Каждый хочет любить

Париж

— Помнишь Каролину Леблон?

— Второй "А", всегда сидела на задних партах. Твой первый поцелуй. Сколько лет уже…

— Чертовски хороша она была, эта Каролина Леблон.

— С чего это ты вдруг о ней вспомнил?

Вон там, рядом с каруселью, та женщина на нее похожа, как мне кажется.

Антуан внимательно оглядел молодую мамашу с книжкой. Переворачивая страницу, она бросала быстрый взгляд на маленького сынишку, который хохотал, вцепившись в холку своей деревянной лошадки.

— Этой женщине у карусели лет тридцать пять, если не больше.

— Нам тоже за тридцать пять, — заметил Матиас.

— Думаешь, это она? Ты прав, чем-то она напоминает Каролину Леблон.

— Как же я был в нее влюблен!

— Ты тоже делал за нее задания по математике в обмен на поцелуй?

— Что за мерзости ты говоришь.

— Почему мерзости? Она целовала всех отличников.

— Говорю же, я был по уши влюблен в нее!

— Ну и ладно, самое время перевернуть страницу.

Сидя бок о бок на скамейке у площадки с аттракционами, Антуан и Матиас отвлек-лись от молодой мамы и стали разглядывать мужчину в синем костюме, который при-строил большую розовую сумку у ножки стула и повел свою маленькую дочурку к карусели.

— Спорим, у него уже месяцев шесть срока, — изрек Антуан.

Матиас вгляделся в бедолагу. Молния на сумке была приоткрыта, и оттуда высовы-вались пачка печенья, бутылочка лимонада и лапа плюшевого мишки.

— Давай! Три месяца, не больше!

Матиас протянул руку, Антуан хлопнул по ладони:

— Спорим!

Девчушка на лошадке с позолоченной гривой на секунду потеряла равновесие. Отец ринулся вперед, но служитель карусели подоспел раньше и поудобнее усадил ее в седле.

— Ты проиграл… — заверил Матиас.

Он подошел к мужчине в синем костюме и уселся рядом.

— Поначалу трудно, а? — снисходительно спросил Матиас.

— Еще как! — со вздохом согласился мужчина.

Потом станет еще сложнее, вот увидите.

Матиас бросил беглый взгляд на соску, не прикрытую колпачком, торчащую из сумки.

— Давно вы разошлись?

— Три месяца…

Матиас похлопал его по плечу, с победоносным видом направился обратно к Антуану и сделал другу знак следовать за ним.

— С тебя двадцать евро!

Вдвоем они двинулись прочь по аллее Люксембургского сада.

— Ты возвращаешься в Лондон завтра? — спросил Матиас.

— Сегодня вечером.

— Так мы даже не поужинаем вместе?

— Только если ты сядешь в поезд вместе со мной.

— Я завтра работаю!

— Перебирайся работать туда.

— Не начинай по новой. Что, по-твоему, мне делать в Лондоне?

— Быть счастливым!

Лондон, несколько дней спустя

Сидя за рабочим столом, Антуан дописывал последние строчки письма. Перечитал, остался доволен, аккуратно сложил листок и убрал в карман.

Свет прекрасного осеннего дня просачивался сквозь жалюзи окна, выходящего на Бьют-стрит, и стекал на светлый паркет архитектурного бюро.

Антуан накинул пиджак, висевший на спинке стула, поправил рукава свитера и бы-стрым шагом направился к вестибюлю. По дороге притормозил и склонился над пле-чом одного из своих инженеров, чтобы рассмотреть чертеж, над которым тот корпел. Антуан переместил угольник и поправил линию в разрезе. Маккензи кивком поблаго-дарил его, Антуан ответил улыбкой и продолжил свой путь к двери, поглядывая на ча-сы. На стенах были развешаны фотографии и чертежи проектов, осуществленных агентством со дня своего основания.

— Вы сегодня уходите в декрет? — спросил он у секретарши.

— Ну да, пора уже малышу появиться на свет.

Мальчик или девочка?

Молодая женщина скорчила гримаску, положив руку на круглый живот.

— Футболист!

Антуан обошел стойку, обнял секретаршу и осторожно прижал к себе.

— Возвращайтесь скорее… не слишком быстро, и все же поскорее! В общем, воз-вращайтесь, когда захотите.

Он помахал ей рукой, отошел и толкнул стеклянные двери, ведущие к лифтам.

Париж, тот же день

Стеклянные двери большого книжного парижского магазина распахнулись перед клиентом в шляпе и шарфе, обвязанном вокруг шеи. Он явно торопился и сразу напра-вился в отдел школьных пособий. Продавщица, стоя на самом верху стремянки, громко выкликала названия и количество стоящих на полке книг, а Матиас заносил данные в тетрадку. Без всякого вступления клиент поинтересовался не слишком приветливым тоном, где он может найти полное собрание сочинений Гюго в издании "Плеяды".

— Какой том? — спросил Матиас, подняв глаза от своей тетрадки.

— Первый, — ответил мужчина еще суше.

Молоденькая продавщица перегнулась и ухватила книгу кончиками пальцев. Затем наклонилась, чтобы передать ее Матиасу. Мужчина в шляпе проворно выхватил книгу и пошел к кассе. Продавщица вопросительно взглянула на Матиаса, а он, сжав зубы, положил тетрадку на прилавок и бросился следом за клиентом.

— Здравствуйте, пожалуйста, спасибо, до свидания! — прорычал он, перекрывая тому доступ к кассе.

Изумленный клиент попробовал обойти его, но Матиас вырвал у него из рук книгу и, не переставая твердить во все горло: "Здравствуйте, пожалуйста, спасибо, до свида-ния!", вернулся к прерванной работе. Несколько посетителей в растерянности наблю-дали за этой сценой. Разъяренный мужчина в шляпе покинул магазин, кассирша пожала плечами, молодая продавщица на своей верхотуре изо всех сил сдерживала смех, а вла-делец магазина попросил Матиаса зайти к нему до конца дня.

Лондон

Антуан шел по Бьют-стрит пешком. Когда он поравнялся с переходом, рядом с ним притормозило и остановилось такси. Антуан кивком поблагодарил водителя и доехал до французского лицея. Прозвенел звонок, и двор начальной школы заполнила детвора. Эмили и Луи с ранцами на спине шагали бок о бок. Мальчик повис на шее отца. Эмили улыбнулась и отошла к ограде.

— Валентина не пришла за тобой? — спросил Антуан у Эмили.

— Мама позвонила учительнице, она запаздывает и просила меня подождать ее в ресторане у Ивонны.

— Тогда пойдем с нами, я тебя отведу, и мы втроем что-нибудь перекусим.

Париж

Мелкий дождик отбивал дробь по блестящим тротуарам. Матиас плотнее запахнул плащ, поднял воротник и двинулся по переходу. Такси засигналило и едва не задело его. Шофер высунул руку в окно и недвусмысленным жестом выставил средний палец. Оказавшись на другой стороне, Матиас зашел в небольшой супермаркет. Серые отсветы парижского неба сменились яркими неоновыми огнями. Матиас поискал на стеллажах кофе, взял банку, в раздумье глянул на замороженные полуфабрикаты и предпочел им ветчину в вакуумной упаковке. Наполнив металлическую корзинку, подошел к кассе.

Продавец вернул ему сдачу, но не улыбку; "доброго вечера" он тоже не дождался.

Когда он добрался до прачечной, там уже были опущены металлические шторы. Матиас вернулся к себе.

"Каждый хочет любить" - забавная и трогательная история двух разведенных мужчин, которые пытаются жить одним домом вместе с детьми, не допуская в свой налаженный быт приходящих нянь и женщин вообще. Но, как бы высоко ни ценили они дружбу, сердце требует большего, а потому, каждый на свой лад, друзья не перестают искать настоящего счастья.