Бабушка, Grand-mere, Grandmother… Воспоминания внуков и внучек о бабушках, знаменитых и не очень

Предисловие

Я благодарна друзьям за то, что они откликнулись на мой «призыв» написать воспоминания о своих бабушках. Эта тема не оставила равнодушными, в свою очередь, их друзей и родных. Так появилась эта книга. А на­чалось все с открытки, найденной на развалах блошиного рынка в Измайлове: «Москва. Разгуляй. Аптекарский пер.. Дом Михайловой, кв. 2. Ея Вьсокородию Александре Александровне Михалевской.

Дорогая Бабушка! Скоро опять, бабуш­ка, мы с тобой увидимся. Вот ты не поверишь, а спроси Маму, все мы по те­бе сильно скучаем. Очень рад, что ты сшила себе бархатное платье; теперь очередь за шелковым. Таким образом, когда мы с тобой будем сидеть в первом ряду партера, на нас обратит внимание весь театр...»

В то время я собирала старые фотографии с трогательными надписями на обороте и почтовые открытки (конца XIX — начала XX века) с примечательными текстами. Переписка бабушек и внуков занимает почетное место в моей коллекции.

«Дорогой мой гимназистик Петушок, поздравляю тебя с праздником! Хотя ты и гимназист, но, наверное, с таким же нетерпением, как и прежде, ждешь праздников и интересуешься, что тебе подарят. Впрочем, для тебя, сильно заня­того человека, праздник — особенно приятное событие. Гуляй вовсю и поменьше сиди за книгами, чтобы отдохнуть. Креп­ко-крепко целую, твоя бабушка».

Родители «гимназистика» вряд ли одоб­рили совет бабушки, но Петушок, несомненно, был ей признателен за по­нимание и дружескую поддержку. А вот еще одно письмо:

«Воронеж. Малая Дворянская, д. 18. Евгении Георгиевне Риттер. Москва. 10.10.1916.

Милая Женечка! Целую и поздравляю с днем рождения. Ты теперь совсем взрослая барышня, в мое время в 16 лет надевали первое длинное платье, и с непривычки приходилось в нем путаться. Теперешняя мода, если ее не преувеличи­вать, гораздо удобнее. Желаю тебе всего, всего хорошего, будь здорова и не забы­вай любящую тебя бабушку Риттер».

Барышне явно повезло с бабушкой: не ругает «нынешнюю молодежь», не осуж­дает «теперешнюю моду». Одним словом, «современная» бабушка!

Вслед за собиранием писем и фото­графий появилось новое увлечение — «Бабушки на страницах мемуаров XIX века». Моя многолетняя работа с мемуарными источниками помогла составить яркий «букет»: тут и придворные дамы, и хлебосольные хозяйки, и «суе­верки», и сумасбродки, и светские львицы, и «пожирательницы мужских сердец», и художницы, и музыкантши, и чудесные рассказчицы... Так или иначе воспоминания о бабушке у каждого ме­муариста были связаны с «самыми доро­гими впечатлениями детства».

На долю бабушек моих друзей выпали тяжелые испытания. Но, несмотря ни на что, они смогли передать своим внукам любовь к природе, музыке, ли­тературе, творческое отношение к жиз­ни, сострадание к людям, ощущение неповторимости мгновения... Гениаль­ный Параджанов в миниатюре, посвя­щенной Федерико Феллини, писал: «Думаю, что Феллини целиком и пол­ностью вышел из детства... Как ни абсурдно, режиссер нуждается в детстве. Я знаю, что детство — это бесцен­ный склад сокровищ...»

Сокровищами своего детства делятся с читателями авторы этой книги. Среди них: художники, деятели науки, литера­ торы, музыканты, профессор медицины, доктор геологических наук. Некоторые успешно совмещают несколько профессий: физик и коллекционер, пианистка и архивист, художник и литератор. Но все они — благодарные внуки, которые бережно хранят семейные реликвии. По­желтевшие листки писем, дневники с потускневшими от времени чернилами, фотографии в старых громоздких альбо­мах, со страниц которых смотрят на нас робкие гимназистки в белых фарту­ках, тоненькие барышни в длинных платьях, эффектные дамы в причудливых шляпах... Одни станут женами зна­менитых мужей, другие сами обретут из­вестность, третьи будут жить семейными заботами вдали от столичной суеты. Судьба каждой героини — неповторима, а истории их любви достойны пера рома­ниста. Наши бабушки — наши ангелы- хранители!

Красавица Осень совета не спросит
Разлюбит кого — обязательно бросит.
И будут дождинки блестеть на ресницах.
И таять улыбки на пасмурных лицах.

Заглянет Зима и надолго останется.
И снежною дымкою небо затянется,
И будет царить снеговая порука,
И снежная баба отряхивать внука.

Ворвется Весна черноглазой цыганкой,
С кострами и песнями, пляской и пьянкой.
И будет кружиться у всех голова,
И шелковой шалью стелиться трава.

В соломенном кресле раскинется Лето,
Рукой заслонившись от яркого света.
И будет жужжать над вареньем оса,
И падать слезой на ладошку роса.

Потом снова Осень, и снова Зима,
И те же деревья, и те же дома.
И бабушкин зонтик от солнца на даче,
И в детство тропинка... А как же иначе?!

Елена Лаврентьева
Героини книги - бабушки, наши ангелы-хранители. Судьба каждой из них неповторима, а история любви достойна пера романиста. Наряду со свидетельствами мемуаристов XIX века в книге представлены воспоминания наших современников. Авторов объединяет "память сердца" и благодарность к тем, кто сумел предать внукам творческое отношение к жизни, сострадание к людям, любовь к искусству и природе. Кинга иллюстрирована черно-белыми фотографиями. Составитель: Лаврентьева Е. В.