Фамильные ценности

– Я постараюсь рассказать вам все, но, боюсь, что обрывки моих воспоминаний – не совсем то, что вам нужно. К тому же у меня отняли часы. А поскольку я ничего не видела и не слышала, я часто теряла связь с реальностью, теряла минуты, дни, даже недели.

Хорошо помню, как все началось, наверное, потому, что в те первые дни тысячи раз прокручивала в голове произошедшее, пытаясь понять, что мне следует делать, как поступать. Я обдумывала и переосмысливала события, представляла, что мне удалось убежать. Мысленно звала на помощь – и кто-нибудь в это время оказывался рядом, меня выходил встретить Лео – он иногда так делал. Я представляла множество различных вариантов, но это ничего не меняло ни в настоящем, ни в том, что случилось в ту ночь. Я вышла прогуляться с Тесси вокруг квартала. Дул ледяной ветер. Помню, как он завывал, под его порывами с крыш падала черепица, хлопали и скрипели неплотно закрепленные ставни. Тесси, как обычно, тянула за поводок. Не понимаю, как ей удается так стремительно бегать, быстро-быстро перебирая крошечными лапками… Они пинали и били ее, пока она не захрипела… Не хочу об этом говорить.

Я вернулась на площадь, толкнула дверь… затем – провал.

В темноте, прямо перед носом, я увидела что-то похожее на вращающуюся лопасть вентилятора, и тут же мир закружился вместе с ней. Меня тошнило, не хватало воздуха. Сильно пахло хлороформом, мне казалось, что я в больнице прихожу в себя после операции. Я почувствовала, что сейчас меня вырвет, но, должно быть, опять на какое-то время потеряла сознание.

Конечно, для вас это важно, но я не знаю, как долго пробыла в забытьи. Очнулась, лежа между передними и задними сиденьями машины, уткнувшись лицом в коврик. Рот и нос были забиты пылью и ворсинками. Я ощущала, что машина едет прямо и быстро, скорее всего, по автостраде. Меня чем-то укрыли, наверное, кожаной курткой, от нее исходил отвратительный запах пота и чего-то прогорклого и сального. Я испытывала удушье и хотела отбросить ее, но руки оказались связаны за спиной.

– Я задыхаюсь! Снимите с меня это, я не могу дышать! – закричала я, тут же получила жестокий удар по ребрам и почувствовала, как кто-то поставил на меня ноги. Я попыталась поднять голову. – Дайте мне дышать! Пожалуйста!

Меня пнули в голову, и неизвестный голос произнес:

– Очнулась, сука.

Я услышала какую-то возню, потом меня дернули за волосы и голос сказал прямо в ухо:

– Никогда, никогда не указывай, что я должен делать. Слышишь? Ты не в своем паршивом дворце. Здесь приказываю я, поняла?

– Да…

В шею уперся ботинок, мне оттянули голову назад и заклеили рот широким куском пластыря, сильно прижав его. Потом меня швырнули обратно на пол и еще плотнее укутали вонючей курткой. Я запаниковала. Во рту было полно грязи, из-за пластыря приходилось еще глубже вдыхать невыносимое зловоние. Я не смогла сдержаться и закричала, вернее, попыталась, но крик, бесполезный и причиняющий боль, застрял в горле.

Голос с переднего сиденья, но не со стороны водителя, взревел:

– Ты что, козел, делаешь?

– Я заклеил ей рот. От этой сучки слишком много шума.

– Ты, придурок! Сними немедленно! Сними! Если ее вырвет после хлороформа, она задохнется.

Я слышала, как Тесси заскулила, а потом завизжала, когда ее ударили.

Пальцы, теребящие пластырь на моем лице, мерзко пахли табаком. Я замерла. Несколько волосков оторвалось вместе с пластырем, было очень больно, и я заплакала. Они продолжали перебранку и не обращали на меня внимания. Мужчина на переднем сиденье был в ярости.

– Без моего разрешения дотрагиваться до нее не смей! Здесь за товар отвечаю я!

Я пыталась счистить зубами с языка и выплюнуть песок и пух, дышала через рот, стараясь хоть так избежать запаха затхлого пота. Рука онемела, но я не шевелилась, боялась, что боль вернется или ботинок вновь ударит по ребрам.

Я все еще находилась словно бы в полусне от хлороформа, но не могла позволить себе вновь впасть в забытье, хотя это, возможно, облегчило бы страдания. Ощущение удушья, темнота, неспособность двигаться – все это приравнивало сон к смерти. Я решила вести себя тихо и молчать, чтобы не давать повода себя бить, и постараться по звукам определить, куда меня везут. Тишина. После ссоры из-за пластыря они замолчали. Да и чего, собственно, я ждала? Что они скажут: "Смотри-ка, мы сворачиваем туда-то и туда-то?"

Подо мной миля за милей мчалась дорога. А сверху тяжелым грузом давило молчание. И запах. Я даже подумала: "Какая нелепость, такого просто не может быть. Нет, это всего лишь кошмар. Один из тех ночных кошмаров, когда невозможно пошевелиться. Надо лишь подождать, скоро эти люди исчезнут, и я проснусь в реальном мире".

Я почувствовала, что мы съехали с хорошей дороги, машина некоторое время подпрыгивала и кренилась на ухабах и наконец остановилась. Поездка закончилась, но кошмар не прекратился. Когда они выкинули меня наружу, в холодную ночь, я порадовалась, что надела на прогулку с Тесси пальто и удобные меховые ботинки…

Простите… Пожалуйста, не обращайте внимания. Это ведь даже не плач, просто выходят наружу скопившиеся боль и напряжение. Плачет мое тело, а не я, если вы понимаете, что я хочу сказать. Вы же понимаете, да? Можно одновременно и плакать, и смеяться – это просто физическая реакция. Сейчас-то я могу чувствовать себя счастливой, правда?

А потом они забили ногами Тесси насмерть, один из них поднял ее тельце и отбросил куда-то в сторону.

Инспектор карабинеров Гварначча расследует похищение графини Брунамонти, в прошлом известной американской модели. Оказывается, Оливию Брунамонти похитили по ошибке. Настоящей целью бандитов была ее дочь Катерина, за которую мать выложила бы любые деньги. Но дочь отказывается заплатить выкуп за мать, тем самым подписывая ей смертный приговор. Она считает себя и брата истинными аристократами, которым по праву принадлежит фамильное достояние, хотя их мать основала дом моды и на честно заработанные деньги выкупила семейное гнездо - палаццо Брунамонти, отдав долги мужа, гуляки и транжира. Гварначча рискует жизнью и карьерой, пытаясь спасти Оливию. Перевод с английского Евгении Дрезельс.