Король орков

ВСТУПЛЕНИЕ

Азирт До'Урден притаился в щели между дву­мя валунами и наблюдал за любопытным сбори­щем. Человек, эльф и трое дворфов — по край­ней мере трое — сидели и стояли между трех низких повозок, поставленных треугольником вокруг неболь­шого костра. По всему лагерю были разбросаны поход­ные мешки и бочонки. Несколько палаток не позволяли Дзирту забыть, что в этой компании народу было боль­ше, чем те пятеро, которых он видел. Дальше, за повоз­ками, на маленькой зеленой лужайке паслись верховые лошади. Рядом с ними он увидел то, что привлекло его к лагерю: два шеста с насаженными на них головами орков. Значит, вся банда вместе с отсутствующими членами и впрямь принадлежала к группировке "Касин-Ку-Ка-лас", или "Тройной К", — организации бдительности, взявшей в качестве названия эльфийскую фразу, озна­чавшую "честь в бою".
Учитывая, что основным занятием бойцов "Касин-Ку-Калас" были ночные нападения на поселения орков, где они под покровом темноты вырезали всех обнару­женных мужчин, Дзирт считал это название не только ироничным, но и просто отвратительным.

— Трусы, все до единого, — прошептал дроу, наблюдая, как один из мужчин разворачивает длинный черно-красный балахон.

Он тщательно отряхнул одеяние от пыли, бережно сложил его и, прежде чем уложить в повозку, поднес к лицу и поцеловал. Затем мужчина взял в руки второй, не менее известный, предмет одежды — черный колпак. Сначала он собирался и его уложить на место, но, немного поколебавшись, напялил на голову и опустил на лицо, чтобы смотреть через прорези для глаз. Его действия привлекли внимание остальной четверки.
Вернее, пятерки, заметил Дзирт, поскольку из-за повозки вышел еще один дворф и остановился рядом с бойцом в капюшоне.

— Касин-Ку-Калас! — закричал дворф и преувели­ченно воинственным жестом вскинул вверх сжатые ку­лаки. — Не оставим в живых ни одного орка!

— Смерть оркам! — откликнулись в ответ все осталь­ные.

Глупец в капюшоне разразился угрозами и руга­тельствами в адрес свинорылых мерзавцев. Дзирт До'Урден укоризненно покачал головой и неторопливо снял с плеча свой лук Ту л мари л. Одним плавным дви­жением он поставил стрелу, поднял оружие и натянул тетиву.

— Не оставим в живых ни одного орка! — снова за­кричал детина в капюшоне.

Вернее, начал кричать, пока через лагерь молнией не пронеслась стрела, угодившая в бочонок с теплым элем за его спиной. Бочонок взорвался вихрем брызг, а поток электрических искр прогнал темноту сгущавшихся су­мерек.
Все пятеро компаньонов, прикрыв руками глаза, от­прянули назад. А когда к ним вернулась способность смотреть, все увидели одинокую фигуру стройного тем­ного эльфа, стоявшего на одной из повозок.

— Дзирт До'Урден! —-выдохнул один из дворфов, толстый здоровяк с ярко-рыжей бородой и густыми бровями от виска до виска.

Двое других закивали и пробормотали приветствие: стоявшего перед ними темного эльфа с двумя мечами на поясе и Тулмарилом, Искателем Сердец, снова висящим на плече, нельзя было не узнать. Вечерний ветерок раз­девал его густые белые волосы, плащ колыхался вокруг ног, и даже скудный угасающий свет не мог скрыть сия­ния серебристой мифриловой рубашки, испещренной защитными полосками.

Человек медленно стащил с головы капюшон, по­смотрел на своего компаньона-эльфа, потом опять на Дзирта.

— Твоя слава тебя опережает, мастер До'Урден, — произнес он. — Чему мы обязаны честью твоего ви­зита?

— Честь — слово весьма странное,— ответил Дзирт. — Тем более странно слышать его от того, кто скрывается под черным колпаком.

Стоявший сбоку от повозки дворф нахмурился и да­же шагнул вперед, но был остановлен рукой рыжеборо­дого приятеля.
Человек смущенно откашлялся и бросил капюшон в задок повозки.

— Ты об этом? — спросил он. — Мы нашли тряпки на дороге. Разве ты придаешь им какое-то значение?

— Не больше, чем ты, когда так бережно складывал балахон и целовал ткань.

Последовал еще один озадаченный взгляд на эльфа, который, как заметил Дзирт, скользнул в сторону — за проведенную в грязи черту, мерцавшую блестящими пы­линками. Едва Дзирт снова сосредоточил внимание на человеке, как тот полностью изменил свое поведение: притворная невинность сменилась откровенным недоб­рожелательством.

— Тебе самому следовало бы носить эту одежду! — резко бросил мужчина. — В честь короля Бренора Боевого Топора, чьи деяния...

— Не смей произносить это имя, — прервал его Дзирт. — Ты ничего не знаешь о Бреноре, о его подвигах и взглядах.

— Я знаю, что ты не был слишком дружен с...

— Ты ничего не знаешь, — повторил Дзирт, на этот раз более настойчиво.

— Легенды Низин! —взревел один из дворфов.

— Я был там, — напомнил Дзирт, заставив глупца умолкнуть.

Человек сплюнул себе под ноги.

Бывший герой совсем размяк, — пробормотал он. — Не иначе как подружился с орками.

— Может быть, — ответил Дзирт, и в мгновение ока в его руках возникли оба меча. — Но я не подружился ни с убийцами, ни с грабителями.

— С убийцами? — возмущенно переспросил человек. — С убийцами орков?

Он еще не успел договорить, как дворф у борта по­возки сбросил руку рыжебородого и метнул в дроу короткий боевой топор.

Дзирт легко качнулся в сторону, избежав ожидаемого нападения, но не позволил снаряду безнаказанно пролететь мимо. Не выпуская из виду второго готового к атаке дворфа слева, он выхватил меч по имени Ледяная Смерть и преградил путь летящему топору, остановив его полет. Плавное движение запястья позволило ему не только удержать топор на весу, но и, развернув Ледяную Смерть, послать оружие обратно, в сторону напавшего дворфа.
Воин со злобным ворчанием поднял щит, чтобы за­городиться от опасно вращавшегося топора, и тот, гром­ко клацнув о дерево, отлетел в сторону. Точно так же отлетел возмущенный рык дворфа, когда он, опустив щит, не увидел перед собой намеченной цели.
Потому что Дзирт, благодаря магическим ножным браслетам, двигался с удивительной скоростью и успел переместиться, пока щит был поднят. Он сделал всего несколько шагов, но этого оказалось достаточно, чтобы сбить с толку рассерженного дворфа. В последний мо­мент дворф его заметил и, резко дернувшись, довольно неловко замахнулся боевым топором.
Однако Дзирт оказался уже под дугой полета оружия и ударил по рукояти топора лезвием меча, слегка изме­нив траекторию, а вторым лезвием отыскал зазор между тяжелой латной рукавицей и налокотником дворфа. Бое­вой топор вылетел из руки воина, а дворф со стоном схватился за окровавленное запястье.
Дзирт вскочил ему на плечи, добавил хороший удар ногой по лицу и, тотчас спрыгнув, переключил внима­ние на быстро приближавшихся рыжебородого и мета­теля топора.
Человек за их спинами подбадривал приятелей, но сам не двигался с места, оправдывая подозрения Дзирта в недостатке храбрости или в полном ее отсутствии.
Неожиданный прыжок Дзирта и его внезапная атака заставили противников остановиться, а дроу налетел на них с бешено вращающимися мечами, осыпая ударами сразу со всех сторон. У метателя топора, державшего в руке второй небольшой топорик, тоже оказался щит, и он успешнее отражал град ударов, но бедняга рыжебо­родый был вынужден прикрываться выставленной по диагонали палицей, и он отчаянно вертел свою дубину, чтобы избежать уколов лезвий. Рыжебородый быстро получил несколько порезов и колотых ран, исторгших у него непрерывные стоны и ворчание, и только благо­даря своему напарнику и всем остальным, тоже отвле­кавшим внимание дроу, не был серьезно покалечен или убит. Дзирт не имел возможности закончить ни одну атаку, не открывшись для нападения со стороны второго дворфа.
После первого неудержимого шквала ударов дроу от­ступил, но дворфы, со свойственным им упрямством, последовали за ним. У рыжебородого воина все руки бы­ли в крови, а один палец держался лишь на тонкой по­лоске кожи, но он занес топор, намереваясь нанести мощ­ный удар сверху. Его напарник слегка развернулся, заго­раживаясь щитом, а затем размахнулся в горизонтальном выпаде, едва не задевшем соседа, но грозящем переру­бить Дзирта пополам.
Такая удивительная согласованность требовала или чрезвычайной силы, чтобы одновременно парировать оба удара, или ловкости при отступлении, и при других условиях Дзирт воспользовался бы своим проворством, чтобы ускользнуть от опасных выпадов.
Но он видел, насколько неуверенно держит оружие рыжебородый, и, в конце концов, он был дроу, а значит всю свою юность провел в изучении различных спосо­бов отражения именно таких разноплановых атак. Дзирт выставил перед собой левую руку с мечом, резко поднял и повернул оружие, чтобы перехватить удар сбоку, а правой взмахнул над головой, чтобы блокировать летя­щий сверху топор.
Как только топор сбоку коснулся меча, Дзирт с си­лой надавил вниз и отклонил оружие дворфа. При этом он получил возможность сделать шаг влево и лучше приготовиться к удару сверху. К тому моменту, когда лезвия столкнулись у него над головой, дроу уже твердо держал равновесие, расставив ноги на ширину плеч.
Дзирт присел на корточки под тяжелым ударом, а затем со всех сил рванулся вперед. Раненая рука дворфа не мог­ла действовать в полную силу, а из-за рывка дроу низко­рослому дворфу, чтобы не выпустить рукоять, пришлось встать на цыпочки. Дзирт, поднимаясь, подался всем кор­пусом вправо и с неожиданной силой развернул оружие дворфа, так что его траектория пересеклась с возвратным боковым выпадом. Воины сцепились своими топорами, а Дзирт отскочил и выполнил разворот на одной ноге, а второй с размаху ударил рыжебородого дворфа в спину, так что тот наскочил на своего напарника. Второй дворф инстинктивно загородился щитом, рыжебородый полетел на землю, а огромная палица взметнулась в воздух.

— Разойдись, стреляю! — раздался крик, привлек­ший внимание Дзирта.

Дроу тотчас остановился и, обернувшись, увидел, что эльф уже нацелился в него из тяжелого арбалета.
Дзирт вскрикнул, бросился вперед, сделав кувырок, а потом помчался навстречу эльфу, но при этом развернул­ся к нему боком. Как он и ожидал, вскоре плечо удари­лось в невидимую стену. Дзирт понимал, что арбалет был просто уловкой и дротик ему не угрожал, поскольку ни один снаряд не мог преодолеть магический барьер.
Дзирт отшатнулся назад и, покачнувшись, упал на одно колено. Он сделал попытку подняться, но не мог удержать равновесие, очевидно оглушенный ударом. Он слышал, как за его спиной торжествующе взревели дворфы. Они были уверены, что противник не сможет вовре­мя оправиться, чтобы избежать их смертельных ударов.

— И все из-за орков, Дзирт До'Урден, — услышал он голос эльфа, посвятившего себя магии. Он увидел, как миниатюрный чародей с отвращением покачал головой и бросил арбалет на землю. — Не слишком похвальный финал для бойца с твоей репутацией.

Роберт Сальваторе радует поклонников знаменитой саги "Забытые Королевства" новым романом! "Король орков" - первая книга новой трилогии о приключениях темного эльфа Дзирта До'Урдена, его друзей и врагов. Впервые на русском языке! Король орков надеется укрепить созданное им Королевство Многих Стрел и дать своим подданным возможность заниматься мирным трудом, заняв достойное место среди цивилизованных рас. Однако его устремления не находят понимания не только у давних врагов - дворфов и эльфов, но и у некоторых соплеменников. Для того чтобы претворить в жизнь свой замысел, король Обальд неминуемо должен сразиться с новым претендентом на власть в королевстве - могучим и бесстрашным вождем легендарного орочьего клана Карук. Казалось бы, дворфам Мифрил Халла нет дела до того, кто из орков победит, - они одинаково ненавидят и того, и другого. И продолжали бы ненавидеть, если бы не одно сенсационное археологическое открытие…