Конклав Бессмертных. В краю далеком

Пролог

   Багровые небеса, покрытые фиолетовыми росчерками перистых облаков, жили своей, непонятной смертным жизнью. Там в вышине метались тени, беззвучно вспыхивали молнии, сменяли друг друга расплывчатые миражи. Солнечные лучи с трудом пробивались через безумную вакханалию сил, придавая новый облик привычным вещам, больше подходящий ландшафтам Ада Данте.
   - Я уже начинаю жалеть, что решил сюда приехать, - пробормотал Дымов, выглядывая в распахнутое окно. Пальцы бизнесмена раздражённо барабанили по деревянной раме. Рядом стоял недовольный телохранитель и устало просил подопечного:
   - Шеф, вы бы не высовывались так, а?! Не надо быть снайпером, чтобы вас сейчас подстрелить...
   - Сергей, прекрати! Если захотят убить, то никакие охранники не спасут. Можно уцелеть после первого покушения, после второго, третьего или даже десятого, но рано или поздно тебя достанут. - Выдав эту тираду, Алексей Геннадиевич всё-таки отошёл от окна. Несмотря ни на что, бесполезный риск он не любил.
   В мире, где граница между бизнесом и криминалом становилась до неприличия тонкой, Алексей Геннадиевич Дымов слыл жёстким, безжалостным человеком. Не чураясь дурно пахнущих авантюр, а кое-где и измазавшись в крови, он прочно укрепился на отвоёванном островке богатства и власти. Холодная расчётливость позволила когда-то молодому оболтусу Лёше Хмурому достигнуть нынешних высот и стать просто Хмурым - авторитетной фигурой, защищённой не только и не столько толпой охранников, а окружающей её аурой власти.
   - Что там с заводом? Даниил не звонил? - спросил Дымов, опустившись в кресло и задумчиво уставившись в потолок. Пальцами он медленно гладил чёрный камень в перстне на левой руке.
   - Нет, шеф. Да и рано ещё, восьми ведь нет! - удивлённо протянул телохранитель, заставив Алексея Геннадиевича нахмуриться. Бизнесмен недовольно качнул головой.
   - Мы здесь уже неделю, а от этих кошмаров у меня уже голова кругом идёт.
   Сергей промолчал, но выражение его лица ясно говорило, насколько он согласен со словами шефа. Будь на то его воля, он и носа бы не сунул в ненавистный город. Впрочем, они были не одиноки в своих чувствах. Непонятный катаклизм, в эпицентре которого оказался Сосновск, многим успел исковеркать жизнь. Изматывающие, сводящие с ума ночные кошмары и преобразившееся небо заставляли людей терять рассудок, лишали воли к жизни. Самые умные или трусливые бежали из города, за бесценок распродав имущество. Кое-где уже закрывались магазины, а на вокзалах стояли огромные очереди в кассы. В воздухе витало ощущение нарастающей паники.
   Из космоса творящаяся с небесами чертовщина выглядела как гигантское, бурлящее красное пятно, накрывшее город. Его брат близнец возник над каким-то заштатным городком в Северной Америке. Гипотез выдвигалось много, но правдоподобно объяснить происходящее так никому и не удалось. Наука оказалась бессильна, уступив место тёмному мракобесию. Со всего мира в Сосновск понаехали экстрасенсы, маги, колдуны и прочие шарлатаны, провозглашая пророчества, предвещая грядущие беды и обещая обязательное спасение для избранных. Всё за соответствующую плату, разумеется.
   В такое время умелый, не боящийся риска человек может сколотить настоящее состояние. Кто-то спекулирует билетами на отходящие поезда, кто-то подрабатывает извозом, взвинтив цены в десятки раз, а кто-то по дешёвке скупает имущество беглецов. Дымов не собирался уподобляться всей этой мелкой шушере и вступил в игру, где на кону была действительно серьёзная ставка - Тракторный завод. Именно поэтому он лично прибыл в доселе неизвестный ему Сосновск и который день мучился в местной гостинице.
   - Ладно, тогда давай по городу покатаемся. Сидеть в четырёх стенах я больше не смогу!
   Слова Хмурого заставили Сергея встрепенуться. Он уже начал тянуть из кармана рацию, но Дымов его остановил.
   - Не надо. Ни к чему устраивать из простой прогулки шоу с машинами сопровождения, мигалками и охраной.
   - Но, Алексей Геннадиевич!!
   - Не спорь! Кроме тебя и водителя никого не будет. Ясно?
   Металл в голосе Хмурого ясно показал, что устраивать пустые дискуссии он не намерен. Телохранителю оставалось лишь смириться с решением хозяина.
   Через полчаса Дымов с Сергеем уже спускались вниз на противно скрипящем лифте. Быстрым шагом пройдя через обшарпанный холл, выскочили на улицу.
   - Дышится-то здесь полегче, чем в комнате! - неприязненно сказал бизнесмен, потянув носом. Со вчерашнего вечера в груди поселилась противная тяжесть, пробуждая навязчивое желание сделать глубокий вздох.
   - Алексей Геннадиевич, что-то случилось! - воскликнул Сергей, не слушая шефа. Телохранитель напряжённо поглядывал в сторону десятка зевак, столпившихся вокруг лежащего на тротуаре тела. - Когда мы из номера выходили, всё спокойно было.
   - Значит это стряслось, пока мы спускались вниз! - оборвал его Хмурый. Повернувшись к стоящему у входа охраннику гостиницы, бизнесмен спросил: - Вы не подскажете, что произошло?
   Молодой человек, наслышанный о важном госте, почтительно пояснил:
   - Столичный журналист. Прибыл на прошлой неделе и поселился в люксе на седьмом этаже. Всё жаловался на кошмары, а сегодня не выдержал. Слабак!
   Алексей Геннадиевич испытующе посмотрел на парня. Одутловатое лицо, полопавшиеся сосудики в глазах и запах перегара, приглушённый ароматом ментола - понятно, как местный персонал сражается с подступающим безумием. Непонятный катаклизм исподволь подтачивал людские души, выискивая слабину.
   С трудом сдержав брезгливую гримасу, Хмурый бросил Сергею:
   - Мы едем или так и будем здесь торчать?!
   Телохранитель тут же заторопился.
   - Конечно, шеф! Машина сейчас будет.
   Вторя его словам, напротив входа остановился новенький "Лексус". Открыв шефу заднюю дверь и дождавшись пока тот усядется, Сергей запрыгнул на сиденье рядом с водителем.
   - Куда едем? - Голос телохранителя звучал неестественно весело. Даже если ты не раз лицом к лицу встречался со смертью, то это не значит, что ты останешься равнодушен к её визиту. Пусть и к кому-то другому!
   - Давай к центру, а там решим.
   Алексей Геннадиевич вновь посмотрел на собравшуюся вокруг погибшего журналиста толпу, где наконец-то появились скорая помощь и милиция. Эх, а может махнуть рукой на этот завод и уехать из города? Не хотелось бы закончить жизнь так же глупо... От собственного малодушия бизнесмен презрительно скривился. Вот так и подкрадывается старость: ты всё больше и больше осторожничаешь, забываешь о риске, начинаешь довольствоваться малым, пока не появляется кто-то молодой и более наглый и не занимает твоё место.
   Шофёр Вадим, бросив взгляд в зеркало заднего вида, поймал усмешку хозяина и зябко поёжился. Когда люди уровня Дымова так улыбаются, для всех остальных это кончается плохо.
   - Тормози! - внезапно крикнул Сергей. Как только машина остановилась, он тут же выскочил наружу и замер, задрав голову. Алексей Геннадиевич опустил стекло и вопросительно уставился на телохранителя, ожидая объяснений.
   - Кажется, что-то взорвалось... - неуверенно начал Сергей. - Шеф, может вернёмся обратно в гостиницу?! Рвануло пусть и не в центре, но в той стороне.
   Невдалеке остановились несколько прохожих и принялись куда-то показывать пальцами, оживлённо комментируя увиденное.
   - Дым... Гляди какой дым!
   - Похоже нефтебаза взорвалась...
   - Да нет, нефтебаза чуть в стороне, а это...
   Что же имел ввиду любопытный сосновчанин, остальные так и не узнали. Рвануло с нескольких сторон, да так, что кое-где в домах вылетели окна. Говорливый прохожий на полусогнутых ногах засеменил за угол, испуганно сверкая широко раскрытыми глазами.
   - Гони!!! - заорал телохранитель и нырнул обратно в салон.
   - Куда?! - немного истерично воскликнул Вадим. Дорогу запрудили остановившиеся машины. Их водители в голос матерились, высунувшись из окон или облокотившись об открытые двери. Кто-то пытался объехать препятствия и теперь без остановки сигналил.
   - Назад, к гостинице!!! - продолжал командовать Сергей. - Да не тяни!
   - Спокойнее! - невозмутимо потребовал Дымов, охладив ажиотаж своих людей.
   - Извините, шеф! Но взрывы...
   Договорить Сергей не успел - на соседней улице словно взорвался десяток авиабомб. Происходящее всё сильнее напоминало артиллерийский обстрел города, вот только кто мог сотворить такое в самом центре России?!
   Вадим наконец справился с эмоциями. С трудом вырулив на тротуар, он развернулся и погнал обратно, рискуя в любой миг сбить нерасторопного пешехода. Впрочем, пока ему везло.
   Миновав затор, Вадим тут же съехал на дорогу и прибавил скорости.
   - Вырвались! - шумно вздохнул рядом Сергей и обернулся к Дымову: - Как вы, шеф?
   - В порядке, - бросил тот. - Вот только лихачество это одобрять не собираюсь! Не вижу никакого смысла в...
   Слова подопечного затронули телохранителя за живое.
   - Алексей Геннадиевич, вы уж меня простите, но ваша безопасность - это наша забота. И прошу не мешать исполнять нам свои обязанности!
   Горячность Сергея понравилась Дымову, заставив едва заметно улыбнуться. Он ценил в людях готовность отстаивать свои взгляды. Поправив воротник рубашки, Хмурый отвернулся в окно.
   - Проклятье!..
   - Что такое? - немедленно среагировал на вспышку телохранителя Дымов.
   - Попытался позвонить ребятам, так связи нет. Один треск слышу!
   Вадим молча включил радио, и в динамиках раздался шорох помех. Сергей вполголоса снова пробормотал ругательство.
   - Может гроза... - неуверенно предположил водитель.
   - Да нет. Скорее просто ещё одна странность города, - возразил Алексей Геннадиевич. Свои планы насчёт местного завода он больше не считал такими уж удачными. Стремительно сходящая с ума природа, да ещё эти взрывы... То ли очередные террористы, то ли сбой техники - пойди разберись!
   Столб огня возник совсем рядом, во дворе дома рядом с дорогой. Он стремительно вырос над крышами пятиэтажек, окончательно разметав надежду на случайность творящегося на улицах беспредела. От грохота близкого взрыва заложило уши. Резко пригнувшись, Хмурый поймал озабоченный взгляд вновь обернувшегося Сергея.
   - Алексей Геннадиевич...
   - У меня всё нормально. А...
   - Не знаю, шеф!! - сипло ответил телохранитель на невысказанный вопрос. - Но только валить надо из города! Всем нутром беду чую, большую беду...
   Молча кивнув, Дымов вдруг краем глаза заметил мелькнувшую в окне тень. Сердце кольнуло неприятное предчувствие, и тут же в один голос закричали Вадим с Сергеем. Почти сразу гулкий грохот взрыва перекрыл все звуки, страшный удар по капоту смял ставший податливым металл. Задние колёса оторвались от дороги, багажник взмыл вверх, и машина с лязгом перевернулась на крышу.
   В момент аварии Хмурого швырнуло на спинки передних сидений, заставив вскрикнуть от боли. Затем бизнесмен чувствительно приложился грудью и плечом о вдруг ставшую полом крышу, а затылком - об отделанную кожей дверь. Подушки безопасности в дверях не сработали, но ему повезло, и он ничего себе не сломал. Перед глазами ещё мелькали искры, как Дымов уже начал шевелиться. Наплевав на боль, не обращая внимания на впивающиеся в руки осколки, он вылез из перевернувшегося автомобиля через боковое окно и, пошатываясь, встал на ноги.
   Вокруг царил ад. Небольшая аллея за фонтаном справа от дороги полыхала жарким пламенем. Взрывная волна с корнем вырвала многие деревья, и среди них можно было разглядеть тёмные силуэты тел погибших. Всюду стонали, выли, кричали люди. Прямо через дорогу горел магазин бытовой химии, и из разбитых витрин вываливались клубы чёрного едкого дыма. Вдохнувшие отраву несчастные, тут же падали на асфальт, заходясь в кашле.
   Сознание отказывалось воспринимать происходящее. Дымов медленно перевёл взгляд на искорёженный "Лексус", затем на вздыбившееся полотно дороги, в которое и врезался автомобиль. Весь перед машины оказался смят одним мощным ударом, и Хмурому показалось, что то вина не только возникшего из ниоткуда препятствия. По капоту словно грохнули невидимым кулаком, размером с каток.
   - Безумие какое-то! - прошептал потрясённо Дымов и вдруг вспомнил о Вадиме с Сергеем. Даже холодный разум Хмурого пасовал перед воцарившимся адом, и он никак не мог отойти от шока. Деревянной походкой подошёл к автомобилю со стороны водителя и встал на колени, заглядывая в перевёрнутый салон.
   Вадим, лицом уткнувшийся в подушку безопасности, походил на измазанную в крови куклу. Ещё только собираясь коснуться пальцами его шеи, Алексей Геннадиевич уже знал результат. Пульс не прощупывался.
   Крепко выругавшись, бизнесмен поднялся и снова обошёл машину.
   - Как же глупо всё вышло!..
   Громкий стон телохранителя заставил Хмурого вздрогнуть. Он ведь и его уже успел списать со счетов.
   - Сергей?!
   С трудом открыв дверцу, Алексей Геннадиевич выволок раненого наружу. Быть может он и поступал неправильного - кто знает, какие раны у охранника, не сломала ли ему шею выстрелившая подушка - но оставлять живого человека в потерпевшей аварию машине нельзя. Оттащив залитое кровью тело к обочине, Дымов тяжело повалился рядом. Голова немного кружилась и подташнивало. Сотрясение мозга или шок от катастрофы?!
   Телохранитель вновь потерял сознание, и Хмурый принялся хлестать его по щекам.
   - Сергей, очнись! Приди в себя, чёрт тебя дери!
   Хвалёная выдержка бизнесмена улетучивалась с каждым мигом. Наконец, сжав кулаки, он вскочил и со злостью огляделся. Да что происходит?! Где пожарники, милиция, скорая... Где помощь?!
   Но помощи не было. Уже во всю полыхал магазин, пламя перекинулось на второй этаж здания. Из-за угла дома в конце улицы выбежали двое измазанных в копоти мужчин. Они что-то кричали, размахивая руками. Около чаши фонтана тоскливо выла мелкая псина, а рядом лежала её мёртвая хозяйка. Женщина покоилась на спине, подогнув ногу и уставившись невидящим взглядом в небо. И крови на ней не было!..
   Громогласный, наполненный металлическим лязганьем рёв, швырнул Дымова на землю. Лязгая зубами, сжавшись в клубок, он с трепетом посмотрел наверх... и едва сдержал постыдный вскрик. Среди туч резвились большие крылатые ящеры. Они то просто купались в воздушных потоках, лениво взмахивая крыльями, то вдруг срывались в крутом пике, окутанные алым сиянием, и вдалеке начинали звучать взрывы. Они плевались огнём, а от их крыльев по воздуху разбегались странные волны.
   - Д-драконы! - просипел Хмурый, перекатившись на спину. Глаза его не отрывались от ставших реальностью чудовищ из сказок. Губы предательски дрожали.
   Они совсем не походили на красивых гордых животных из книг по геральдике, их нельзя было сравнить с вызывающе яркими собратьями из китайских мифов или с чудом-юдом из сказок русских. Чудовища, монстры, адские твари, ожившие кошмары - словами не передать их жуткого облика. Они уничтожали город, и не было силы, способной им помешать. В Сосновск пришла смерть.
   Не всякий человек мог выдержать творящуюся вокруг жуть. Сознание людей, подточенное сходящей с ума природой и постоянными кошмарными снами, уступало волнам хаоса. Тьма безумия захлёстывала с головой. Хмурому запомнился завывающий, размазывающий сопли и слёзы по лицу мужчина. Несчастный ползал вокруг фонарного столба, покрывая асфальт страстными поцелуями. За ним наблюдала остановившимся взглядом молодая девица, из полуоткрытого рта которой тянулась ниточка слюны... Мерзость.
   Дымов вдруг ощутил, как в глубине души зарождается истовая, не замутнённая остальными чувствами злоба. От жгучей ненависти защипало губы. Он не желал уступать слепой ярости чуждой смертным силы и слабости человеческой натуры. Он сильнее! В который уже раз он поднялся на ноги, сжав кулаки и со свистом дыша.
   Крылатые ящеры продолжали кружить в небесах, сходясь в смертельном и завораживающем танце. Среди набежавших на севере города туч - фиолетовых, со жгуче чёрными прожилками - мелькали силуэты их сородичей. Где-то на окраине переродившиеся неизвестно во что облака исторгали огненный дождь. Поднимающееся в том районе Сосновска зарево затмевало любой, даже самый сильный пожар. Горящая аллея, полыхающие магазины и взорванные машины не шли ни в какое сравнение с неистовством стихии. Зарождался огненный шторм, грозящий затмить бурю в Дрездене, и у Алексея Геннадиевича не осталось никаких сомнений - Сосновск доживал последние часы. Надо бежать, но куда... И не будет ли там ещё хуже?!
   Подтверждая его мысли, от одного из драконов протянулся длинный дымный след и вонзился в стену одной из высоток. Во все стороны полетели куски бетона, заклубилось облако пыли. Даже отсюда Хмурый услышал грохот. Глаза сами собой нашли смятый ударом сверху капот "Лексуса". По спине пробежала волна озноба, и Дымова затрясло. Обняв себя за плечи, он непонимающе завертел головой. Вокруг всё горело, плавилось, однако холод всё пребывал и пребывал. Он шёл словно бы откуда-то изнутри, вымораживая внутренности.
   По небу прокатилась волна черноты. Её искрящийся молниями фронт прокатился над Сосновском, в один миг укрыв под пологом тьмы. Это выглядело так, словно где-то среди облаков возникла гигантская воронка, а затем разрослась до размеров целого города. Дымов вдруг поймал себя на желании упасть на колени и начать молиться. Чтобы пришла высшая сила и спасла, защитила от Бездны, алчно смотрящей на беззащитный городок сотнями тысяч голодных глаз.
   Вновь раздался жуткий крик крылатых чудовищ, и, тяжело хлопая крыльями, они начали подниматься вверх. Многие тащили автомобили или сжимали в лапах бьющихся в истерике людей. Пресытившись смертью, захватив трофеи, они возвращались обратно в исторгнувшую их Тьму. И стоило силуэту последнего чудовища раствориться во мраке, как чёрные небеса рухнули на город. Затрещала земля, дома начали дрожать и шататься. Со всех сторон покатились волны потревоженного пространства. В глазах замелькали искры, накатила боль. Она росла и росла, пока не поглотила весь окружающий мир.
   ...Первое, что увидел Дымов, открыв глаза, стал разломанный пополам тротуарный бордюр, вертикально торчащий из жёлтой глины. По его серой поверхности осторожно полз грязно жёлтый жук на длинных тонких лапах с двумя парами постоянно шевелящихся усиков. Алексей Геннадиевич удивлённо моргнул и внимательно уставился на непонятное создание. Точно. Две пары длинных усов на чёрной вертлявой головке с огромными стрекозиными глазами. Ерунда какая-то!
   Застилавший мысли туман окончательно рассеялся, и бизнесмен осознал себя лежащим на холодной сырой земле. В левую щёку упирался острый камешек, поясницу придавило нечто тяжёлое. Дёрнувшись, Дымов опёрся на локти и попытался встать. Не получилось. Сердце уколола игла страха, и Хмурый принялся яростно извиваться всем телом. Чтобы освободиться ему хватило нескольких движений. Подтянув ноги, он тут же вскочил и... от головокружения рухнул обратно.
   Вторую попытку Алексей Геннадиевич предпринял через минуту или две. Теперь уже он вставал осторожно, без лишней спешки и суеты, прислушиваясь к измученному организму. И только утвердившись на ногах, огляделся вокруг.
   Земля, поросшая пучками рыжей травы, несколько кустарников и низкорослых деревьев с бледно-зелёной листвой. Два высоких холма, между которыми притулились ещё тлеющие развалины магазина. Сгоревшая аллея пропала, а на её месте обнаружился частокол из глыб необработанного песчаника. Целый сад камней, лезущих из-под земли! То тут, то там лежали обожженные тела людей. Пропала дорога, оставив после себя мешанину из мелкого гравия, комьев глины и каменных глыб, но покорёженные машины никуда не делись. Изуродованный "Лексус" самого Дымова так и лежал невдалеке, заставив вспомнить о раненом телохранителе.
   Сергей обнаружился совсем рядом - именно его тело и придавило бизнесмена к земле, не давая подняться. Охранник не дышал. Чертыхнувшись, Дымов развернулся и зашагал в конец сильно изменившейся улицы.
   Кирпичные пятиэтажки, теперь словно вырубленные из цельных скал, непонятным образом соединившиеся друг с другом дома, неизвестно откуда возникшие холмы и овраги. Пешеходный светофор нелепо валяющийся посреди островка праздничной зелени, и пропавшие фонарные столбы... Город после Судного дня!
   Алексею Геннадиевичу встречались не только мёртвые тела. Кое-где стонали раненые, среди машин бродили помятые, но живые мужчины и женщины. Кто-то окликнул Дымова, но тот продолжил упрямо шагать вперёд. Он обязан увидеть, что творится дальше. Хотя бы там, за углом!
   Из окна пятого этажа вылетела рама, и чудом уцелевшее после взрывов стекло брызнуло осколками. Задрав голову, Хмурый увидел высунувшегося наружу парня. Даже отсюда бизнесмен различал болезненную белизну его лица. Неужели у него самого такое же?!
   Сделав несколько шагов, Алексей Геннадиевич ещё раз оглянулся и с проклятием закрыл лицо ладонями. Из-за розовых с красными вкраплениями облаков выглянуло солнце и больно резануло по глазам. Судя по вскрикам, досталось не только ему.
   Осторожно посмотрев через растопыренные пальцы, Дымов понял, что ошибся. Выжившие не обращали внимания на небо, они указывали пальцами в противоположный конец улицы. Приглядевшись, бизнесмен с холодком в душе разглядел серые, полупрозрачные тени, мельтешащие среди остовов машин. Одна из них похоже склонилась на телом Сергея, разевая пасть.
   Сглотнув подступивший к горлу комок, Хмурый развернулся и, не чуя под собой ног, ринулся вверх по улице. Он не разбирал дороги, перепрыгивая через трещины, рытвины и обломки, обегая завалы из камней. Только бы не споткнуться и не упасть! Кровь стучала в висках, лёгкие не справлялись с нагрузкой, но Дымов продолжал бежать. Становиться закуской для пожирателей падали он не желал.
   Подстёгиваемый страхом, он быстро достиг бывшей площади Ленина. Теперь в самом её центре возвышалась скала десяти метров высотой с памятником вождю пролетариата у подножия. Здание местной городской администрации превратилось в развалины с выбитыми окнами и обвалившимися стенами. Одно крыло уцелело - даже штукатурка не обвалилась - но оно непонятным образом завалилось назад, став местным аналогом Пизанской башни. Среди всей этой разрухи бродили ничего не понимающие люди. Перед скалой собралась целая толпа, откуда доносились истеричные выкрики.
   Бросив взгляд через плечо, Дымов не обнаружил погони. Облегчённо вздохнув, он перешёл на шаг, стараясь восстановить сбившееся дыхание, и направился к толпе. Пока он ещё не понимал масштабов катастрофы, не мог оценить последствий, но предчувствия у него были самые неприятные. А раз так, то стоило держаться поближе к людям, да и о близости чудовищ их надо предупредить.
   Исполнить свой замысел он не успел. Захлопали крылья, и на верхушку скалы уселась двухголовая летающая зверюга. Разинув зубастые пасти, она издала горловой, гудящий звук, хищно высматривая жертву внизу. Произошедшие за это долгое кровавое утро события научили людей многому, и они, не раздумывая, с криками бросились врассыпную.
   Осознал это Дымов уже на бегу, направляясь к тому самому опрокинутому зданию. До цели он добежал за считанные мгновения. Низко наклонившись, помогая себе руками, по-обезьяньи начал карабкаться вверх по стене. За спиной снова хлопали крылья, дико кричали люди, но он упорно рвался дальше. Волосы на затылке взъерошил близкий порыв ветра, и Дымов со сдавленным воплем прыгнул вперёд ногами в окно на уровне четвёртого этажа. В ворохе осколков он влетел в кабинет и врезался в закрытую дверь. От удара она распахнулась, и Хмурый выкатился в длинный коридор, приземлившись на собравшуюся складками ковровую дорожку...
   Кажется, ушёл! От головы до пят прокатилась волна неподдельного облегчения. Хмурый сел и ровно задышал, успокаивая дыхание. Вряд ли летающий монстр полезет сюда, когда снаружи полно более лёгкой добычи. Значит здесь можно посидеть, отдохнуть, осмыслить происходящее и решить, что, чёрт возьми, происходит!
   - Это какое-то сумасшествие! - пробормотал Алексей Геннадиевич, взъерошив короткий ёжик волос. Происходящее просто не укладывалось в голове. Ужас, кошмар, безумие... Он даже представить себе не мог, как быть дальше. Творится ли это по всему миру или только в городе, придёт ли помощь, и есть ли вообще шанс на спасение.
   Тихий шорох над головой заставил Дымова похолодеть. Медленно повернувшись на звук, он увидел чудовище. Его полупрозрачное, сотканное из тумана тело вольготно расположилось на ставшей потолком стене. Оно внимательно изучало свою жертву парой молочно-белых шаров глаз, испускающих мертвенный свет. Хмурый невольно поймал взгляд монстра, и сознание в один миг ухнуло в бездну иномирья...
Фантастический роман. Древние владыки Тьярмы… Они были подобны богам, перекраивая планету на свой лад. Вторгались в иные реальности, воевали, захватывали чужие миры и снова воевали. Вот только ничто не вечно, и им пришлось уйти, уступить власть молодым и сильным расам, оставив в наследство свои опасные секреты. Что ж, добро пожаловать в обитель кошмаров суровых богов и кровожадных демонов. Именно сюда перенесся после атаки драконов город Сосновск. И завертелась сумасшедшая карусель из воинствующих культов, жестоких банд, магии и древних тайн. Люди не пожелали уступать хищным тварям и ордам дикарей, началась война за выживание!