Со мной не соскучишься!

Мы встречаем свою судьбу на пути, который избираем, чтобы уйти от нее.
Жан де Лафонтен

Глава 1
КАНИКУЛЫ С ДРАКОНАМИ

Солнечные лучи беззаботно плещутся в бесконечном разливе высоких трав, тихо шелестящих под ногами. Проказливый ветерок, раздвинув черепицу листвы, бросил в лицо горсть солнечных зайчиков, нахально целясь в глаза. Зажмурившись от удовольствия, я вдыхаю пряный запах нового мира. Кулебра временами мне что-то рассказыва­ет, я бездумно поддакиваю, предаваясь несколько не свойственной мне благодушной лени. Миленькая такая экскурсия, хотя, думаю, не многие бы поддержали мое мнение. Согласитесь, прогулка практически в одиночку по незнакомому миру, населенному крылатыми повели­телями неба, куда меня забросило собственное непо­слушное подсознание, да еще и без особой перспективы на возвращение,— сомнительная радость. Вот только природа тут уж слишком замечательная. Так и хочется устроить здесь долговременный отдых. Конечно, в моем мире у меня друзья, учеба в Магическом Институте, но еще и такая прорва проблем, по большей части в лице очень симпатичного демона, что возвращаться туда пока вовсе не обязательно. И если грунт мягкий, почему бы на время не спрятать в него голову? Главное, чтобы... хм... оставшееся на поверхности место не пострадало. Правда, пока неизвестно, как я в этом мире жить буду, да и вообще я даже не знаю, действует ли здесь моя магия, но сейчас мне как-то все равно. Вокруг слишком хорошо, чтобы о чем-то волноваться, а поэтому с проблемами я буду разбираться по мере их возникновения. Но, учитывая мою неугомонность и удивительную спо­собность находить неприятности на то самое место, не­достатка проблем не предвидится.

Первая возникла через полчаса неспешной прогулки по лесу. Свежий воздух и движение сделали свое дело — мне зверски захотелось есть. Я уже начала оглядываться по сторонам, как неожиданная помощь пришла свыше, а скорее — снизу. Забыв о необходимости смотреть под ноги, я поскользнулась на выпирающем из земли корне дерева и со страшным треском влетела в кусты. Жутко ругаясь на всех известных мне языках и вытаскивая ко­лючки из самых неожиданных мест, я оглядела поляну, ставшую местом моего приземления. Симпатичная по­лянка, и, что самое главное, усыпанная очень привле­кательными на вид ягодами.

"Ну как?" — мысленно спросила я свою помощницу.

— Они вполне съедобные. Попробуй, не пожалеешь,— голосом змеи-искусительницы предложила Кулебра.

Собственно говоря, змеей она и была. Небольшой се­ребряной цепочкой в виде змеи, подарок "моей самой главной проблемы". Подарок этот оказался не только красивым, но и полезным: в мире без магии, куда меня забросило заклинание моей подруги Амели, украшение внезапно заговорило, и к тому же весьма разумно. Змей­ка-то серебряная, но мозгов у нее в голове побольше, чем у многих. К тому же она родом из этого мира, и на ее советы я могла вполне положиться.

Последовав ее рекомендации, я попробовала одну ягодку и поняла, что на этой полянке я застряла надолго. Плоды неизвестного мне кустарника оказались удивите­льно вкусными, а мой растущий организм после стольких испытаний требовал необычно много еды. Вовсю наслаж­даясь жизнью, я не торопилась покидать столь гостеприимное место, и к концу моего пиршества лужайка из красно-зеленой превратилась в просто зеленую. С нево­льным сожалением мытаря, понимающего, что взять бо­льше нечего, я обвела взглядом голые ветви кустарников. Без ярких ягод они выглядели осиротевшими. Я чувст­вовала себя наевшейся, вернее объевшейся, а посему была еще более благодушной, чем обычно.

— Ну что, пойдешь дальше? — поинтересовалась Кулебра.

Я кивнула, забыв, что она меня не видит, но, спо­хватившись, отозвалась:

— Только возвращаться, наверное, не буду. Куда идти, все равно неизвестно, а потому пойду лучше через вон те кусты. — Я кивнула в конец поляны, противоположный тем зловредным зарослям, откуда я свалилась. И тут же хмыкнула, поймав себя на невольном жесте, которым указала направление.

— Ты уверена? — ехидно поинтересовалась Кулебра.— А то я не успеваю конспектировать все твои нецензурные перлы. По-моему, те кусты еще более колючие.

— Сейчас не будут, — с мрачной решимостью заявила я, памятуя обо всей гамме приятных ощущений, сопровождающих путешествие по местным кустам. Как раз проверю, что там с моей магией.

Состроив сосредоточенное лицо, я махнула рукой, ис­пользовав одно из самых простеньких заклинаний огня, что-то вроде фаербола расширенного действия.

— Ой!..— восхищенно протянула Кулебра.

Думаю, если бы была возможность, она точно выта­ращилась бы. Да уж, точно "ой".

Вместо небольшой просеки, которая должна была об­разоваться от такого относительно слабенького заклина­ния, передо мной выгорели все кусты. На месте довольно широкой зеленой и колючей полосы была куча пепла. Правда, большая. Не слабо! Ну зато теперь я точно знаю, что моя магия в этом мире действует, да еще как!

— Что ж, колючего там точно ничего не осталось,— философски заметила я и прошла по пеплу, временами, как большая кошка, брезгливо отряхивая лапы, то есть ноги.

Через пару шагов я вышла на еще одну небольшую полянку. В отличие от сумрачного леса и даже от ягодной благодати, на которой я побывала до этого, новая лужайка была на удивление светлая, даже радостная. Необычайно яркие цветы были просто огромными и таких форм, ко­торых я никогда видела не только в природе, но и даже в самых фантастичных иллюзиях! В центре этой самой поляны находился драконник. Небольшой такой, раза в два побольше меня. И он явно попал в ловушку, не по­зволяющую ему самостоятельно убраться отсюда.

"Ну вот, и здесь драконьеры",— огорченно подумала я, чем вызвала хмыканье Кулебры.

Закончив размышления на посторонние темы, я пря­миком направилась к дракоше. Надо же узнать, смогу ли помочь, а если нет, то кого звать на помощь. Увидев меня, дракоша зарычал и забился еще сильнее. Он явно не мог сдвинуться с места, на котором находился, но его агрессивного страха это ничуть не умерило.

— Тише, тише, маленький. Я тебя не обижу! — по­пыталась успокоить я малыша, но он, по-моему, меня совсем не слушал.

Внезапно окутавшись светом, он превратился в ма­льчишку лет десяти. Но его попытка выбраться из ло­вушки даже в человеческом облике не увенчалась успехом. Странно, но, увидев меня, он, по-моему, испугался еще сильнее. Я же не настолько страшная все-таки! Поняв всю тщетность своих потуг освободиться, малыш упал на колени, будто у него подломились ноги, и зарыдал с такой безысходностью, что я оторопела.

— Ну чего ты, глупыш?! Не надо плакать, лучше давай разбираться, во что ты вляпался, — слабо выдавила я.

Ненавижу утешать, а с мальчишками такого возраста общалась, лишь когда сама была девчонкой. И, надо заметить, в те времена я изредка доводила сверстников противоположного пола до слез, но тогда это не вызывало во мне большого сочувствия. От моего голоса ребенок весь сжался и зарыдал теперь уже в голос.

"Нет, все-таки я, наверное, никогда не пойму этих мальчишек!" — мысленно пожаловалась я.

— Причем любого возраста, расы и силы! — съязвила Кулебра.

"Это ты на что намекаешь, негодница?!" — вспылила я, но времени на разборки нам не дали.

— Убей меня, только не обращай! — всхлипывая, цеп­лялся за мои ноги бедный малыш, упорно мешая мне как рассмотреть магическую западню, так и пререкаться с доставучим украшением.

— Стоп, ребенок! — возмущенно прервала я его кри­ки.— Большую часть твоих воплей я просто не понимаю!

Если ты о том, что я вампир, то я не собираюсь тебя обращать. Я вообще не занимаюсь такими глупостями! Да и представляю это: дракон и вампир в одном лице, пожалуй, похлеще, чем ведьма-вампир!

Правда, ведьма-вампир в моем лице — то еще удово­льствие. Я и в обычном виде не подарок, а обзаведясь полгода назад недоразвившимися кровопийскими на­клонностями, вообще стала невыносимой, по крайней мере по уверению Бьена. Но, как бы то ни было, опре­деленный сдвиг в общении произошел. Замороченный моим тарахтением мальчишка перестал рыдать и внима­тельно посмотрел на меня.

— А ты ведь и правда вампир! — восхитился он.

— Ты первый, кого этот факт так обрадовал! — Теперь уже я таращилась на этого чудака, даже не пытаясь скрыть удивление. Как я подозреваю, летуны не боятся вампиров,

но радоваться?! Нет, этот ребенок явно чересчур пере­волновался!

— Вампиры не бывают некромантами, — еще больше запутал меня этот недорощенный ящер, но я поняла, что дальнейшие расспросы бесполезны. По крайней мере, пока он не успокоится окончательно.

Говорим вроде на одном языке, но я его не понимаю совершенно! Зато теперь мальчишка не мешал мне рассмотреть ловушку. Да-а... С таким я еще не встречалась. Не думаю, что смогу ее открыть.

— И кто же ее поставил? — Я растерянно почесала затылок.

— Некромантка, охотящаяся на драконов. — На этот раз он уже почти не всхлипывал.

— А зачем они ей? — задала я вопрос, продолжая рас­ сматривать западню, примеряя в уме то одно, то другое заклинание для взлома.

— Она... она делает из нас рабов-зомби, — округлив глаза, проговорил мальчуган.

Страшилка просто какая-то! Хотя кто-то же поставил капкан?! Что там говорится в книге по бытовой магии? Кажется, что-то подобное было в разделе о замках и ключах. Может, попробовать заклинание утерянного ключа? Но ни оно, ни другое результатов не принесли. Устало присев у ног детеныша, я вздохнула.

— Теперь надо думать, к кому обратиться за помо­щью,— рассуждала вслух я.

— Эрир уже полетел, — отозвался ребенок. — Он нашел меня незадолго до твоего появления. Но эти ловушки не может открыть ни один дракон, хотя мы и владеем магией! Я не хотел тебя расстраивать, но ты не смогла бы осво­бодить меня в любом случае. Одна надежда, что они успеют до появления колдуньи! — Его глаза снова на­полнились слезами — Я не хочу быть зомби!

— Ну что ж, будем ждать подмогу, — пожала плечами я, постаравшись, чтобы мой голос звучал как можно более уверенно и оптимистично. Я вообще-то сама по себе оптимистка, вот только в последние полгода мои розовые очки дали бо-о-ольшую трещину, искажающую привыч­ное восприятие мира и положительный настрой на ближайшее будущее.

Охваченная тревогой за жизнь молодого поколения древней расы в лице моего нового знакомца, я прислушивалась к каждому шороху, а ведь если учесть мои обо­стренные вампирьи чувства, можно сказать, что я слы­шала почти все. И то, что я уловила минут через пят­надцать вынужденного безделья, совсем мне не понравилось.

Шаги. Легкие, но весьма торопливые. Кто-то сюда идет. Не особо скрываясь, но и не афишируя излишне свое присутствие... Если бы не мой вампирий слух, воз­можно, я и не услышала бы приближения нового дей­ствующего лица. Ох как мне это не нравится! Вряд ли я смогу противиться некромантке, которая смогла вы­строить такую западню. Что-то делать надо, причем делать срочно, иначе в этом подлунном мире станет больше одним вампирьим трупом (читай: кучкой пепла) и одним зомби-дракошкой. Ну уж нет, дорогуша, еще не было такого, чтобы Лиера Полуночная сдалась какой-то не­кромантке!

Все эти мысли промелькнули в голове буквально за секунду. Подскочив, я отошла на несколько шагов от круга и приказала дракошке пригнуться. Тот четко последовал моему указанию, судя по всему тоже услыхав шаги либо испугавшись моей перекошенной физионо­мии. Времени выплетать что-нибудь сложное не было, а посему я, не задумываясь, пустила в круг наспех со­бранные воедино сгустки магической энергии. Настолько мощных заклинаний подобного рода я еще не создавала, и на сей раз я выплеснула вообще всю свою силу без остатка, положившись на то, что смогу разрушить защиту. Потому что, если бы мне пришлось в таком состоянии сражаться с некроманткой, от меня вообще осталось бы одно мокрое место.

Выброс силы оказался весьма эффектным, как, впро­чем, и предыдущее мое заклинание, призванное всего лишь проредить местную растительность. Огромная све­товая волна, ударившись о магический круг, срикошетила куда-то в небо. Я рухнула на землю, полностью обесси­ленная и опустошенная, но с туповатым удивлением об­наружила, что выброс таки принес свои плоды — круг полыхнул еще раз и растаял. Дракончик быстро пересек бывшую границу круга, будто боясь, что она снова вос­становится. Впрочем, если учитывать уровень ведьмы, его установившей, возможно и такое.

— Ты в порядке? — заботливо спросил он.

Я с трудом кивнула, понимая, что мы не успеем сбе­жать с поляны до того, как обладательница легкой по­ступи переместится совсем близко к нам. Что ж, если придется, я приму бой.

Между тем шаги уже совсем близко. Кажется, на самом краю поляны. Я глянула туда, но никого не увидела. Невидимая она, что ли? А звуки все приближались, за­ставив меня подняться с земли, хотя это и повлекло за собой гамму весьма неприятных ощущений. Поступь слы­шалась буквально под моим носом, и я наконец-то до­гадалась опустить взгляд.

Фантастический роман. Удача - вредная дама. Склеротикам вроде меня пользоваться ее дарами и рассчитывать на нее и вовсе не позволительно. Ровно две недели прошли с того момента, как я использовала зелье Амели. А ведь она предупреждала… Если три раза плюнуть через левое плечо, то вероятность, что получишь по голове сзади, увеличивается в три раза. А желающих стукнуть немало - ведь чем быстрее бежишь от судьбы, тем скорее у нее появляется желание наставить тебя на путь истинный…