Соло на бизнесе. Философия заядлого фрилансера

Стирание границ

Глобализация – самый претенциозный бренд сегодняшнего дня. Средний бизнес укрупняется, сливается и поглощается более крупными. Поднявшиеся фирмы выходят на IPO, чтобы отдаться и раствориться в акционерных деньгах, не имеющих географических границ. Компании объединяются в борьбе за лидерство в различных сегментах и областях. Слившиеся корпорации порой состыковывают свои названия по принципу «Мамин-Сибиряк»: для пущей важности и повышения капитализации своих бизнесов. Выросли незыблемые, казалось бы, бренды транснационального или межгалактического масштаба. Глобальные тенденции заметны и на уровне социальных явлений, культур, политических границ. Все больше людей живет не в своих родных странах. Даже рефлексы, мечты, стереотипы приобретают жесткие формы, становятся проявлениями гипермассового сознания. Спросим у произвольных десятерых людей, чего каждый из них ждет от жизни, кем он видит себя в будущем или что такое счастье, и девять (если не все десять) ответов будут почти одинаковы. Это венец глобального рынка, который, с одной стороны, упрощает и стандартизирует жизнь, создает ценности и устойчивые фреймы «счастья», унифицирует пути решения проблем, а с другой стороны, вымывает индивидуальность, стирает различия между людьми, полами, народностями, делает существование однообразным. В глобализации можно почти не думать – наш сценарий уже написан за нас и не нами. Здесь, как говорят некоторые, 98% людей живет, так и не приходя в сознание.

Глобализацию можно любить или ненавидеть. Единственное, что невозможно – это игнорировать ее присутствие во всех областях нашей жизни. Даже борясь с глобализацией, мы создаем ее, подпитываем ее, становимся ее пищей. Сопротивляясь, мы только усиливаем ее влияние на свою жизнь. Бороться с глобализацией, если вам вдруг пришла в голову такая бредовая мысль, так же бесполезно, как избавляться от вредных привычек вроде курения. Бессмысленно, на мой взгляд. И выход, насколько я знаю, до сих пор найден лишь один. И он парадоксален сам по себе: вместо того, чтобы фокусироваться на том, что нам НЕ нравится, или на том, что нами управляет, мы можем просто-напросто строить рядом иную, принципиально иную модель. Скажем, если мной управляет сигарета, «бросать курить» – это значит постоянно вспоминать о том, что зависим от курения. Альтернатива: начать заниматься чем-то, что может иметь для нашей жизни большую ценность – строить отношения, заботиться о здоровье и т.д.

С антиглобализмом та же история: насколько часто мы произносим это слово, настолько же часто даем этому явлению ход, возвращаем к жизни само понятие «глобализм», так как оно является частью первоначального слова. Может быть, хитрые глобалисты специально придумали понятие «антиглобализм», чтобы даже противники помогали популяризовать транснациональную концепцию. А выход? Все по тому же принципу… И он уже создан, и он имеет безусловную, роковую для глобалистов силу. И имя ему – Персонификация!

другие сигналы: виртуальный офис,

проектность жизни и новые парадигмы


Продолжая тему высоких технологий, нужно отметить и еще одну знаковую для разговора о персональном бизнесе закономерность: мы можем теперь делать работу на расстоянии. Персональный компьютер уменьшился до действительно персональных размеров, превратившись в ноутбук, и теперь в полной мере отвечает своему «блокнотному» названию. Даже такой маленький, он способен связывать нас с другими людьми за тысячи километров, передавая не только текст, но и изображения. Судьбоносное значение интернет-магазина, как мне кажется, заключается именно в том, что продавец может не находиться непосредственно в магазине. Он может сидеть сейчас где-то рядом с вами, а то и купаться в море.

Несколько лет назад я писал статьи для одного глянцевого журнала. И получал какое-то неистовое удовольствие именно от возможности написать материал, лежа на пляже в Турции, отправить его в редакцию и дождаться гонорара. На расстоянии!

Знаковый момент, к которому я предлагаю присмотреться: люди получили массовую возможность зарабатывать не там, где они находятся физически. Раньше это было привилегией немногих. Теперь каждый получает это в качестве стартового условия.

Больше того, намечается тенденция, эксплуатирующая данную возможность и в самом бизнесе. Ведь теперь не обязательно ходить на работу. То есть можно физически на ней не присутствовать. Конечно, у присутствия на работе есть некие социальные функции, которые вряд ли исчезнут столь же легко и быстро, как появляются виртуальные офисы и так называемые распределенные организации. Существуют прогнозы, что постоянное повышение рентабельности бизнеса, а особенно сокращение операционных затрат, будут подстегивать владельцев все большего количества компаний к тому, чтобы создавать полные или частичные виртуальные офисы. Ведь это экономия не только на аренде площадей, но и на постоянной уборке и охране, обеспечении рабочего места сотрудника, оплате ему дороги. Или, например, виртуальный офис снимает вопрос регулярных опозданий сотрудников, который является хорошей затратной статьей на консультационные услуги для многих компаний. И величина этих затрат зависит от степени подозрительности руководства.

Так или иначе, все чаще начинают появляться сообщения о компаниях, чьи сотрудники работают на дому или где совещания филиалов проводятся через интернет. Вероятно, эти новации не просто приживутся, но станут обыденной частью нашей с вами жизни очень скоро.

Тем более, что проектные команды заинтересованы в постоянной связи друг с другом – это еще одна характерная черта начала века. Весь бизнес становится проектным. В силу уже упомянутого ускорения жизни цикл развития продукта сокращается: нужно отвечать все новым и новым нуждам потребителей, подстраивать вчерашние модели под новые веяния моды, внедрять последние технические разработки, которые тоже теперь быстро доходят до производства в промышленных масштабах.

Взять хотя бы средства коммуникации. Кажется, что в этой области прогресс идет особенно быстро. Потребитель уже не успевает отслеживать новинки и анализировать характеристики. Ему приходится полюбить бренд и довериться ему на все сто.

Выпуск любой продукции нынче предполагает создание временных рабочих групп, которые не сидят в одном офисе, более того, скорее всего, относятся к разным департаментам, а порой и вообще юридически не связаны. И тогда им необходимо координировать свои действия, оптимизировать внутренние производственные процессы, работать над документами и принимать совместные решения, используя новые формы управленческой практики, а не традиционные совещания. Например, консалтинговый бизнес практически не требует стационарного места работы – так почему бы на этом не экономить?

Раньше, конечно, само рабочее место было знаком, символом авторитета, власти, уважения. Наличие стола и стула, по крайней мере, говорило о том, что ты нужен этой организации и еще не уволен. Действительность, а точнее, привычные взгляды на нее меняются – сегодня, в эпоху жесточайшего дефицита кадров, вследствие подорванной в перестройку демографии страны, работодатель не чувствует себя так уверенно, как раньше.

Преображаются и парадигмы мышления. Теперь не компания нанимает сотрудников, а сотрудники продают свои ресурсы (время, мозги) компании. Это, казалось бы, незначительное различие кардинальным образом изменяет расстановку сил на шахматной доске.

Как и предыдущая парадигма, новые идеи массового сознания преобразовывают нашу повседневность. Бизнес перестает быть формальным учреждением. Главное лицо для большей части бизнесов – клиент – хочет видеть жизнерадостность и оптимизм, а не мрачность, простоту и приветливость со всеми, а не высокомерие обслуживания для избранных, расслабленность, а не напряженность. Причем не важно, банк имеется в виду или продуктовый магазин.

Чувствуете разницу? Можно начать забывать о ритуалах бизнес - общения. Даже в переговорах уже смешно выглядит, когда представитель одной компании делает вступительное представление компании представителю другой компании. Больше не нужно заверений, что вы никогда не подкачаете, – это будет теперь воспринято, как самовосхваление, а то и обман. Это может быть понято так, что вы как поставщик или подрядчик точно когда-нибудь подкачаете, допустите ошибку или просто не успеете. Но, слава Богу, люди теперь и ждут не бесполезных обещаний – они смотрят и проверяют, какова компания и её работники в момент, когда, как говорится, «дерьмо случается».

Во всем этом тоже чувствуется веяние нового времени. В мире стало больше искреннего, естественного, так как потребитель предпочитает, чтобы ему «не выедали и не парили мозг», не считали его за наивного «юзера» без вкуса. Понты больше не в моде – в моде легкость потребительского бытия. Не знаю, надолго ли, но пока это тоже тенденция.

нужна одна победа

Вместе с макро-тенденциями, как мне кажется, век Водолея принес некоторое смещение фокуса внимания на нашу жизнь. По крайней мере, сложно отрицать, что человек обратил свой взор внутрь себя, к своим исконным ресурсам, к внутреннему знанию. Фильмы про звездные войны.сменились сериалами про людей с неограниченными возможностями. И хотя хрестоматийные библейские вопросы существовали всегда, именно сейчас стало модным заниматься осознанием своего предназначения. Человечество то ли услышало голос извне, то ли поняло самостоятельно, что ответы имеет смысл искать внутри себя, и, главное, они там уже имеются. В настоящее время почти никого не удивить мыслью, что наши действия являются производной наших мыслей, представлений, привычных взглядов на вещи.

Когда я учился в школе, классе в шестом, то отчетливо понял, что не хочу работать. Нет, я осознавал, что не смогу сидеть без дела. Я был очень одаренным и трудолюбивым мальчиком. Но перспектива усохнуть в стенах какого-нибудь учреждения, вроде тех, куда зачем-то ежедневно уходили мои родители, меня не грела. Мне грезилась уж скорее перспектива опального поэта, например, Бродского, или «лавры» Аксенова, или ссылка Сахарова. Но я очень пронзительно почувствовал, что советская действительность меня угнетает. Сейчас я бы провел параллель между стохатической, синхронной системой социалистического труда, с ее культами и нравственными принципами, бюстами и кумачами, античеловеческой, парадоксальной логикой происходящего и жесткой корпоративной капиталистической жизнью, с присущими ей также корпоративными культурами, идеологическими ценностями, Вижином и Мишином*.

Тогда я не мог, наверное, так думать, не знал, с чем сравнивать, – но интуитивно выбрал, заметьте, не другую страну, а другой формат жизни. И мне казалось, будто я делаю что-то неправильное, порочное. И даже получал этому подтверждение, когда учительница говорила про меня «тунеядец» и «индивидуалист». Надо же, как меняется мир: сейчас я бы посчитал это за комплимент.

Мне повезло, все разрешилось лучше, чем могло бы… Началась перестройка, и в этой круговерти никому уже не было дела до меня. Я и сам не заметил, как закружила меня жизнь, понесла и выбросила на берег уже совсем в другом времени. Во времени, где нежелание вставать по заводскому гудку не является позором.

И вот что кажется мне… В конечном итоге счет идет не по количеству денег и не по количеству побед, которые ты одержал в этой жизни. По сути, победа нужна одна, один раз. Это победа над собой. Это победа, достигнув которой, ты вырываешь себя из общего потока неосознанности, синхронизирующей всех нас жизни, обнаруживаешь тонкую разницу между собственным предназначением и привычным ходом рассуждений, находишь свой единственный путь и следуешь ему без страха и упрека!

А остальные победы – это всего лишь еще один такой фетиш, который нам как-то незаметно привили еще в детстве, чтобы ИМ нами было легче управлять. Ой, я не сказал ничего лишнего?

В конечном счете, есть один критерий, по которому любой поймет, прожил ли жизнь хорошо: была ли радость в его жизни, созидал ли он или выживал, силился ли чему-то соответствовать или служил своемусобственному Богу. Я называю это состояние Жизненным Балансом.
Книга "Соло на бизнесе" в подробностях рассматривает философию и идеологию сольной деловой карьеры, а также отвечает на массу внутренних вопросов, возникающих как у тех, кто только начал размышлять о собственном бизнесе, так и у тех, кто уже давно и бесповоротно ушел в свободное плавание. Маргарет Тетчер как-то сказала: "Некоторые работают, чтобы жить, я живу, чтобы работать". Автор книги убежден в том, что в современном мире именно индивидуальное предпринимательство может сохранить свободу личности и способствовать ее истинному раскрытию. В книге обсуждаются не только личностные качества и психологические характеристики, которые помогут человеку реализоваться в этой сфере деятельности, но и модели мышления и поведения, успешные в условиях сильно изменившейся в последние десятилетия жизни. Иван Бубнов - бизнес-тренер с 1992 г., персональный коуч и дипломированный консультант по управлению и организационному развитию с десятилетним стажем. Начав свое самостоятельное деловое творчество с издательства и студии промышленного дизайна, в настоящее время автор занят индивидуальным консультированием владельцев и управляющих бизнесов, а также проводит комплексные программы повышения эффективности делового контекста и компетенций управленческих команд; автор более 50 статей в российской прессе по персональному и организационному развитию.