Бубновая гильдия

История первая

СОКРОВИЩЕ ЭЛЬФИЙСКОЙ КОРОНЫ

Луна-чародейка осветила засыпающую столицу Ве­ликой Гьертской империи, протянувшейся почти от одного края Дагарнийского материка до другого. Про­бежали лучи по Даяре, медленно несущей свои волны к заливу Кнараату, скользнули по куполам Семиглаво­го собора, построенного более трех веков назад, загля­нули в окна королевского дворца, расположенного на левом, высоком берегу реки. Где-то на дальних улоч­ках Алронда бряцали доспехи стражников, обходящих город ночным дозором. Кто-то спал. А кто-то только начинал работать.

Эрика Льеж покрутила в руке тяжелый кинжал с изогнутым, кое-где зазубренным лезвием и окинула мрачным взглядом небольшую комнату. Стены и пол затянуты темной тканью, у самых ног лежит связка толстых черных свечей, купленных утром у торговца-орка, который чуть ли не именем Скхрона клялся, уверяя, что не меньше недели гореть будут. Рядом удобно примостился огромный фолиант в кожаном переплете — металлические накладки отливают сереб­ром. Ну а само помещение освещено только неболь­шим огненным светлячком, выпушенным из бутылоч­ки с конденсированным заклинанием.

Флакончики с подобными чудесами — небольшие, раскрашенные во все цвета радуги, появились в Гьерте давно, более десяти лет назад, но до сих пор пользовались огромным спросом. Ведь часто бывает так: ко­му-то срочно понадобилось нечто волшебное, а сам он колдовать не умеет, или времени нет, или силы,— сло­вом, намного проще купить небольшой пузырек с за­ранее наговоренным заклинанием. А когда захочешь его запустить, только и надо, что пробку выдернуть или сам флакон разбить. Конечно, часто бывало, когда наговоры срабатывали не совсем так, как нужно, но за неимением лучшего...

Девушка, не выпуская ножа, открыла книгу на сере­дине, скользнула задумчивым взглядом по строчкам, пролистала несколько страниц и наконец, найдя нуж­ную, решилась. Отодвинула том подальше, а затем расставила свечи, наметив углы пока что не начертанного пентакля. Рукоять кинжала удобно легла в ладонь... Лезвие уверенно скользнуло по ткани от одной свечи к другой, рассекая материю линиями огромной пента­граммы. Теперь оставалось только зажечь свечи, нари­совать подтаявшим воском руны вдоль границ пента­кля,— и можно начинать.

Эрика и сама не знала, удастся ли ее авантюра, по­лучится ли вызвать духа. В конце концов, если бы кни­га действительно могла приносить пользу, хозяин бы не оставил ее на видном месте, где ее моглегко обнару­жить вор (или воровка). Но... если нет выбора — мож­но рискнуть.

Плотная ткань гасила все звуки, старинные слова с трудом срывались с губ...

Девушка не отрываясь смотрела в текст, читая вслух (спасибо дяде-книжнику, обучившему грамоте), а по­тому пропустила момент, когда в центре пентаграммы вдруг возникло сероватое облачко, постепенно увели­чивающееся в размере... В какой-то миг оно рванулось к линиям, надеясь вырваться на свободу, но невиди­мые стены, выросшие на месте разрезов, были крепки. Облачко метнулось к одной, к другой и, убедившись, что бежать невозможно, замерло в середине пептакля, постепенно сгущаясь. А потом и вовсе превратилось в высокого, огненно-рыжего парня, одетого в короткую тунику до пояса и штаны странного, насышенно-синего цвета.

Девушка задумчиво почесала затылок: заклинание, найденное в книге, прельстило ее сразу несколькими достоинствами. Во-первых, все компоненты, необхо­димые для создания пентаграммы, можно было легко найти на базаре, а во-вторых, как гласила небольшая приписочка в самом низу текста: «Пентаграмма авто­матически определит демона наиболее подходящего для решения вашей проблемы». Она, может, и опреде­лит, но для того чтобы этот самый демон смог решить проблему, необходимо ж его заклясть! То есть произ­нести классическую формулу, известную каждому чуть ли ни с детства из старинных сказок. Вот только для этого уже нужно как минимум знать, какой именно де­мон находится перед тобой.

Конечно, существа, вызываемые магами, назвать в полном смысле слова демонами или духами нельзя. Духи — это, как известно из сказок, души умерших, ну а демоны — вообще, выдумки. Как, впрочем, и ангелы с чертями.

Другое дело — духи планет, которых тоже иногда называют демонами. Они привязаны на тонком астра­льном уровне к определенному небесному телу— Марсу, Меркурию, Венере— и обладают таки­ми способностями, которые волшебникам и не сни­лись.

Самое главное — заставить их работать на себя.

Ну а для этого книги разные есть.

Один из таких фолиантов, «позаимствованный» в частной библиотеке, и держала в руках Эрика.

Девушка скользила взглядом по искусно выписан­ным рунам. Человеческий облик обычно принимают духи Марса, Меркурия, Юпитера и Венеры. Причем только представители первых трех планет выбирают мужское обличье. Демоны Юпитера обычно выглядят лет на пятьдесят—шестьдесят... В общем, сейчас Эри­ке нужно было определить, кем является вызванный ею дух — демоном Марса или Меркурия. Прочие пла­неты можно было откинуть. Но вот задачка эта, кажу­щаяся с первого взгляда такой простой, подходила скорее для какого-нибудь ученого книжника, а не для девчонки с улицы.

— Ч-черт! — тихо ругнулась она, не отрывая взгляда от строчек.

Парень вскинул голову:

— Черт? Так вот же я! Выпусти меня, а? — жалобно заканючил он.

Эрика только фыркнула в ответ. Чего-чего, а уж этого делать она не собиралась.

Книга, «одолженная» в заброшенном доме на окра­ине Алронда, между тем подсказала, что духи Мар­са — брюнеты, а демоны Меркурия — блондины.

Девушка окинула взглядом огненно-рыжую шеве­люру призванного и пришла к неутешительному выво­ду, что сие различие ей вряд ли поможет. Хотя... Если демон замаскировался, неправильный цвет волос про­держится не больше пятнадцати-двадцати минут. Так, по крайней мере, утверждал фолиант. Можно, конеч­но, подождать, или все-таки стоит попытаться прика­зать ему?

— Немедленно прими нормальный облик! — Эрика попыталась говорить так, чтобы голос звучал внушительно.

На мгновение в зеленых глазах пришельца блеснуло легкое недоумение, но уже через миг он насмешливо фыркнул:

— Вот еще! Делать мне больше нечего!

Девушка тяжело вздохнула и решила подождать. Пятнадцать минут — это ведь недолго! Правда? Прошел час. Второй. На улице тоскливо взвыла собака, откликнулась вторая...

Эрике жутко хотелось спать, но... В силу многих, очень многих обстоятельств (сей умный оборот она од­нажды почерпнула из протокола городской стражи) поступить подобным образом было невозможно... Так что ей ничего не оставалось, кроме как стоять и ждать.

Стула она в комнату, увы, не захватила.

В отличие от демона, который еще в начале первого часа создал из воздуха мягкое удобное кресло и уселся в него, вальяжно откинувшись на спинку.

Девушка нервно переминалась с ноги на ногу и тихо ругала этого неправильного пришельца на чем свет стоит. Наконец тому надоело выслушивать далеко не лестные эпитеты, и он обиженно сообщил:

— Сама такая! Вызвала бедного-несчастного меня, так еще и обзывается!

— Кто тут бедный-несчастный! — взвилась девуш­ка.— Сейчас изгоню к чертовой бабушке, будешь знать!

Демон прыжком вскочил на ноги, пинком отшвыр­нул кресло, стоящее за спиной — то растаяло, едва до­летев до линий пентаграммы,— и упал на колени, мо­литвенно сложив руки:

— Ой, тетенька, Христом Богом молю, сделай ми­лость великую! Не погуби душу мою рогатую! Век за тебя молиться буду!!!

Девушка нервно фыркнула, понимая, что сморози­ла глупость. Нет, ну разве может получиться что-то хо­рошее, если она его действительно изгонит? Он по­просту вернется в свой мир, а Эрике вновь придется чертить пентаграмму? И не факт, что на этот раз у нее все получится.

Демон, уловив перемену настроения призвавшей, поднялся с колен, отряхнул брюки и мрачно сообщил куда-то в сторону:

— Не выгорело. Жаль.

-— Огонька подкинуть? — ехидно поинтересовалась Эрика. В этот момент девушка как-то совершенно за­была о том, где она находился, с кем разговаривает...

— Спасибо, обойдусь! — мрачно буркнул гость.

Будто в подтверждение своих слов, он присел на корточки, сложил ладони домиком, и в тот же миг на полу, прямо на ткани запылал небольшой костерок. Эрика ахнула, вспомнив, сколько она заплатила за полотно. Четыре злотых —это ведь бешеные деньги! Можно целый месяц небольшой домик в центре сто­лицы снимать! Девушка всерьез задумалась, стоит ли вызванный дух подобных затрат? Сможет ли она, най­дя в книге подходящее заклинание, заполучить друго­го, уничтожив или прогнав этого? Да и не будет ли но­воявленный демон хуже предшественника.

Гость же, совершенно не подозревая о тех черных мыслях, что роятся в голове у его заклинательницы, простым щелчком пальцев создал шампур с нанизан­ными на него кусочками мяса и совершенно беззабот­но поинтересовался:

— Шашлычка не желаешь?

Эрика удивленно поморщилась (чего-чего, а такого она совсем не ожидала) и тихо сообщила:

— Его на углях делают...

Демон насмешливо фыркнул (мол, и без тебя знаю), притушил костер ладонью, пару секунд поводил шам­пуром над образовавшимися угольками, а потом пома­хал шпажкой с совершенно готовым шашлыком (и когда только зажариться успел?), задушевно поинте­ресовавшись:

— Хочешь? На, я не жадный! — В его глазах свети­лись безграничная доброта и наивность...

Девушка скептически фыркнула. Нет, ну вот же на­хал, а?

Рыжий улыбнулся:

— Не хочешь — как хочешь! Мне же больше доста­нется.

У Эрики медленно, но верно складывалось впечат­ление, что она что-то не понимает в происходящем. Демон вел себя так, словно... Словно он попросту за­глянул к ней в гости на пару минут, а не был вызван с помощью пентаграммы!

И вдруг ее озарило! Да, парнишка ведет себя нагло и раскованно, но... В книге было сказано, что демоны Марса вызываются в качестве убийц. Они молчаливы и мрачны, этот же... Значит, он дух Меркурия — сто процентов!

Девушка смерила пришельца взглядом победитель­ницы, откашлялась, открыла книгу на нужной страни­це, приняла подобающую этому торжественному слу­чаю позу, затем тихо и внятно начала:

— О демон! Знаю я, ты — демон Меркурия, а пото­му — могу повелевать тобой. Заклинаю тебя именем твоим! Повинуйся мне!

Произнеся эту формулу, известную чуть ли не со времен сотворения мира, девушка замерла, выжидаю­ще уставившись на гостя. Сейчас он... Сейчас...

Демон вскочил на ноги, и в тот же миг у него в руках появился тяжелый фолиант, открытый где-то на сере­дине. Парень скорчил торжественно-серьезную фи­зиономию, откашлялся, пригладил волосы и, изредка косясь в книгу, задушевным голосом сообщил:

— О ведьма! Не знаю я, кто ты, а потому не могу по­велевать тобой! Говорю просто тебе... А не пошла бы ты?!..

Эрика так и замерла с открытым ртом.

А демон растворил книгу в воздухе и сладко поинте­ресовался:

— Все правильно сказал?

Такой длинной и красиво согласованной в числах, родах и падежах фразы, высказанной на... не совсем приличном оркском, стены небольшого домика, рас­положенного в скромном жилом квартале Алронда, не слышали очень давно.

Демон не понял ни слова. А потому терпеливо до­ждался окончания тирады и лишь после этого очень вежливо попросил:

— Переведи, а?

Девушка сунула кукиш чуть ли не под нос вызван­ному духу (тот недовольно фыркнул и пробормотал что-то вроде: «Умер во мне великий лингвист»), а по­том, решив, что терять ей уже нечего, начала раз за ра­зом повторять формулу, изменяя название планет, подбирая ту, к которой мог принадлежать дух. И ниче­го страшного в том, что если заклинание произнесено не сразу, сила его воздействия на демона будет чуть по­меньше, нет. Кажется, в данном случае это уже значе­ния не имеет.

Вызванный вежливо выслушал фразу, где его назва­ли демоном Солнца, а потом осторожно поинтересо­вался:

— Ты по порядку пойдешь?

Эрика только собралась произнести формулу с ис­пользованием Марса, а потому запнулась:

— Н-нуда...

— И все-все планеты называть будешь?

— Да...

— Ясненько,— вздохнул рыжий.— Знаешь, мне та-а-акой некайф повторять тебе ответ. Ну, в общем, знай: мысленно — я с тобой! И каждый раз тебя посы­лаю, посылаю, посыла-а-а-аю...

Последнее слово он произнес, удобно устраиваясь на мягкой кушетке, невесть как появившейся в центре пентаграммы. Напоследок он добавил:

— А я пока посплю... Разбудишь, когда закончишь, хо-ро-шо-о? — И сонно зевнул.

Эрика упрямо сжала губы, а потом, твердо помня о «я каждый раз тебя посылаю», начала произносить формулу. Это было интересно в первый раз. Во второй. Может, даже в третий, но когда в восьмой раз повторя­ешь: «О демон!...» и дальше по тексту— это наводит на определенные размышления по поводу адекватности собственной психики. Девушка только из одной лишь вредности перечислила все планеты. Едва она закон­чила, как демон вскочил на ноги и ласково поинтере­совался:

— Выговорилась?

Эрика уже даже не могла ругаться. Все, что ей хоте­лось — это придушить одного вредного, противного, рыжего...

— А вот не фиг, не фиг! Лучше выпусти меня, а?

— Разбежался! — а может, он сам честно признает­ся? — Лучше скажи: кто ты?

Демон фыркнул:

— У тебя склероз или глухота?

— Ни то, ни другое! — злобно огрызнулась Эрика. Время было уже позднее, и девушке жутко хотелось спать.

Рыжий удивленно вытаращил глаза:

— Правда, что ли? А ведь я говори-и-ил!!! И вооб­ще — ухи мыть надо!

— Не ухи, а уши!

— Ну у тебя, может, и ушо, а у меня ухо! — беззабот­но пожал плечами он.

Эрика некоторое время мерила его злым взглядом, а потом резко развернулась и вышла из комнаты, хлоп­нув дверью.

В конце концов, до истечения отпущенного ей срока остается еще два дня. За это время дух, замкнутый в пентаграмме и неспособный из-за этого получать энергию, сдастся, назовет свое имя и... вынужден бу­дет подчиниться!

Правда, немного удивляет тот факт, что он все-таки умудрялся, при полном отсутствии источников пита­ния, вызывать различные предметы... Может, он не де­мон планеты? А кто тогда?

Девушка замерла, задумчиво закусив губу.

Да нет! Демон он... Иначе как бы оказался в пента­грамме? А предметы способен вызывать почему? Ну возможно, определенное количество силы у него есть само по себе. А раз так... Можно со спокойной сове­стью идти спать.

Эрика в последний раз оглянулась на дверь, за кото­рой находился вызванный дух, и направилась в спаль­ню.

В запасе есть еще два дня...

Осталось только убедить себя, будто это что-то в со­стоянии изменить.



Когда тебе семнадцать лет, ты только что окончил престижный колледж в Пятом Круге Ада, поступил на заочное в институт в Седьмом Круге и уже получил работу в Адской Канцелярии — жизнь прекрасна! И вдруг все меняется из-за какой-то ведьмы-недоучки, пытающейся вызвать то ли демонов, то ли духов: ни с того ни с сего тебя затягивает в пентакль.

Самое обидное, не зная, где ты оказался, попросту невозможно вызвать ни одного предмета и остается лишь ограничиваться легкими мороками. Досадно... Ну вот просто до соплей!
Дамы и господа! Спешите! Спешите! Спешите! Только у нас и только сейчас! Вся криминальная раскладка Великой Гьертской империи! Нужно кого-нибудь убить? Вам поможет в этом нелегком деле гильдия убийц. Ограбить? Гильдия грабителей к вашим услугам. О "ночных бабочках", так и быть, промолчим. Ну а если вам понадобилось что-то украсть - к вашим услугам всегда гильдия воров! Бубновая гильдия!