Догадка Ферма

Уже несколько дней шел дождь, и временами поднимался шквальный ветер, опустошавший окрестности.

В восьми лье к северу от Парижа, в замке Мерси, где полным ходом шло строительство, Луи Фронсак, кавалер ордена Святого Михаила и новый хозяин поместья, стоял в амбразуре окна в большой зале и мрачно разглядывал двор своего поместья, за которым простирались поля.

Молодой человек – он родился чуть больше тридцати лет назад, 1 июля 1613 года – был одет очень просто, в черный бархатный камзол с разрезами на рукавах, из которых выглядывала белая рубашка, манжеты украшали черные галаны. Эти банты, обычно многоцветные, служили знаком отличия как при дворе, так и в городе. Франты нацепляли их почти везде. Луи Фронсак, бывший нотариус, всегда выбирал себе черные, под цвет своей одежды.

За его спиной в камине потрескивал огонь. Жюли, молодая жена Фронсака, спустилась на кухню, чтобы осмотреть провизию, принесенную крестьянами из деревушки. Ныне в старом замке проживало – в тесноте – пятнадцать человек, и всех нужно было накормить.

Замок, старинное сооружение в два этажа, с чердаком, был построен на месте античного овального зала. Почти квадратный двор изначально защищала крепостная стена. Ее снесли, заменив двумя элегантными крыльями из камня и кирпича, которые пока еще не были достроены. Шевалье и его супруга жили на втором этаже, равно как бывший солдат и телохранитель Луи Гофреди, деливший свою комнату с Никола, верным кучером и секретарем. На том же этаже обитали управительница Марго Бельвиль с мужем Мишелем Ардуэном, бывшим плотником, который занимался ремонтом старого здания.

На самом верху разместились Жермен Готье и его сестра Мари, обитатели деревушки Мерси, поступившие на службу к Фронсакам: Жермен как слуга на подхвате, а Мари – как горничная Жюли. Была еще старая чета Юберов, бывших сторожей поместья, и несколько крестьян из Мерси, которые под руководством Марго Бельвиль убирали строительный мусор, запасали дрова для каминов, ухаживали за лошадьми и содержали в порядке дом.

Свадьба Луи и Жюли состоялась месяц назад, и уже возникли серьезные денежные проблемы. Жюли только что попросила у мужа крупную сумму в серебряных экю, чтобы оплатить последнюю поставку камней. По крайней мере, они надеялись, что последнюю! Эти камни нужны были для перекрытия и окадровки окон на втором этаже правого крыла, где полным ходом шли строительные работы. В любом случае до весны ни одна телега сюда уже не доберется, поскольку дороги станут непроходимыми.

Погруженный в мрачные мысли, Луи следил теперь за людьми на раскисшем дворе, которые под присмотром Мишеля Ардуэна сгружали с двух больших телег тесаные камни. Дождь, грязь и ветер отнюдь не облегчали их работу. Луи подумал, что мадам Юбер, полновластно царившая на кухне, должна бы приготовить им горячую похлебку с салом, чтобы они согрелись, когда закончат разгрузку.

Потом Луи перевел взгляд на две кирпичные пристройки, обрамлявшие старый замок. Их целиком закрывали деревянные леса, и он надеялся, что ветер не снесет их. Эти крылья, о которых так мечтала Жюли, придумал и нарисовал мсье Мансар, друживший с мадам де Рамбуйе*, теткой его супруги. Левое было почти завершено, хотя черепичную крышу еще не соорудили. Остов, построенный Мишелем Ардуэном, напомнил Луи перевернутый каркас огромного боевого корабля, и он ощутил прилив гордости при мысли, что это все - его собственность.

Зато справа кирпичные стены не превышали в высоту три туаза. Сколько же денег потребуется, чтобы закончить строительство, горестно подумал молодой человек. Пятьдесят тысяч ливров, самое малое! Как будто у него имеются эти пятьдесят тысяч!

Он вздохнул, удрученный неизбежными ближайшими расходами.

Удар грома вывел его из мрачного оцепенения. Он приободрился и выругал самого себя: в конце концов, какой путь уже пройден с той зимы, с того дня, когда они с Жюли и его родителями пришли в ужас, увидев замок в развалинах и заброшенную землю кругом .

Положительно, покойный король Людовик, возвысив его до кавалера и сеньора Мерси, преподнес ему отравленный подарок. Имение Мерси уже больше ста лет пребывало в запустении, а земли его не только не приносили дохода, но и дорого обходились Короне, из милости содержавшей жителей.
Отныне Луи был самым настоящим сеньором, имевшим право вершить мелкие судебные дела. Он не испытывал от этого никакой гордости и считал себя скорее гарантом выживания двух сотен несчастных крестьян, которые с трудом обеспечивали себе пропитание, настолько запущенным было хозяйство. Эта новая для него ответственность порождала одни страхи.

Он вновь подумал о том, что уже влез в солидные расходы. Старое здание находилось в таком плачевном состоянии, что пришлось переделать весь остов и заменить черепичную крышу. И это не считая новых окон, высоких и широких, которые потребовала пробить Жюли, желавшая иметь светлый дом. Внутри все заплесневело и сгнило от времени, и они заменили двери, стенные деревянные панели, даже полы и потолки.

Без Мишеля Ардуэна, плотника, умевшего делать все, и его жены Марго, крайне экономной в денежных вопросах, ничего бы не получилось.

Теперь благодаря многочисленным каминам, которые были вычищены и частично переложены, в замке стало сухо и тепло. Дров вполне хватало, зато места было явно недостаточно. Кухню переместили в подвал, и только огромная зала площадью двадцать туазов на десять, с двумя прекрасными каминами, осталась в первозданном виде, на первом этаже. Именно в ней происходили свадебные торжества. К большой зале примыкали с двух сторон комнаты поменьше. Левая стала библиотекой и рабочим кабинетом Луи, а правая – оружейной. Это была вотчина старого рейтара Гофреди.Жилые помещения располагались на втором этаже. Там было пять спален; две для Луи и его супруги, одна для родителей или гостей, одна для Мишеля и Марго, последняя же – для Гофреди и Никола. Слуги теснились на чердаке, который разделили временными перегородками на маленькие клетушки.
Изучая экономическую историю Европы, французский профессор Жан д'Айон увлекся историей политической и, неожиданно для себя став писателем, начал публиковать роман за романом об эпохе "Трех мушкетеров". Этому бурному периоду, по сей день полному неразгаданных тайн, он посвятил свой знаменитый цикл исторических детективов о Луи Фронcаке. Октябрь 1643 года. Идет к концу Тридцатилетняя война. Дипломаты Франции и других стран готовятся к Мюнстерской конференции, где будут решаться судьбы Европы. И вдруг выясняется, что в самом засекреченном отделе Министерства иностранных дел - в шифровальном бюро - орудует шпион, и содержание зашифрованных депеш становится известно врагу. Кардинал Мазарини уверен: только Фронсак сможет найти предателя. Дело оказывается чрезвычайно опасным. Луи приходится сражаться и с очаровательными интриганками, и с безжалостными злодеями. К тому же необходимо срочно создать новый код, который противнику не разгадать. И в этом Фронсаку должны помочь лучшие умы Франции - математики Блез Паскаль и Пьер Ферма.