Шопоголик и бэби: Роман

"ШОПОГОЛИК И БЭБИ", СОФИ КИНСЕЛЛА

Отрывок из романа:

– А как же... Заметив, какое у Люка стало лицо, я замолкаю. Однажды я увидела "обувную гардеробную" в передаче "Стиль богатых и знаменитых" и с тех пор прямо обмираю по ней. – Хорошо, – послушно отзы­ваюсь я.
– И пожалуй, не будем ограничиваться только одним районом.
– Я не против! – говорю я под звонок мо­бильника Люка. – Наоборот, обеими руками за.
Между прочим, это Люк настаивал на Мей-да-Вейле. А у меня в списке полным-полно мест, где я не прочь пожить.
– Люк Брэндон слушает, – деловито произ­носит он в трубку. – А-а, привет. Да, на УЗИ были. Вроде все в норме. – Люк обращается ко мне: – Это Джесс. Говорит, звонила тебе, но у тебя мобильник отключен.
– Джесс! – ликую я. – Дай поговорить!
Джесс – моя сестра. Моя сестра! До сих пор как подумаю об этом, аж вздрагиваю от радости. Всю жизнь я считала себя единствен­ным ребенком, а потом оказалось, что у меня есть сестра, пусть и неродная! Сначала от­ношения у нас не заладились, но после того, как мы вдвоем пережили бурю в горах и по­говорили по душам, мы подружились по-на­стоящему.
Мы не виделись уже месяца два: Джесс укатила в геологическую экспедицию в Гвате­малу. Но мы созваниваемся, переписываемся по электронной почте, а однажды она прислала мне по мобильнику фотографии: какая-то скала и Джесс на ней. (В уродском синем анораке с капюшоном – вместо изящной кур­точки из искусственного меха, которую я ей подарила. Ну что мне с ней делать?)
– Я возвращаюсь в офис, – сообщает Люк
в телефон, – а Бекки идет по магазинам. Хо­чешь с ней поговорить?
– Тсс! – в ужасе шикаю я: о магазинах и покупках при Джесс лучше не заикаться. Состроив Люку гримасу, беру телефон и прижимаю к уху.
– Привет, Джесс! Как ты?
– Отлично! – слышится сквозь треск ее далекий голос. – Вот звоню узнать, как про­шло обследование.
Я растроганно слушаю: оказывается, она все помнит. Висит, наверное, на веревке в какой-нибудь расщелине, долбит скалу, а по­звонить не поленилась.
– Просто замечательно!
– Да, Люк уже сказал. Вот и хорошо. – В голосе Джесс облегчение.
Я знаю: в том, что я свалилась с горы, Джесс винит себя – ведь это за ней я полезла в горы, потому что...
Словом, долго рассказывать. Главное, что ребенок не пострадал.
– Люк говорит, ты по магазинам собралась.
– Да, прикуплю самое необходимое для малыша, – небрежно отзываюсь я. – Ну, там...
Э-э... памперсы из переработанных материалов. В магазине лля экономных. – Вижу, что Люк уже давится хохотом, и торопливо отво­рачиваюсь.
Дело п том, что моя сестра Джесс не выно­сит ходить по магазинам, тратить деньги и губить планету бессмысленным потребитель­ством. И думает, что и я этого терпеть не могу. Она убеждена, что я последовала ее примеру и теперь живу в режиме экономии.
Сказать по правде, я и жила - почти целую неделю. Заказала большущий мешок овсяных хлопьев, накупила одежды в "Оксфаме" и сва­рила суп из чечевицы. Все бы хорошо, да только быть бережливдй – скука смертная. От супа тошнит, журналы не покупаешь, потому что это напрасная трата денег, обмылки соби­раешь и склеипаешь в один тошнотворный ком. А мешок с хлопьями занял то место, где Люк раньше хранил клюшки для гольфа, так что в конце концов я его выкинула и купила зерновое печенье к завтраку "Уитабикс".
Только Джесс я об этом не говорю: боюсь за наши замечательные родственные узы.
– А ты видела статью про то, как можно делать гигиенические салфетки и подгузники своими руками? – с воодушевлением подхва­ тывает Джесс. – Это очень просто. Я уже начала собирать для тебя всякие тряпки. Вме­сте и займемся.
– М-м... да, конечно!
Джесс упорно присылает мне номера жур­нала под названием "Экономный малыш". На обложке последнего номера, под заголовком "Оборудуйте детскую всего за 25 фунтов!", фотография карапуза в одежках, перешитых из старых мешков для муки, один вид которых вгоняет меня в депрессию. Не желаю я укла­дывать ребенка спать в пластмассовый короб для грязного белья, даже если он стоит все­го три фунта. Хочу хорошенькую колыбельку всю в белых оборочках.
А Джесс уже нахваливает какие-то "изно­состойкие детские комбинеэончики из пень­ки". Пожалуй, на сегодня с меня хватит.
– Знаешь что, Джесс, мне пора, – переби­ваю я. – Ты успеешь вернуться к маминому празднику?
На следующей неделе моей маме исполня­ется шестьдесят лет. По такому случаю наме­чается вечеринка с кучей гостей и настоящим оркестром, а сосед Мартин пообещал показать фокусы!
– Конечно! – отзывается Джесс. – Такое событие я ни за что не пропущу. Там и уви­димся.
– Пока!
Отключаюсь, оборачиваюсь и вижу, что Люк уже остановил такси.
– Подбросить тебя до магазина для эко­ номных? – спрашивает он, распахивая дверцу, Очень смешно.
– На Кингс-роуд, к магазину "Бамбино", пожалуйста, – обращаюсь я к таксисту. – Хочешь со мной, Люк? – великодушно предлагаю я. – Посмотрим коляски и еше что-нибудь, потом выпьем чаю...
Лицо у Люка такое, что я сразу понимаю: ом откажется.
– Милая, мне надо в офис. У меня встреча с Йеном. Но в следующий раз – обязательно.
Обижаться бесполезно. Я же знаю, что Люк трудится для "Аркодаса" не покладая рук. Хо­рошо еше, что он нашел время съездить со мной на УЗИ.
Такси трогается с места, Люк обнимает ме­ня и говорит:
– Ты прямо светишься.
– Да-а? – Я улыбаюсь ему.
И правда, сегодня я сама себе нравлюсь. На мне потрясающие новенькие джинсы "Эрл" для будущих мам, эспадрильи на высокой танкетке и сексуальный топ от Изабеллы Оливер – с открытой спиной и завязками на шее. Я нароч­но так завязала их, чтобы спереди виднелась полоска загорелого животика.
Ни за что бы не подумала, что быть бере­менной так классно! Да, живот растет, но ведь так и должно быть. Зато по сравнению с живо­том ноги кажутся стройными. Вдобавок обзаво­дишься роскошной ложбинкой (между прочим, Люк от нее без ума).
– Посмотрим еще разок на снимки, – предлагает он.
Я достаю из сумочки глянцевый рулончик, и некоторое время мы молча разглядываем круглую головку и крохотный профиль.
– Мы дали жизнь совершенно новому че­ ловечку, – бормочу я, не сводя глаз со снимков.
– Представляешь?
– Да. – Люк крепче обнимает меня. – Вто­рого такого приключения даже не придумать.
– Природа все предусмотрела. – Я чувствую, что опять разволновалась, и закусываю губу. – Материнские инстинкты вдруг сами собой взяли да и включились. Я просто... я хочу дать нашему малышу все.
– "Бамбино"! – объявляет таксист, подру­ ливая к тротуару.
Оторвавшись от снимков, я вижу совер­шенно сказочный фасад новенького магазина. Здание кремовое, маркизы – в красную по­лоску, швейцар одет игрушечным солдати­ком, а витрины - сокровищница для детей. Манекены в миленьких младенческих одежках, детская кроватка в виде "кадиллака" пятиде­сятых годов, маленькое "чертово колесо" – совсем как настоящее, и все крутится, и кру­тится...
– Вот это да! – ахаю я и хватаюсь за руч­ку двери. – Интересно, продается это "черто­во колесо" или нет? Пока, Люк, до встречи...
Я уже на полпути к дверям магазина, когда Люк окликает меня:
– Постой!
Обернувшись, замечаю на его лице тень тревоги.
– Бекки, ребенку совсем не обязательно иметь абсолютно все.

Самый знаменитый шопоголик планеты возвращается! Бекки все так же одержима покупками и все так же то и дело попадает в самые нелепые ситуации. Но на этот раз все у обаятельной героини все происходит не совсем так, как прежде, потому что Бекки ждет ребенка! Но для истинного шопоголика грядущий бэби - лишний повод пройтись по магазинам и закупить для ребеночка все самое необходимое: одежки от Диора, обувку от Гуччи, коляску от Прада, соски от Шанель. Ведь без покупок жизнь - не жизнь, и роды - не роды, а так, недоразумение какое. Но Бекки, разумеется, ходит по магазинам лишь в свободное от дел время. А дел у нее по горло: во-первых, она трудится в новом огромном магазине, и только ее находчивость сможет спасти его от неминуемого краха; во-вторых, у Бекки объявилась грозная соперница-разлучница, давняя подружка любимого мужа. Мало того, что эта особа неотразима и рыжеволоса, мало того, что она совершенно небеременная и стройна до безобразия, так эта ведьма еще и роды собирается принимать у Бекки. От такого кто угодно впадет в панику! Новая книга Софи Кинселлы, которую с нетерпением ждали во всем мире весь последний год, - это настоящий подарок всем, кто устал от серых будней. Ее героиня как никто умеет поднять настроение и сделать мир ярче. Шопоголик снова с нами, а значит, жизнь продолжается! Перевод с английского Ульяны Сапциной.