское, графика урезана.

— А наша лампа была лицензионная, — с упреком заметил Аладдин.

— Зато старая! — фыркнула принцесса.

— Ну хорошо... — Аладдин вздохнул. — Джинн, а джинн? Сделай что-нибудь.

— Что именно? — спросила лампа.

— Ну, что-нибудь.

— Что именно? — повторила лампа.

— Да какая разница? Ну... ладно, скажем так. Джинн, я желаю золота!

— В смысле?

— В прямом.

— Уточните запрос. Сколько именно золота? В каком виде?

— Много золота.

— Сколько именно?

— Тысяча верблюдов, груженных золотом.

— В слитках, монетах или ювелирных изделиях?

— В монетах.

— Какой чеканки? Год, страна, достоинство?

— Да он что, издевается? — воскликнул Аладдин. — В динарах! Новых!

— Верблюды — двугорбые или одногорбые? Какой масти? Сколько самцов, сколько самок?

— Хватит! — заорал Аладдин. — Проехали! Приказ отменяется.

— Вы уверены? — переспросила лампа.

— Да.

— Вы действительно уверены?

— ДА!

— Ну что ж, операция прервана. Будут другие пожелания?

Аладдин и принцесса переглянулись.

— Ладно, попробуем что-нибудь попроще, — решил Аладдин. — Накорми нас чем-нибудь.

Из лампы с шуршанием полезло длинное меню.

— Нет! — вскрикнул Аладдин. — Оставь! Лепешку. Дай нам просто лепешку. С маслом. Уж это ты сможешь?

— Ржаную, пшеничную, рисовую, прося?..

— Любую!

— По умолчанию? — уточнила лампа.

— ДА!!!

— Хорошо. Подождите минутку, ваш заказ обрабатывается.

— Да что там обрабатывать?!

— Я думаю, — с достоинством прогудела лампа.

*****************

За городскими стенами злой колдун, спрятавшись за чинарой, достал из — за пазухи старую медную лампу и нервно сглотнул в предвкушении.

— Джинн, — прошептал он, потерев лампу пальцем. — Я желаю... желаю булочку с изюмом!

— Слушаю и повинуюсь, — почтительно отозвался джинн, и перед колдуном немедленно появился накрытый стол, заставленный разнообразными благоуханными блюдами и напитками, с удобными подушками вокруг и чернокожими слугами наготове. Посреди стола, на специальной тарелочке, отдельно высилась горка булочек с изюмом.

Колдун запрокинул лицо к небу и счастливо захохотал.

Заговор старух

Рыцарь вошел в кабинет Узурпатора и глубоко поклонился.

— Ваше Величество...

— А, вернулся, — Узурпатор повернул голову от окна и небрежно кивнул Рыцарю. — Задание выполнил?

— Да, но...

— "Но..."? — Узурпатор насмешливо приподнял бровь.

— Возникли некоторые проблемы, — признался Рыцарь.

— И я догадываюсь какие, — пробормотал Узурпатор. — Короче, сколько их?

— Сир?..

— Я спрашиваю, скольких принцев ты нашел?

Рыцарь вздохнул и потупился.

— Четверых. Один из них — принцесса.

— Блеск! — фыркнул Узурпатор. — Еще четверо. Можно подумать, покойная королева была крольчихой!

— Простите, государь, но я...

— Ты ни в чем не виноват, — отмахнулся Узурпатор. — Ты сделал то, что мог.

Подойди сюда. Стань рядом. Что ты видишь?

— Где?

— Там, за окном.

Рыцарь озадаченно моргнул.

— Я вижу дома. Городскую стену. За стеной — деревня... лес, поля... Люди. Эээ... земля. Осень. Что Вы имеете в виду, сир?

Земля, — вздохнул Узурпатор. — Двадцать лет назад мы пришли на эту землю. И взяли её огнем и мечом. А удержать никак не можем.

— Почему, сир?

— Потому что в ней остались и огонь, и меч! Разожженный огонь обжигает руки, меч пророс шипами. А тут еще эти легенды о законном наследнике!

— Но, государь, это не более чем легенды!

— В которые все верят! — злобно рявкнул Узурпатор. Рыцарь отшатнулся. Узурпатор стиснул зубы и продолжил уже спокойнее:

— А ведь мы ничего не можем опровергнуть. Да, это возможно, что королева понесла дитя после двадцати восьми лет бесплодия. Да, она могла родить в сорок шесть лет. Да, король мог зачать ребенка в свои шестьдесят. Да, как раз перед тем, как уйти на войну. Да, верная служанка могла каким-то чудом миновать наши посты и вынести младенца из города. Да, его могли воспитать в какой-нибудь деревне. Всё верно. Но одного ребенка! Одного, а не сотню!

— Сотню?!

— Ну, я преувеличиваю. Пока найдено только сорок. Всё равно много.

— Очевидно, они самозванцы.

— Да уж наверняка. А вдруг один из них — настоящий? Или, хуже того, один из оставшихся? Вот скажи, те четверо, которых ты нашел — они похожи на самозванцев?

— Нет, — честно признал Рыцарь. — У всех были доказательства высокого происхождения. У девушки — золотая брошь с инициалами королевы, у остальных...

— Знаю, тоже какие-нибудь побрякушки.

— Да. И я проверял, драгоценности настоящие. Не поддельные.

Узурпатор ударил кулаком по раме, окно обиженно зазвенело.

— А еще, — осторожно добавил рыцарь, — я слышал, что где-то в дальних деревнях молодежь стала сбиваться в банды. И их вожаки тоже называют себя принцами.

— Эти банды не враждуют?

— Насколько я слышал, нет. Объединяются. И друг друга зовут... — он на секунду запнулся, — братьями.

— Двадцать лет назад, — произнес Узурпатор сквозь зубы, с ненавистью глядя в окно, — мы перебили почти всё взрослое население страны, всех, кто был способен держать оружие.

Мужчин, женщин, подростков... потому что оружие держали все! Проклятые бешеные горцы! Кто остался? Только не способные сражаться старухи и совсем маленькие дети. В каждой деревне...

Он умолк.

— Сир? — решился прервать молчание Рыцарь.

— Что? А, ну да. Ты свободен. Ступай.

Рыцарь попятился к двери, поклонился с вышел. Узурпатор стиснул пальцами подоконник.

— Заговор старух, — простонал он и прижался лбом к холодному стеклу. — Сволочи.

Ненавижу!

Он представил себе, как двадцать лет назад немолодая, лишившаяся всего женщина ходит от деревни к деревне, разговаривает с другими такими же обездоленными немолодыми женщинами и раздает не жалея драгоценные броши, серьги, браслеты...

— Су-у-у-ука! — выдохнул он.

****************

А в дальней глухой деревушке умирающая старуха подозвала к себе внука и протянула ему маленький сверток.

— Мальчик мой! Я хочу рассказать тебе правду о твоем происхождении...

Эта долгожданная как коллективом редакции, так и поклонниками автора, книга вышла в серии "Сказки?", в которой мы выпускаем философские и сказочные истории для серьёзных детей и любопытных взрослых. "Многобукаф" - это сборник хитроумных уютных историй, в которых Принцесса, Рыцарь, Дракон, и другие сказочные персонажи ведут себя не как персонажи, а как обыкновенные люди, носящие соответствующие прозвища - Принцесса, Рыцарь, Дракон. Причём люди эти явно прочитали в детстве немало сказок, содержащих самые разные намёки, а также - уроки, поэтому ведут они себя так, будто конец их личной истории им если и не известен с самого начала, то, во всяком случае, не слишком важен. Ведь главное - это процесс игры. А играть персонажи этой книги умеют и любят. Сказки П. Бормора хорошо известны читателям сборников под ред. М. Фрая ("Инородные сказки" и др.), а про выдуманных им демиургов Шамбамбукли и Мазукту читатели уже сочиняют свои истории.