Роуэн - ученик колдуньи

10. Ночная опасность

Незадолго до заката, когда пылающее алое солнце уже опускалось за горизонт, четверо путников отправились в путь. Небо приобрело красный оттенок, и даже горячий воздух, под- нимавшийся над плоскими камнями, казался розоватым.

Они шли быстро, склонив головы, чтобы солнце не слепило глаза, и внимательно смотрели себе под ноги, на камни, составлявшие здесь сплошную поверхность без единого клочка земли.

— В стихах говорится, что путь будет долгим и каменистым, но почему нас не предупредили о раскалённых камнях? — пожаловался Аллун. — Они как противни, и похоже, мы вот-вот испечёмся.

— Скоро жара спадёт, — заметила Зеел, — и станет очень холодно. Так бывает всегда на больших открытых пространствах.

— Рад это слышать, — не оборачиваясь, проговорил Жемчужник.

Он вырвался вперёд и почти бежал, надеясь поскорее достичь менее каменистой земли. Водяной человек укрыл голову и плечи влажным одеялом, чтобы защититься от слабеющего зноя.

— Возможно, днём солнце угрожает нам сверху, а ночью холод будет терзать нас снизу, — предположил Аллун.

— С холодом мы справимся, — решительно сказала Зеел. — Мы прижмёмся друг к другу и завернёмся в змея. Мы с Тором и Митреном раньше часто так поступали...

При этих словах её голос дрогнул, а выражение лица стало подавленным.

«Зеел скучает по бродникам, — догадался Роуэн. — Она вспоминает Огдена и думает о том, удастся ли ей когда-нибудь вместе с Тором и Митреном полетать над зелёными просторами или походить босиком по траве. И о том, вернётся ли она домой».

Зеел хмуро смотрела на серебристые вспышки в алом небе зибакского города. «Когда-то этот город был её домом, — внезапно подумал Роуэн и сам испугался своих мыслей. — Как просто позабыть, что Зеел родилась не среди бродников, а в стране Зиба. Помнит ли она что-нибудь из раннего детства? Может быть, как раз сейчас она предается воспоминаниям. Весёлые они или грустные?»

— Ну наконец-то закончились эти проклятые камни! — воскликнул Аллун, и Роуэн очнулся от размышлений.

Действительно, густая россыпь камней уступила место растрескавшейся глине, местами поросшей травой. Впереди было ещё предостаточно круглых пёстрых камней, но обойти их ничего не стоило. Жемчужник уже дошёл до начала глинистой земли, оглянулся, с облегчением улыбнулся своим спутникам и сделал шаг вперёд. И тут же с испуганным возгласом взмахнул руками и исчез из виду.

— Жемчужник! — завопил Роуэн, но едва услышал свой голос, да и голоса Аллуна и Зеел, потому что в ответ на их крики вся равнина закричала и зашевелилась.

Круглые камни ожили. Они взлетали вверх, расправляя пёстрые чешуйчатые крылья, и беспорядочно носились в воздухе, а на тех местах, где они лежали, громоздились плоские каменные плиты. Словно огромная стая отвратительно раздутых беспёрых птиц, существа с пронзительными криками суетились в воздухе. А из-под земли раздавался совсем другой звук — ужасающий скрежет, от которого кровь стыла в жилах.

Зеел уже добежала до края ямы, в которую упал Жемчужник, и склонилась над ней.

— Он здесь! Сюда! — закричала она и протянула ему руку.

Затем скрежещущий грохот послышался снова, на этот раз гораздо громче, и Зеел завизжала от ужаса:

— Аллун! Скорее! Помоги!

В воздухе кружились уже тысячи летающих существ, так что Роуэн не мог разглядеть, что происходит на краю ямы. В отчаянии он рванулся вперёд, прикрывая глаза руками. Чешуйчатые уродцы врезались в его голову и плечи, цеплялись коготками за одежду и волосы и неистово верещали. С содроганием Роуэн пытался отбиться от них.

— Роуэн! — надрывался Аллун. — Сюда!

— Я не удержу его! — рыдающим голосом звала на помощь Зеел. — Он его схватил! Я не могу!..

Роуэн вслепую нёсся на крики. Наконец он добежал до Аллуна, который, вцепившись в Зеел, распростёрся на камнях и изо всех сил тянул её на себя. Зеел наполовину скрылась в расще- лине. Роуэн мгновенно сообразил, что произошло. Жемчужник упал в подземный тоннель, находившийся под тонким слоем глинистой почвы.

Жемчужника Роуэн заметил не сразу, но потом понял, что Зеел крепко вцепилась в лодыжки водяного человека, когда он чуть было не исчез во мраке тоннеля. Она пыталась вытащить Жемчужника наверх, но что-то с неимоверной силой влекло его в другую сторону.

— Я не удержу его! — вновь закричала Зеел.

— Роуэн! Помоги! — просил Аллун.

Роуэн словно окаменел. Он просто не знал, что делать. Он мог ухватиться за Аллуна и попробовать помочь ему вытянуть Зеел. Мог спрыгнуть в яму и вместе с девочкой попытаться освободить Жемчужника. Но он отлично понимал, что это ничего не изменит. Он способен собрать все свои силы в единый рывок, но этого будет мало.

Внезапно Зеел резко дёрнулась вперёд, и Аллун подался за ней следом.

— Роуэн! — прохрипел он, отчаянно стараясь удержать Зеел.

Земля вокруг ямы тряслась. Похоже, подземное чудище бушевало от ярости. Глина трескалась, ясно очерчивая границы тоннеля и длинный изгибающийся облик его обитателя. Послышалось низкое рычание, от которого кровь стыла в жилах. Земля продолжала раскалываться. Пёстрые летающие существа в панике мельтешили ещё быстрее, чем прежде. Их крылья били Роуэна по лицу, заставляя опустить голову, так что перед глазами у него оказались камни, лежавшие у ног.

Камни...

— Роуэн!

Всего лишь одно усилие...

Едва отдавая себе отчёт в том, что он делает, Роуэн наклонился и выворотил из земли большой камень. С огромным трудом он поднял его и изо всех сил швырнул на растрескавшуюся землю.

— Аллун! Зеел! Тяните! — в тот же миг за- кричал он.

Камень пробил тонкий слой глины и глухо врезался в обитателя тоннеля.

Раздался ужасный вой, земля начала вздыматься, и внезапно Аллун резко откинулся назад, вытянув за собой Зеел. А вместе с ней, словно пробка из бутылки, на поверхность выскользнуло безвольное тело Жемчужника.

— Скорей! Бежим! — вопил Роуэн, помогая вытащить водяного человека на твёрдую поверхность.

Они едва успели отступить на несколько шагов, как камень, который бросил Роуэн, снова взлетел в воздух, окружённый клубами пыли. И вот уже с яростным рыком чудище выскочило из тоннеля и бросилось в погоню за беглецами.

Огромные искривлённые клешни смыкались и размыкались, со свистом разрезая воздух. Тёмно-красные сочленения безобразного тела дрожали при каждом движении. Бесчисленные крошечные лапки изгибались, как черви.

Зеел пронзительно визжала, и этого визга Роуэн испугался сильнее, чем рёва чудища. Подхватив Жемчужника, они, не разбирая дороги, сломя голову бросились бежать по камням, каждую секунду ожидая услышать рычание настигающего зверя. Но сзади не доносилось ни звука. И когда они оглянулись, то увидели только алое небо и равнину, над которой беспорядочно кружились летающие существа.

Зеел, обхватив голову руками, с рыданием повалилась на камни. Роуэн и Аллун осторожно положили Жемчужника рядом с ней. Водяной человек был весь облеплен грязью. Глаза его были закрыты. Аллун приложил ухо к его груди, и Роуэн замер. Через секунду Аллун поднял голову, с облегчением кивнул, достал флягу и смочил губы Жемчужника водой.

— Жемчужник, всё обошлось, — сказал он. — Ты слышишь? Чудищу досталось только твоё одеяло.

Жемчужник медленно открыл глаза и испуганно огляделся.

Змея! — прошептал он.

— Нет, — с содроганием молвила Зеел. — Это ишкин.

Аллун и Роуэн непонимающе посмотрели на неё. Даже под слоем грязи было видно, как побледнело лицо Зеел. Она дрожала всем телом. Никогда ещё Роуэн не видел храбрую девушку такой испуганной.

— Зеел, ты помнишь его, — внезапно сообразил Роуэн.

Зеел облизнула пересохшие губы.

— Я... помню картинку, — хрипло проговорила она. — Ужасную... Мне показывали её... когда я плохо себя вела. Я совсем про неё забыла. Но теперь, как только увидела... — Её голос дрогнул, но Зеел заставила себя продолжить: — Они все показывали на меня пальцами и хором читали стихи. Я их помню. Мне было так страш- но. Вот они:

Ты не слушаешься маму,
Ты не слушаешься папу.
За тобой придёт злой ишкин
И утащит в свою нору.
Будешь ты кричать и плакать —
Не придём к тебе на помощь.
Ишкин голову откусит,
Мясо съест, а кости бросит.

У Роуэна волосы встали дыбом. Что же это за люди, которые так пугают собственных детей, да ещё совсем маленьких! Ведь Зеел попала к бродникам, когда ей было не более двух лет.

Зеел сжала руки, стараясь унять дрожь, и вымученно улыбнулась.

— Это всего лишь детские стишки, — сказала она. — Как глупо их бояться!

Но она всё никак не могла успокоиться. Роуэн и Аллун переглянулись.

— Не так уж и глупо, — возразил Аллун. — Теперь, когда я увидел ишкина собственными глазами, мне совсем не хочется вновь повстречаться с ним.

— Он здесь не один. — Зеел зажмурила глаза. — Их много. Многие тысячи. Земля ими так и кишит.

Жемчужник и Зеел остались отдыхать, а Роуэн и Аллун вернулись к краю каменистой поверхности. Солнце уже скрылось за горизонтом, и взошла луна. Вокруг было очень тихо. Пёстрые летающие существа неподвижно громоздились на каменных плитах.

— Похоже, ишкин обычно не вылезает наверх, — заметил Аллун. — Он ждёт, пока добыча сама провалится под землю. Поэтому эти летучие чурбаны спокойно чувствуют себя на камнях.

— Не понимаю, почему их так много, — проговорил Роуэн, окидывая взглядом странный пейзаж. — Они похожи на ящериц, но здесь не видно насекомых или кого-нибудь ещё, кем бы они питались. И траву они не едят. Как же они живут?

В это время несколько ящериц затеяли драку. Одна неуклюже взлетела в воздух, другой посчастливилось меньше, и она рухнула на землю.

И тут же земля разверзлась. Раздалось рычание, и с пронзительным визгом ящерица исчезла во тьме. Другие ящерицы тоже завизжали, а затем, успокоившись, расселись по местам. Роуэн с отвращением отвернулся.

— По крайней мере, теперь понятно, чем питаются ишкины, — заметил Аллун. — Должно быть, вся равнина испещрена их тоннелями. Ты только посмотри...

Он указал на место, где всего полчаса назад они отчаянно спасали Жемчужника. Провал уже был заделан, и земля выглядела такой же ровной, как и прежде.

— В стихотворении говорится: «В камнях дорога, путь неблизок».

Роуэн снова взглянул на равнину, на её обманчиво твёрдую поверхность с островками чахлых растений и на плоские валуны, усеянные летающими тварями.

— Может быть, по камням... — начал он.

— Да, — кивнул Аллун. — Раз камни — единственное место, где эти твари чувствуют себя в безопасности, нам придётся последовать их примеру. Только мы станем ящерицами без крыльев. Мы будем прыгать с камня на камень и так пересечём эти проклятые Пустынные земли. — Он глубоко вздохнул. — Ладно, Роуэн. Будь что будет. Зови Зеел и Жемчужника. Пора трогаться, если мы хотим попасть в город до рассвета.
Повести. История робкого пастушка Роуэна не закончилась, главные приключения - впереди! Книга знаменитой писательницы Эмили Родды не разочарует любителей тайн, головоломок и неожиданных развязок сюжета. Роуэн не уверен в себе, но когда опасность угрожает его родной деревне Рин, неожиданно для всех проявляет удивительную отвагу и находчивость. Предсказания колдуньи Шебы, смысл которых очень трудно разгадать, - вот и все, что есть у Роуэна, чтобы преградить путь врагам. И вот Роуэн не колеблясь отправляется с друзьями за море в страшную страну Зиба, чтобы спасти свою маленькую сестренку, а когда в долине наступает вечная зима и ручные букшахи начинают умирать от голода, он единственный сражается до конца. Переводчики: Евгения Десницкая, Наталия Титова. Художник-иллюстратор: Ольга Потапова.