Дело трех императоров

Двое молодых людей коротали время за беседой на главном вокзале Рима.

— В котором часу приходит поезд? — спросил Нерон.

— В час двадцать, — ответил Тиберий.

— И долго ты будешь тут торчать? Так и будешь сидеть на месте и ждать ее?

— Да.

Нерон вздохнул. Вокзал был пуст, часы показывали восемь утра, и он ждал, когда прибудет из Парижа этот чертов "Палатинский экспресс". Он взглянул на Тиберия: тот растянулся на скамейке и закрыл глаза. Можно было потихоньку уйти отсюда, вернуться домой и лечь спать.

— Не уходи, Нерон, — произнес Тиберий, не открывая глаз.

— Я тебе не нужен.

— Я хочу, чтобы ты посмотрел на нее.

— Ладно.

Нерон снова плюхнулся на скамейку:

— Сколько ей лет?

Тиберий погрузился в подсчеты. Он не мог с точностью сказать. сколько лет Лауре. Когда они с Клавдием впервые увиделись в школе, ему исполнилось тринадцать, а Клавдию — двенадцать, но к этому моменту отец Клавдия был уже довольно давно женат на Лауре. Получается, что Лаура почти на двадцать лет старше их. Он долгое время думал, что Лаура — мать Клавдия.

— Сорок три, — сказал он.

— Ладно.

Нерон помолчал. Он нашел в кармане пилку и принялся подпиливать ногти, стараясь придать им округлую форму.

— Я видел отца Клавдия, — сказал он наконец. — Так себе, ничего особенного. Объясни мне, зачем Лаура вышла за типа, в котором нет ничего особенного?

Тиберий пожал плечами:

— Это нельзя объяснить. Думаю, она все же любит Анри, а за что — неизвестно.

Тиберий и сам часто задавался этим вопросом. Лаура, необычная, великолепная Лаура, — что могло бросить ее в объятия такого строгого, педантичного господина? Это нельзя было объяснить. Казалось, Анри Валюбер даже не отдает себе отчета в том, насколько необычная и великолепная у него жена. Если бы Тиберию пришлось жить с подобным человеком, он заскучал бы до смерти; однако непохоже было, чтобы Лаура умирала от скуки. Даже Клавдий не мог понять, как его отцу удалось жениться на такой женщине. "Это самое настоящее чудо, будем ему радоваться", — говорил он. Впрочем, Клавдий и Тиберий давно уже перестали ломать голову над этой проблемой, поскольку, пытаясь решить ее, всегда приходили к одному и тому же выводу: "Это нельзя объяснить".

— Это нельзя объяснить, — повторил Тиберий. — Что ты там выделываешь с этой пилкой?

— Хочу воспользоваться временем, которое мы должны провести здесь, чтобы улучшить мой внешний вид. Если тебе надо, — добавил он, помолчав, — у меня есть еще одна пилка.

Тиберий подумал, что, возможно, это была не лучшая идея — представить Нерона Лауре. Лаура в чем-то была очень хрупкой. Если случайно стукнуть по уязвимому месту — останутся одни осколки.

В Риме происходит загадочное убийство, жертвой которого становится влиятельный парижский издатель. Одно из возможных объяснений - давно назревавший конфликт в семье убитого. Другой предполагаемый след ведет в необъятные, до конца не исследованные архивные фонды Ватиканской библиотеки. Французский юрист Валанс, виртуоз сыска, считает, что раскрыл тайну преступления. Однако второе убийство заставляет его взглянуть на дело по-новому. Перевод с французского Нины Кулиш.