Карл Ругер. Боец

Обращение к читателям

Автор просит уважаемых читателей, отнестись с пониманием к вольному использованию им, то есть, автором, имен собственных и географических названий. Никакого подтекста в этом не кроется, а объясняется нежеланием множить сущности и обременять читателя необходимостью запоминать неологизмы и бессмысленные сочетания букв. Кроме того, автор напоминает, что данный текст есть сказка для взрослых, фантастическое повествование, но никак не исторический роман. Поэтому анахронизмы и якобы неточности в описании средневекового быта, одежды и оружия таковыми на самом деле не являются, точно так же, как известная мера идеализации описываемого мира - всего лишь жанровый прием.

Я Карл Ругер. Моя жизнь - дорога. Дорога, у которой нет начала и не будет конца. Я не знаю, как оказался в этом мире, но, вероятно, у этого события, как и у любого другого, есть причины и обстоятельства. Ни первые, ни вторые мне не известны, но и это, скорее всего, не просто так. А дорога, ... Что ж, дорога хороша уже тем, что не утомляет мой разум и мои чувства однообразием. Я иду, и, как знать, не откроет ли мое будущее тайну моего прошлого? Но одно я знаю наверняка. Никто, ни Боги, ни люди не способны положить предел моему пути. Лишь одна Судьба, великая и непостижимая властительница всего сущего - Судьба, внятно говорящая со мной языком моего собственного сердца, лишь одна она в праве и силе сказать мне однажды, остановись! Вот это и будет конец моей дороги. Но я чувствую, что мгновение это наступит не скоро, и, значит, мой путь устремлен в бесконечность.

Я Карл Ругер, боец.

Глава 1. Фестиваль.

1.

Волки пришли глухой ночью. Карл проснулся и сел у костра. Впрочем, костер, который он развел вечером, уже догорел, только кое-где еще пробивалось сквозь золу подернутое пепельной пеленой малиновое свечение. Такой костер ночных охотников отпугнуть не мог. Волки вышли на поляну, прямо под льющийся сверху свет полной луны и застыли, рассматривая сидящего человека.

- Боишься? - спросили глаза вожака.

- А должен? - усмехнулся в ответ Карл.

- Обязан! - оскалился волк и, повернувшись, пошел обратно в плотный мрак, сгустившийся среди спящих деревьев. За ним поспешили остальные. Секунда, другая, и стая растаяла в ночи, как будто и не было этого странного визита. И снова ночной лес, лунное серебро, заливающее широкую поляну, и тишина.

Карл посмотрел вслед волкам, потом поднялся - раз уж разбудили - подбросил в потухший костер сухой валежник. Нагнулся, подул на рдеющие угли, и увидел, как робко поднялся над ними огонь, как осторожно лизнули тоненькие язычки пламени сухую кору. Треснула веточка, пробежала желто-красная змейка, и пламя ожило, взметнулось, пожирая брошенные щедрой рукой Карла ветки.

2.

Беда случилась в этих краях давно. Больше ста лет прошло с тех пор, как Большое чумное поветрие едва ли не насмерть выкосило в Илиме население городов и больших деревень. Дело давнее, но память людская - долгая. И приморская дорога так доныне и звалась, Чумной Тракт. Вот, по Чумному Тракту и шел Карл навстречу солнцу.

День выдался чудесный. Весна в этом году началась рано, и теперь, в середине апреля, реки и ручьи, сбегавшие с гор к морю, весело шумели талой водой. Горы были зелены. Цвели прибрежные сады, и в зеленых рощах перекликались птицы. А прогретый солнцем воздух был свеж и напоен запахом моря и ароматами весенних трав. Карл шел не торопясь, радуясь нежаркому солнцу и мягкости красок просторного мира, через который лежал его путь. Не было причин торопить время, и не было у Карла цели, которая заставила бы его ускорить шаг.

К удивлению Карла, дорога была почти пустынна. С утра, он миновал уже несколько деревень и хуторов, и, по его расчетам, Семь Островов были уже не далеко. Но немногочисленные прохожие и проезжие, встреченные им за много часов пути, двигались ему навстречу, а вот попутчиков у Карла не было вовсе, лишь далеко впереди то показывался, то исчезал за очередным поворотом дороги, задок небольшого фургона. Фургон этот, крытый желтоватым грубым полотном, появился на дороге ближе к полудню, неторопливо догнал, а затем и обогнал Карла, и теперь пылил впереди. За то время, что фургон ехал рядом, Карл успел рассмотреть одетого по-деревенски старика-возницу и молодую женщину, вернее девушку, в хорошем дорожном платье, сидевшую рядом с ним. Девушка обращала на себя внимание красотой и выражением отчаянной решимости, написанным на ее прелестном лице, но вскоре золото ее волос скрылось вдали, и теперь разглядеть какие-нибудь детали было уже невозможно.

"На праздник не похоже, на войну тоже, - подумал Карл, огибая скалу, за которой дорога, судя по всему, делала поворот. - Что же тогда?" За скалой, тракт, действительно, сначала, поворачивал к югу, а затем начинал плавной дугой спускаться к морю. Место было высокое, и поворот открыл Карлу чарующий вид на море и побережье. Солнце уже было за его спиной и начинало клониться к закату, но светило все еще достаточно ярко, чтобы рассмотреть открывшуюся картину во всех деталях. В нескольких лигах впереди, там, где Чумной Тракт ближе всего подходил к морскому берегу, начинался длинный мыс ("Долгий мыс", - вспомнилось Карлу) а от окончания мыса отплывала в темнеющие вечерние воды маленькая флотилия островов. Семь островов. Семь Островов, так город и назывался. Деревни и фермы, расположившиеся на пологом склоне горы, принадлежали королевству Илим, но уже Долгий мыс являлся собственностью города, о чем недвусмысленно свидетельствовала высокая крепостная стена, перечеркивавшая узкий перешеек. От Чумного тракта к мысу вела дорога, на которую как раз съезжал теперь давешний фургон. Дорога эта проходила, затем, сквозь привратную башню, высоко поднявшуюся над крепостной стеной и окрестностями, и вела дальше по неширокому мысу, через длинную дамбу, укрепленную тремя башнями, к городской стене Первой Сестры - первого из семи островов, на которых и был построен богатейший город северного побережья. За этой, второй, стеной начинался, собственно, город, видны были высокие каменные дома под черепичными крышами, многочисленные шпили и цветные купола, башни и дворцы. С того места, где стоял сейчас Карл, можно было увидеть еще одну дамбу, ту, что протянулась от Первой Сестры ко Второй, виден был и Ближний порт на западной оконечности третьего острова, но все остальное воспринималось лишь, как великолепное целое. Детали скрадывало расстояние.

Трудно было оторвать взгляд от панорамы города и моря, зеленых куп деревьев, росших вдоль тракта, скалистого морского берега, видневшихся вдали рыбачьих деревень, от всего этого великолепия, созданного Богами и людьми, природой и временем. И Карл, который не любил нарушать гармонию желаемого и возможного, несколько минут оставался на месте, отдавшись созерцанию, раскрыв глаза и сердце магическому очарованию места и времени. Тем не менее, он находился в пути. Дорога звала его, потому что в противном случае, ему пришлось бы заночевать под открытым небом. Такая перспектива его не пугала, но сегодня он хотел спать в городе. Поэтому, бросив еще один взгляд вниз, он повернулся и пошел туда, куда вел его Чумной тракт. По его расчетам, он должен был успеть достигнуть городских ворот до их закрытия. Времени, если не стоять на месте, было еще достаточно, и шага он не ускорил. Грохот копыт застал Карла в самом начале спуска. Он отошел к краю дороги и оглянулся. Его быстро нагоняла маленькая кавалькада всадников. Лошади у них были просто великолепны - это можно было увидеть, даже ничего в лошадях не смысля - и одеты всадники были настолько вызывающе роскошно, что их принадлежность к высшей знати - королевской или городской - не вызывала сомнений. Однако на Карла все это великолепие никакого впечатления не произвело. Мир велик и щедр, в нем есть истинные чудеса и настоящие диковины, так стоит ли тратить силы души на обычные роскошь и богатство? Тем не менее, Карл счел необходимым поклониться женщине, возглавлявшей кавалькаду. Это был поклон вежливости и ничего более. Точно таким же поклоном - несколько часов назад - Карл приветствовал и красавицу, ехавшую в сторону Семи Островов в простом деревенском фургоне.

Он поклонился, и его поклон был замечен. Неожиданно и необъяснимо, во всяком случае, для него самого, Карл привлек к себе внимание кавалерственной дамы, скакавшей на вороном коне. Она придержала своего высокого жеребца, чуть повернула голову, и пристально посмотрела на Карла. Он спокойно встретил взгляд ее больших темных глаз и чуть улыбнулся. Он всегда так улыбался женщинам, в особенности, если они были молоды и красивы. А эта женщина была и молода и изыскано, красива - "Снова красавица?" - хотя, надо признать, что тонкие черты ее лица, прежде всего, вызывали впечатление непреклонной воли и даже суровости, и лишь затем, как о чем-то необязательном, упоминали о красоте. Кожа у женщины была мраморно белая, но волосы и глаза - черные. Контраст усиливал впечатление, но одновременно вселял в сердце смутное беспредметное беспокойство.

Секунду они смотрели друг на друга, но затем, по-видимому, потеряв интерес к одинокому путнику, женщина отвернулась, пришпорила коня и умчалась вперед, увлекая за собой остальных всадников, наверняка, составлявших ее свиту. Карл проводил их долгим взглядом и пошел дальше. Однако минут через пять он получил от неизвестной всадницы крайне странное послание, о форме и содержании которого, еще предстояло подумать. В дорожной пыли, прямо по середине тракта лежал кожаный кошель. Карл подошел и, нагнувшись, поднял его с земли. Кошель был сшит из тисненой кожи, окрашенной в темно-синий цвет, и украшен золотой саламандрой. Внутри лежало 15 королевских марок.

На случайное совпадение было не похоже, хотя полностью исключать вероятность того, что кошель просто сорвался на скаку с пояса одного из кавалеров, сопровождавших властную красавицу, было бы не правильно. И все-таки, Карл чувствовал, что это именно послание. От нее к нему. О чем? Время покажет. Он положил кошель во внутренний карман своего кожаного камзола и продолжил путь. Начинало смеркаться, хотя в этих широтах до полной темноты было еще далеко. С приближением вечера подул прохладный морской бриз, и Карл плотнее запахнул плащ. Тепло дня уступало место прохладе вечера, а ночь обещала быть по-настоящему холодной, но до ночи он предполагал оказаться внутри городских стен, в гостинице или на постоялом дворе, но, непременно, под крышей и с живым огнем, поселившимся в очаге.

Через полчаса Карл был уже внизу. Здесь от Чумного тракта, уходившего дальше на восток, к Ско и Стамну, отделялась дорога в Семь Островов, сворачивавшая на север. За небольшой рощицей, которую прорезала эта дорога, видны были высокая круглая башня из серого камня и верхний край зубчатой крепостной стены. Прежде, чем продолжить свой путь, Карл остановился на секунду и посмотрел вдоль тракта. Дорога была пустынна, только вдали, в сгущающихся сумерках, растворялся уезжающий прочь знакомый фургон. Посмотрев ему вслед, Карл кивнул своим мыслям и свернул к городу. И снова, как это случилось с ним часом раньше, за его спиной застучали копыта лошадей. Он оглянулся через плечо и разглядел в наступивших сумерках группу всадников, спускавшихся к нему по тракту быстрой рысью. Пройдя еще несколько шагов вперед, Карл, как и прежде, отошел на обочину и повернулся к верховым. Их было человек восемь. Все, как на подбор, горделивые кавалеры, однако возглавляла кавалькаду снова всадница. Как и первая, она была черноволоса и белолица, и, хотя сумерки мешали рассмотреть ее лучше, Карлу показалось, что она тоже красавица, но только значительно моложе той, первой, возможно, даже, что эта женщина была совсем юной.

"Третья, - отметил он, склоняя голову в вежливом поклоне. - Или люди все врут, говоря о магии чисел? Но ведь это Семь Островов ".

И вновь, как если бы всадница задумала подражать своей старшей предшественнице, девушка задержала коня, всматриваясь в Карла. Их глаза встретились, секунда, и вот она уже уносится прочь, не сказав ни слова, никак не объяснив своего интереса.

"Любопытно, что я найду на дороге на этот раз? - усмехнувшись мысленно, спросил себя Карл и отправился вслед за верховыми. - И найду ли что-нибудь вообще?"

Он ничего не нашел, хотя внимательно смотрел себе под ноги, не забывая, впрочем, посматривать и на удаляющихся всадников. У ворот они остановились на минуту или две, и хотя видно было уже совсем плохо, Карл все-таки разглядел, что, чуть наклонившись вперед и вбок, женщина о чем-то разговаривает с вышедшим ей навстречу офицером. Когда же и он дошел, наконец, до ворот, всадников и след простыл, но вот офицер, по-прежнему, стоял на том же самом месте и смотрел на приближающегося к нему Карла, как будто дожидаясь, пока Карл доберется до ворот. В руках у стражников, стоявших за спиной лейтенанта, горели факелы. В их свете офицер внимательно осмотрел Карла и спросил:

- Кто ты? откуда, и зачем пришел в Сдом?

- Сдом? - переспросил Карл. - Я полагал, что ваш город называется Семь Островов.

- Да, - кивнул офицер. - Так его называют в большом мире. Но мы зовем его Сдом. Ты не ответил на мои вопросы, прохожий.

- Меня зовут Карл Ругер, - ответил Карл. - Я пришел из Пари и хочу пожить в вашем городе, офицер.

- Проходи, Карл Ругер, - офицер сделал широкий приглашающий жест рукой. - Ворота еще открыты.

Карл поклонился офицеру и вошел под своды башни. За его спиной раздался тяжелый долгий скрип, и, оглянувшись, Карл увидел, что стражники закрывают ворота.

- Иди, иди, Карл, - помахал ему рукой офицер. - Поторопись, Мостовые ворота закроются ровно через час.

Карл ускорил шаги. Смеркалось, и свежесть вечера быстро сменялась сырым холодом ночи на берегу моря. Слева и справа от Карла, быстро идущего по пустынной погруженной в сумрак дороге, виднелись плотные группы деревьев. Он не мог рассмотреть, были ли это рощи или сады. Возможно, здесь были и сады и рощи. Среди темных деревьев, тут и там прятались одинокие строения, в окнах некоторых из них горел свет. На востоке через кроны деревьев уже просачивалось лунное серебро, там вставала Че.

Карл шел один. Не было ни встречных, ни попутчиков. Тишину нарушали лишь редкие вскрики птиц, да тихое шуршание мелкого зверья в придорожных кустах. Одиночество не утомляло Карла, но недоумение его росло. А время уходило, и это заставляло его спешить. Казалось, наступающая ночь съедает вместе со светом дня и его усилия, стремясь ему помешать. Спор со временем и расстоянием начинал увлекать его, погружая в состояние безумной и бездумной гонки.

"Гон! - сказал он себе. - Это гон, но я не загнанный зверь".

Он заставил себя идти медленнее и дышать, глубоко и размерено. Скрип гравия под ногами успокаивал сердце. Прохладный ветерок овевал лицо. До Мостовой башни Карл добрался вовремя.

Стуча подкованными сапогами по деревянному настилу, он прошел по подъемному мосту к зеву ворот, освещенных огнем факелов, вошел под арку, миновал темный каменный тоннель, похожий на штольню рудокопов, и вышел на дамбу. За его спиной глухо зазвенели массивные цепи подъемного механизма. А перед ним снова лежала дорога.

Карл посмотрел вперед. Здесь было значительно светлее, возможно, из-за того, что слабо светилось, фосфоресцируя, само море, и еще потому, что поднявшаяся над горизонтом Че в третьей четверти освещала сбоку город и дамбу своим призрачным светом. Дамба - прямая, как стрела - уходила вперед к массивной и приземистой круглой башне - Балансиру, как принято, было ее называть, имея в виду то, что два отрезка дамбы по обеим ее сторонам были похожи на коромысла весов. Быстрым шагом Карл прошел двести метров до башни и обнаружил, что ворота открыты. По-видимому, в мирное время Балансир на ночь не запирался. Пройдя его насквозь, Карл вышел на последний участок дороги. Теперь перед ним во всем своем грозном великолепии открылась городская стена, замкнутая еще одной, третьей, на этот раз, восьмигранной башней. Укрепления города производили впечатление. Однако кроме всего прочего, они намекали на то, что даже колдунам Сдома было чего опасаться.

"И кого", - сказал себе Карл, проходя мимо молчаливых стражников в город.

Он был последним, кто вошел в Семь Островов этим днем. Тяжелые окованные сталью ворота начали закрываться, едва он их миновал.

3.

Пройдя сквозь арку ворот, Карл оказался на мощеной булыжником площади. Здесь, бледный свет луны не столько прогонял тьму наступившей ночи, сколько разбавлял ее, превращая в подсеребренный сумрак. Все-таки Карл смог рассмотреть и изящный фонтан, служивший, по всей видимости, не только украшением, и высокие дома, плотно обступившие площадь с трех сторон. Кое-где за мутными бельмастыми окнами угадывались слабые огоньки свечей и масляных лампадок. Впрочем, на двух домах, выходивших на площадь широкими фасадами, рядом с дверями висели фонари, горевшие слишком ярко для обычных масляных ламп. Что это было такое, Карл не знал, но если верить вывескам, этими фонарями освещенным, оба дома являлись гостиницами.

Справа от него, темнел зев узкого переулка, идущего параллельно крепостной стене. Еще две улицы, уходившие куда-то в глубину города, начинались прямо напротив надвратной башни. Площадь была пуста, и спросить было некого, но Карл и вообще-то привык во всем полагаться только на себя, в данном случае - на свои ощущения. Он подошел к фонтану и огляделся. Гостиница справа от него называлась незамысловато, но со смыслом, "Путник отдохни". Название Карлу понравилось, к тому же гостиница находилась справа.

"Значит, Путник", - решил он и уже через минуту, толкнув тяжелую дубовую дверь, оказался в общем зале гостиницы.

Чутье его не обмануло, впрочем, как знать, быть может, и все остальные гостиницы в Семи Островах были такими же опрятными и уютными? Стены общего зала были оштукатурены, пол засыпан свежими опилками, высокий потолок лежал на мощных поперечных балках, с которых свисали пучки сухих трав и связки чеснока и лука. Горели масляные лампы, и пылали дрова в двух больших каминах. В дальней части зала, на небольшом возвышении сидел старик-музыкант и тихо наигрывал какой-то бесхитростный мотив на чембало. Тихие трогающие душу звуки плыли по полупустому залу, смешиваясь со звуками человеческой речи, с волнами тепла, идущими от каминов, и запахами кухни, которые не раздражали, но возбуждали аппетит. За длинными столами сидели, в основном, местные жители, но были здесь и постояльцы гостиницы. В чем тут было дело, чем они так уж отличались от зашедших посидеть за пивом горожан, сразу и не скажешь, но Карл без труда выделил их взглядом, не без удивления обнаружив среди постояльцев именно этой гостиницы и давешнюю девушку из фургона.

"Значит, это был не ее фургон", - подумал Карл. Он подошел к столу, сбросил дорожный мешок прямо на пол, и сел напротив незнакомки.

- Доброй ночи, сударыня, - поклонился он девушке. - Сегодня днем, вы обогнали меня на Чумном Тракте. Рад вас видеть в здравии и благополучии. Меня зовут Карл Ругер. К вашим услугам.

Девушка вскинула на Карла большие голубые глаза. Она явно была удивлена и, пожалуй, даже возмущена его обращением. Подобного рода условности характерны для многих мест и стран, но ...

- Если я вас оскорбил, сударыня, прошу меня великодушно простить. Но я полагаю, что многие условности теряют на чужбине свою силу. Кто же может вам меня здесь представить? Ведь, мы оба чужие в чужом городе.

Он улыбнулся.

Девушка молчала. Возможно, она обдумывала его слова.

- Меня зовут, Дебора, - сказала она, наконец. - Вы могли опоздать, Карл.

- Я никогда никуда не опаздываю, - усмехнулся он. - Это принцип. Вы знаете, что такое принцип?

Он смотрел ей прямо в глаза. У нее были дивные глаза, глаза небесно-голубого цвета, но в них жила старая обида и горечь потерь.

- Я знаю, что такое принцип, - мягко улыбнулась она, возвращаясь к еде. - Я только не знаю, осуществим ли ваш принцип в вещном мире.

"А ты, оказывается, получила недурное образование, Дебора. Интересно, где?"

- Дело в том, Дебора, что я никогда и никуда не спешу.

"Ну, почти никогда, - признал он, вспомнив дорогу по Долгому мысу, - особенно, если меня не торопят".

- Прошу прощения, сударыня, - Карл встал, снял плащ - оказалось, что в гостинице тепло - и бросил его на скамью рядом. Затем отстегнул от пояса узкий меч, из тех, что в Загорье зовут шпагами, и положил его поверх плаща. Потом он снова сел и хотел уже продолжить разговор, но его отвлекла подошедшая служанка, спросившая, что гость будет, есть и пить. Ответ был растворен в воздухе, напоенном ароматами кухни.

- Хаш, - ответил Карл, не задумываясь. - Тушеная фасоль, лепешки и крепкое красное вино.

Он с удовольствием наблюдал, как ест Дебора. Она кушала аккуратно, не быстро и не медленно. Но дело было в другом. Его взгляд притягивали губы Деборы. Полные, но изящно очерченные, они двигались мягко и плавно, с той естественной природной грацией, которая сродни мировой гармонии, но которая также затрагивает в кавалере те струны мужественности, играть на которых дано лишь природе и женщине. Карл смотрел.

- Откуда вы, Карл, - голос у Деборы был подстать ее губам, подстать всему ее облику воплощенной женственности. Он был грудным, сильным и чистым, прозрачным.

- Вы имеете в виду мою родину? - переспросил Карл. - Из Линда. А почему вы спрашиваете?

- В Загорье не принято смотреть на то, как ест другой человек.

- В Приморье тоже, - усмехнулся Карл. - Но я смотрю на ваши губы, а это совсем другое.

Дебора вскинула на него удивленный взгляд. Прозрачная голубизна сгустилась, чуть потемнела, напомнив Карлу синеву предвечернего неба, и он увидел, как стремительно краснеет ее тонкая белая кожа на высоких скулах.

"Ну, вот, ты и снова удивилась, красавица. Что поделаешь, это у меня такой дар, - удивлять".

- Вы ...

- Я был несдержан, сударыня, - Карл склонил голову и посмотрел на пустой стол перед собой. - Тысяча извинений.

- Вы ... Вы напугали меня, но ... Вероятно, люди вашей профессии не могут иначе. Ведь отвага родная сестра прямолинейности, не так ли?

"А теперь она цитирует Льва из Сагеры, если я не ошибаюсь".

- И какова же, по вашему, моя профессия? - Карл увидел служанку, спешащую к нему с большим деревянным подносом в руках.

- Разве вы не солдат? - спросила Дебора. - Я подумала, что вы хотите наняться в дружину князя или в гвардию одной из Семей. Так вы приехали на Фестиваль?

Ее глаза внимательно изучали его лицо.

"Ну, вот, а теперь уже не вежливы вы, сударыня, - мысленно усмехнулся Карл. - Разве может добропорядочная девушка так открыто смотреть на мужчину?"

- Что такое, Фестиваль? - спросил он. Слово было ему знакомо, но он не заметил, чтобы город готовился к празднику. - Здесь будет карнавал?

- Вы, что же, не знаете? - в ее голосе прорезались нотки уже не удивления, а самого настоящего ... ужаса? Пожалуй, что так. Но самое интересное, что нечто, подобное испугу, заставило напрячься при его словах и служанку, как раз выставлявшую перед Карлом миски с едой и кувшин с вином.

- И о чем же я не знаю?

- О Фестивале, - тихо сказала Дебора и опустила глаза. - Вам ... вам должны были сказать об этом еще при входе в город.

"Вот как? Любопытно. О чем же забыл мне сказать тот лейтенант?"

- Итак, - сказал он вслух. - Что же это такое, ваш Фестиваль?

Дебора, очевидно, справилась со своим волнением, но в ее взгляде читалось теперь участие.

- Раз в году, - она говорила внешне спокойно, но Карл чувствовал, что за произносимыми девушкой словами скрывается нечто очень серьезное, с ним, Карлом, однако, впрямую не связанное. Непременно, имелось здесь что-то другое, очень личное, важное именно для самой Деборы. - Раз в году, Шесть Семей объявляют Фестиваль. Это единственная возможность постороннему войти в Семью. Все кто пришел в город в этот день, смогут принять участие в Испытаниях. Прошедший Испытание, будет принят одной из семей. Остальные могут попробовать наняться в дружину или стать гвардейцами - Семьи охотно берут на службу опытных бойцов - но тот из чужаков, кто до следующей полуночи останется не при деле, будет обращен в рабство. Таков закон. А вы ... Быть может, если вы не зря носите меч, вы все-таки смогли бы ...

- Не расстраивайтесь, Дебора, - успокаивающе улыбнулся Карл. - Все как-нибудь устроится. До следующей полуночи еще так много времени!

Он налил себе вина, сделал глоток, и спросил:

- А вы? В какую семью хотите попасть вы?

- В любую, - тихим и каким-то неожиданно безжизненным голосом ответила Дебора. - Спокойной ночи!

Она встала из-за стола и ушла не оборачиваясь.

"Какие ужасные тайны скрывает твое сердце, девушка?" - он проводил ее взглядом до крутой лестницы наверх, и принялся за еду.

Фантастический роман. Война и Дорога стали его Судьбой. Боец и Долгоидущий - он менял врагов и сюзеренов, переходил из страны в страну, из языка в язык, успел побывать и солдатом, и военачальником, но суть оставалась неизменна: он был человеком войны. Под ее грозную музыку вершится все - даже любовь, обретенная им на бесконечных дорогах ойкумены. В опаснейших схватках с могущественными магами, искусными бойцами и невиданными существами шел он сквозь реальность, раскачанную бросками Костей Судьбы. Кто-то неизвестный решил сыграть в самую опасную и непредсказуемую игру в мире. И вот уже в ничем не ограниченном пространстве Мрака летят, рождая свет и объем, шесть игральных костей, выточенных в давние времена из шести первых камней…