Стать Демиургом

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА 1

Если вас приняли в институт без экзаменов значит, —
это Институт Склифосовского.
NN

Лейна

Сделав пару осторожных шагов, я замерла, внимательно оглядываясь по сторонам в ожидании нападения. Бывают такие ситуации, когда беду просто чувствуешь кожей и стараешься не шуметь. Рука медленно скользнула за плечо, привычным движением освобождая лук из креплений, но закончить движение не удалось. Удар настиг неожиданно — я застыла в неудобной позе, не в силах пошевелиться. Мои демоны выдвинулись вперед в безнадежной попытке защитить Хозяйку и окаменели, напоминая статуи, созданные безумным мастером. Кто бы ни напал на нас столь странным способом, он был на порядок сильнее... Голова взорвалась вспышкой боли... Мысленный окрик как огненная плеть: «Харон, долго тебя ждать?! Какого демона ты отстал от отряда?! На тебя наложено порицание...»
«Харон? Это еще что за зверь? И какого черта МНЕ достается предназначенная ему боль?!» — пробились сквозь алые вспышки изумление и злость. Тело отказывалось повиноваться, но при этом я ощущала, что меня просто раздирает на куски, выламывая суставы и дробя кости. Так плохо мне не было никогда в жизни. Малыш, внешне похожий на безмолвную статую, мысленно кричал от ужаса и боли, ему вторил замерший на полушаге гарр'краши. Я разъярилась — если мне так хреново, то им, должно быть, еще хуже!
Боль исчезла, смытая странной прохладной волной. Злость неизвестного ловца Харонов сменилась искренним недоумением. Тишина. Из обманчивых теней справа выступила фигура, закутанная в плащ с капюшоном. Похоже, человеческая...
«Харон?..» — Неуверенная мысль коснулась моего измученного разума, оглушая своей мощью.
«Какого демона вам от нас нужно?! — не выдержав, так же мысленно рявкнула я.— И вообще Харон Я это мужское имя! Вы не в состоянии отличить мужчину от женщины?!» Непонятное оцепенение стало проходить. Малыш приподнял голову и предупреждающе зарычал на незнакомца в плаще. Тот отмахнулся от моего демона, как от незначительной помехи, и сэльфинг снова замер каменной статуей.
«Кто ты, девочка? И что делаешь ночью в здании Центрального портала Академии? Ты из последнего набора? Я не помню тебя...» Вопросы безжалостно впивались в мозг, требуя ответа. Я замерла, стараясь сдержать крик боли, из прокушенной губы потянулась струйка крови, а негостеприимный хозяин данного места уже уверенно копался в моих воспоминаниях. С бешеной скоростью замелькали картины недавнего прошлого: ужин с друзьями на берегу Эреш'Та, понимающая улыбка Вортона, его встреча с Тиль на крыше королевского дворца, Трион, невозмутимо надевающий мне на палец кольцо диали1... Я разъяренно взвыла и огромным усилием воли вышвырнула непрошеного визитера из собственной головы. Кто удивился этому больше: я или он, понять было сложно.
«Это невозможно...» — неизвестный, остановившись в арке огромного окна, сдернул с головы капюшон плаща, уставившись на нас потрясенными золотыми глазами. Лучи двух лун запутались в темных волосах. Красиво, черт возьми! И я бы с удовольствием полюбовалась этой картиной, не мучай меня размышления совсем иного толка. Но... похоже, убивать или причинять нам иной вред никто пока не собирался...
«А глаза — совсем как у Тиль...» равнодушно констатировала я, проваливаясь в обморок. Тьма бережно подхватила меня где-то на полпути к полу...
Странный гул не давал мне расслабиться. Не помню, когда он начался... Чудненько... и где я сейчас — тоже не помню... совсем «память девичья» стала! Невольно стала прислушиваться, пытаясь вычленить слова из общего звукового фона.
— Тарнум, что происходит? — холодный повелительный мужской голос.
— Хотел бы я знать! — экспрессивно отозвался тот, кого назвали Тарнумом.— Я проводил обычную экскурсию по мирам для адептов второго уровня обучения, но на одном из последних этапов отстал ваш любимчик — Харон дер Альтер. Если не ошибаюсь, он целенаправленно остался на одном из миров Плеяды Вранора. И когда Вранор узнает, что этот весельчак-недоучка находится на его любимом творении без присмотра, то всем нам не поздоровится! Надеюсь, вам не нужно напоминать, как Харон пошутил в последний раз на Цирее? Леди Алоисии Цирея-Лат пришлось полностью менять религию и чистить Пантеон богов!

1 Прежде чем дать объяснение понятию «диали», хочу заметить, что подавляющее большинство браков, заключенных эльфами (как светлыми, таки темными), являются политическими союзами. Диали не супруга. Этот статус получает официальная фаворитка. «Любимая жена» по-эльфийски. Она, пожалуй, единственное, что эльф выбирает сам, не оглядываясь на традиции. И не факт, что это будет эльфийская леди подходящего круга. Диали может стать кто угодно — хоть человечка, хоть орчанка... остальные поворчат, но примут. И, за редким исключением, диали — единственное существо, которое эльф действительно любит... и кому доверяет. Дети, рожденные от диали, становятся часты! семьи, образуя младшую ветвь Рода, но не наследуют земли или титулы. Убить чужую диали (обычно вполне беззащитное существо) означает навлечь на себя несмываемый позор и приобрести кровного врага в лице ее хозяина и всего Рода. Впрочем, убийцы долго не живут. Девушка получает от эльфа вместе официальным предложением стать его диали кольцо. По форме оно напоминает печатку с родовым гербом. Может обладать слабой защитной магией или духом-хранителем.

— В данный момент меня интересует девушка, которую вы в бессознательном состоянии притащили в лечебный центр Академии, а также пара не слишком удачных результатов эксперимента какого-то Творца-недоумка, украшающих в данный момент боковой вход этого корпуса в виде стазисных статуй,— раздраженно уточнил первый голос.
Как раз к этому подхожу,— ехидно ответил Тарнум.— Я решил устроить Харону теплую встречу и поджидал его в башне Центрального портала Академии.
Однако вместо адепта из основного портала вынырнула эта девушка в сопровождении пары мутировавших рабов. Если посмотришь на ее ауру, то не удивишься, что я спутал ее с Хароном! У нее уровень Творца-без-Границ.
Из всей группы такой только у дер Альтера. Поскольку ждал я именно его, то не подозревающей о нападении девушке досталась «Огненная Сеть» и пара ментальных ударов... Выживет, конечно. Меня поразило другое — она не с Эдема. И у нее не было ни единого щита...
— Что?! Ты надо мною издеваешься? Она же Демиург, это и слепому видно! Или ты хочешь сказать, что она — дитя одного из изгнанных Советом Тринадцати? — В голосе первого собеседника прозвучало странное напряжение.
— Не знаю... Из того, что я успел увидеть, прежде чем она вышвырнула меня из своих воспоминаний, могу сделать вывод, что девушка перешла к нам из вполне обычного мира Вероятности. Не из Нижних миров — точно! И тем не менее вопросов от этого меньше не становится,— вздохнул Тарнум.
— В том мире, откуда мы пришли на Эдем, мой родной именовали Закрытым,— вмешалась я в диалог, вызвав ошеломленное молчание.— А мы называем его Земля...
— Очнулась? — В голосе Тарнума чувствовалось явное облегчение... и потрясение.— Но как ты можешь нас слышать?! Мы же в прямом контакте!
— Где? — неуверенно переспросила я, опасливо проверяя, все ли части тела у меня на месте.
— В прямом мысленном контакте.— В голосе Тарнума явственно чувствовалась усмешка. Только теперь до меня дошло, что ни один из мужчин, за которыми я наблюдала сквозь опущенные ресницы, ни разу не открыл рта.
«Похоже, влипать в проблемы становится для меня доброй традицией...»
Тарнум и его собеседник откровенно заухмылялись, уловив последнюю фразу.
— Итак, хотелось бы поподробнее услышать о том, откуда ты и как попала на Эдем.
Четкий ментальный приказ Тарнума принуждал ответить быстро и правдиво. Да щаз-з... Тоже мне — большой начальник!
— А вы ничего не забыли, уважаемый? — мысленно пропела я, сочась ехидством.— Например, сначала извиниться перед бедной, избитой вами девушкой?
— А потом? — с искренним интересом спросил второй мужчина.
— Ну я еще не решила, что потребовать в качестве компенсации, но работаю над этим!
Тарнум смотрел так, как будто я предложила ему руку и сердце, — ошеломленно, растерянно и смущенно. И явно прикидывал пути к бегству. Второй мужчина от души расхохотался... а у меня возникло странное ощущение, что смеялся он не надо мной. Обсуждаемый бросил на меня возмущенный взгляд, явно прочитав мысли о «предложении». Проигнорировав эмоции собеседников, я стала внимательно их рассматривать. Оба брюнеты, только в неверном свете раннего утра волосы Тарнума отливали алым, а шевелюра его визави... синими бликами. «Красятся, что ли?» — мелькнула мысль, заставившая собеседников тихонько фыркнуть. Оба золотоглазые и довольно красивые. Высокие. По крайней мере, из моего лежачего положения они казались именно такими. Одеты в странное подобие костюмов шестнадцатого века нашего мира — колеты, кожаные обтягивающие лосины, тонкие плащи, наброшенные на одно плечо, и ботфорты. Все очень простое и функциональное — никаких рюшек и вышивки. Волосы затянуты либо в хвосты, либо в косу... в данный момент было не видно. Закончив осмотр, я снова встретилась взглядом с насмешливыми золотистыми глазами, понимая, что неплохо было бы научиться скрывать свои эмоции и мысли.
— Предлагаю начать сначала,— улыбнулся синеволосый. — Мое имя Вайрин дер Ортес. Я являюсь директором Академии Миров, а также вхожу в Совет Тринадцати, управляющий Эдемом. Тарнум дер Корентс — один из преподавателей нашей Академии. Мы приносим искренние извинения за произошедшую ошибку и готовы искупить ее, исполнив любое ваше желание.
Тарнум возмущенно хмыкнул, явно не разделяя идей своего начальника об исполнении любых желаний, но возражать не рискнул. В отличие от меня он вполне ясно представлял, кто именно будет их исполнять. На мгновение закралась хулиганская мысль: я с явным интересом осмотрела предложенное к употреблению блюдо «из Тарнума». Под столь откровенно раздевающим взглядом, сдобренным мысленным «мрр-м...», и предположением, «поместимся ли мы вдвоем на узкой кровати, на которую сгрузили мои бренные бессознательные останки», Тарнум стал просто бордовым, идеально гармонируя по цвету со своими волосами. Вздохнув, я решила, что он вполне наказан, и повернула голову к Вайрину, слегка вздернувшему бровь. Дер Корентс ошеломленно замер, поняв, что я его просто разыграла. Странно. Похоже, опять сделала что-то не так. Ладно, отложу на потом.
— Можете называть меня Лейна. Дома я попала в смертельно опасную ситуацию и невольно перенеслась в другой мир. К сожалению, там о Земле — моей роди не — ничего не знали, так что пришлось отправляться на Эдем. В общем, в качестве исполнения любых желаний я прошу у вас точные координаты моего мира. Думаю, это несложно.— Моих губ коснулась мягкая улыбка. Умею быть милой, когда надо...
— Это не все, что ты хотела бы получить, не так ли? — усмехнулся Вайрин.
— Ну... говоря откровенно, нет, не все. Творец того мира, куда меня забросило, сказала, что у меня есть Дар Демиурга. И что я могу научиться его использовать. Думаю, причина того, что она дала мне координаты территории Академии, обусловлена именно этим,— честно признала я. Глупо пытаться солгать тем, кто читает твои; мысли.— Просто... как у нас говорят, бесплатный сыр бывает только в мышеловке, да и то лишь для второй мышки. Вот я и хотела сначала уточнить, что вы с меня потребуете за обучение, прежде чем просить об этом.
— Умно...— задумчиво кивнул Вайрин.
— Скорее осторожно! — поправила я его.
— Тарнум, у тебя ведь еще открыт набор в группу? — подозрительно ласково уточнил директор.
— Вайрин, ты этого не сделаешь! — мысленно простонал мой предполагаемый учитель.
Я вздрогнула и зажмурилась, вторя стону будущего «классного руководителя»: «Блин, ну кто просил над ним издеваться?! Ведь можно было догадаться, кому меня подкинут... если пошевелить остатками мозгов».
— Вот что, Лейна, вычислить местоположение твое го мира можно, просто это займет много времени. Как бы то ни было, пока я готов принять тебя в Академию на первый курс. Конечно, это нарушает стандартную процедуру, но не думаю, что возникнут какие-то проблемы.
У тебя действительно есть Дар. Причем, буду откровенен, довольно сильный и уже вполне сформировавший ся. Обучение занимает от двадцати до пятисот лет — в зависимости от того, сколько времени тебе потребуется, чтобы максимально развить свои навыки. А по поводу оплаты: сколько лет ты обучаешься — столько должна отработать на благо Академии. Правда, есть частные, случаи, когда оплата вносится авансом родителями студента, но к тебе этот случай вряд ли применим,— улыбнулся Вайрин.— Что скажешь?
— Не уверена, что продолжительности моей жизни хватит на обучение... не говоря уж об отработке,— невесело усмехнулась я.
— Глупости,— отрезал Тарнум.— Демиурги практически бессмертны, и первое, чему ты научишься,— черпать силу из Источников.
— А я думала, что первое, чему меня научат,— ставить защиту на свои мысли!
Дружное фырканье моих собеседников только подтвердило, что это не худшая идея.
— Здесь есть каникулы или что-то подобное? — спросила я.
— Ты куда-то собралась? — полюбопытствовал Тарнум.
— Во-первых, домой, а во-вторых... ну, у меня остались друзья на Ларелле,— немного смущенно признала я.
— Ларелла?! — изумленно вскинулся Т^рнум» но был перебит своим спутником.
— Каникулы есть,— спокойно отозвался Вайрин, бросив на коллегу сумрачный взгляд.
— Тогда... я благодарна за ваше предложение и мой ответ — да! — Полагаю, не стоит заострять внимание на странной реакции Тарнума при упоминании Лареллы, но это не значит, что я ее не запомню...
— Хорошо. Рад, что ты приняла верное решение. Отдыхай, позднее за тобой придут.— Кивнув, директор развернулся, взметнув плащом легкий ветерок, и направился к выходу.
За ним, многообещающе улыбнувшись мне на прощание, вышел Тарнум.
«Интересно, а что бы они сделали, если бы я приняла «неверное» решение?..» — Это была последняя мысль, прежде чем мне удалось заснуть.
Я морщилась, но попытки спрятаться от солнечного лучика, настырного, как налоговый инспектор, успехом не увенчались. В конце концов смирившись, открыла глаза и потянулась. Затем попробовала мысленно связаться со своим зверинцем и пожелать им доброго утра. Странно... они всегда отзывались мгновенно! Замерев, я наконец вспомнила, где нахожусь. В голове замелькали кадры кинопленки — портал в мир Демиургов, нападение и ночной разговор. «Хм... ну доброго утра, студентка!» — ехидно пропел внутренний голос.
Если верить моим собеседникам, то Тигр и Малыш сейчас у входа в лечебный центр, то есть, по идее, недалеко. Ибо назвать помещение, в котором я находилась, иначе как больничной палатой язык не повернется. Вздохнув, я спустила ноги с кровати, с удивлением и яростью обнаружив, что кто-то успел меня переодеть... та-ак... а с учетом того, что видела только Тарнума и Вайрина... нет, не хочу додумывать эту мысль! Странное белое одеяние длиной чуть выше колена напоминало просторную ночнушку без рукавов. Это была единственная одежда, на которую расщедрились неизвестные благодетели. С интересом пощупав материальчик, я убедилась, что к ткани он не имеет ни малейшего отношения. На вид и ощупь рубашка больше всего походила на лепестки роз, сшитые вместе... вот только швов не было вообще. Отложив знакомство с одежкой на «попозже», осмотрелась. Мои вещи, включая оружие и золото, куда-то убрали. «По крайней мере, их точно нет в больничной палате,— раздраженно решила я, рассматривая небольшое помещение, все убранство которого состояло из кровати и маленького белого столика на витых ножках.
Пошатываясь, выбралась из комнаты и попыталась определить направление, куда ползти дальше. Солнце радостно встретило меня, заглядывая в окна коридора. Если считать в привычных единицах, то было около полудня. Я внимательно рассматривала место, в котором мне повезло очутиться. Не будь коридор каменным, то походил бы на веранду, потому что практически, вся противоположная сторона была сплошным окном — от непривычно высокого потолка до пола. Буйство дикого сада, яркого солнца и нереально глубокого летнего неба ослепляло. Несколько минут я просто наслаждалась видом, прислонившись к стене рядом с дверью комнаты, затем вздохнула и огляделась. Доброй медсестрички, к сожалению, не наблюдалось. Похоже, я вообще была единственным посетителем «веранды». Мысленно посетовав на тему «когда надо — фиг кого найдешь», отлепилась от стены и на дрожащих ногах поплелась налево от своей палаты. По крайней мере, в той стороне я рассмотрела через окно выступ здания, почти скрытый густыми зарослями сада. Слабость накатывала легкими волнами, заставляя благоразумно придерживаться за стену рукой. Чтобы добраться до небольшого «перекрестка», потребовалось гораздо больше времени, чем я планировала.
Наконец я вывалилась в широкий каменный переход, украшенный гобеленами и мозаикой на стенах. Сюжеты не давали особой пищи для размышлений — в большинстве своем это были портреты аборигенов. «Потрясающе красивые»,— вынужденно признала я. Осмотревшись, с чувством выругалась, связав в одном длинном изящном предложении двух крашеных извращенцев, посетивших меня ранее, неизвестного Харона, весь этот гребаный мир, чуму, от которой вымерло все население, и добавив пару поз из Камасутры с разъяснениями. Слегка отдышавшись, устало поплелась по коридору, снова выбрав левую сторону. Казалось, что я иду целую вечность, когда метрах в трех из бокового прохода, не заметив меня, вынырнул парень, повернулся спиной и стремительно помчался вперед. Высокие ботфорты, весьма обтягивающие черные кожаные лосины и колет длиной до талии. Распущенные платиново-белые волосы достигали лопаток. Первая пришедшая в голову мысль была просто убойной: «Какая шикарная попка! Девчонки, наверное, с ума сходят... хотя скорее парни...» — язвительно поправила я себя, рассматривая вышеозначенный объект. Затем в мою неумную голову наконец-то пришла светлая мысль, что это — живое разумное существо, способное вывести из лабиринта коридоров! Я открыла рот, чтобы привлечь к себе внимание, но этого уже не требовалось. Обладатель платиновых волос споткнулся на ровном месте и оглянулся, с яростью рассматривая мою полудохлую тушку, прислонившуюся к стене. Покрасневшие скулы поразительно оттеняли горящие бешенством глаза странного серебристо-серого цвета. «Интересно, чего это он так разозлился? Мысли, что ли, читает? — прибалдела я, без стеснения разглядывая разъяренного парня.— Ой ду-ура!!! Ну естественно, он их читает! Они же тут все телепаты, мать их за ногу...»
О моем умении влипать в неприятности можно слагать легенды. Только я, возвращаясь с работы, могу "случайно" попасть в другую Вероятность. А затем, пытаясь найти дорогу домой, оказаться в мире Демиургов, которые твердо убеждены, что я - одна из них, имею Дар Творца, хоть и полукровка. Одно радует: здесь мне помогут найти дорогу домой! Уж если кто и знает о мирах все, так это те, кто их создает. Конечно, на поиски потребуется некоторое время, а пока… Ну кто же откажется поучиться в Академии Миров? Только рано я обрадовалась - не все так радужно на Эдеме. Тайны, интриги. Да еще местный Совет Тринадцати проявил нездоровый интерес к таинственной безмагической планете, населенной такой талантливой и, главное, "бесхозной" молодежью.