Анжелика. Мученик Нотр-Дама

Великая Мадемуазель
приглашает Анжелику в Лувр, —
Ван Оссель

Kак вы полагаете, мэтр Дегре, с какой целью неизвестный господин предлагает мне замок и сто тысяч ливров ежегодной ренты?
— Черт возьми, — ответил адвокат, — с той же целью, с какой я сам предложил бы вам сто тысяч ливров.
Анжелика взглянула на Дегре, не понимая, что он имеет в виду, и вдруг покраснела под дерзким взглядом молодого человека. Прежде ей и в голову не приходило пристально разглядывать своего адвоката. С некоторым волнением она осознала, что под поношенной одеждой скрывается сильное, хорошо сложенное тело. Крупный нос и неровные зубы — конечно, не красавец, но у него довольно выразительное лицо. Мэтр Фалло как-то заметил, что уважаемым магистратом Дегре сможет стать только благодаря таланту и эрудиции. Он редко общался со своими коллегами, но зато шлялся по кабакам не меньше, чем в университетские годы. Именно поэтому ему, бывало, поручали дела, требующие расследований в местах столь подозрительных, что туда не рискнули бы ступить биагопристойные господа из квартала Сен-Ландри из опасения загубить там свою душу. — Нет-нет, — сказала Анжелика. — Это наверняка не то, 0 чем вы подумали. Я попробую поставить вопрос иначе: по жму меня дважды пытались убить, ведь это еще более надеж ный способ принудить меня к молчанию?
Адвокат сразу помрачнел.
— Что же, именно этого я и опасался, — заявил он.
И, оставив прежнюю непринужденную позу, в которой он сидел на краю стола в маленьком кабинете прокурора Фалло, он с серьезным видом уселся напротив Анжелики.
— Мадам, — продолжал он, — возможно, я не тот предста витель закона, который внушает вам доверие. Однако в данном случае я полагаю, что ваш уважаемый зять не так уж ошибся, рекомендовав вам обратиться ко мне, поскольку дело вашего мужа требует скорее навыков частного сыска, которыми волею судеб я и владею, чем скрупулезных знаний законодательства и тонкостей судебного делопроизводства. Но, откровенно гово ря, у меня будет шанс распутать эту интригу, только если вы сообщите мне все, о чем вам известно, чтобы я мог ясно видеть картину. Короче говоря, есть вопрос, который мне не терпится вам задать...
Он поднялся, выглянул за дверь удостовериться, что их никто не подслушивает, отдернул занавеску, скрывавшую полки с папками, и, наконец, вернувшись к молодой женщине, впол-вголоса спросил:
— Что известно вам или вашему мужу, что могло бы испугать одного из влиятельнейших лиц королевства? Я имею в виду месье Фуке.
У Анжелики побелели даже губы. Она в полной растерянности уставилась на адвоката.
— Значит, я прав, вы что-то скрываете, — произнес Дегре. — Я как раз поджидаю известий от шпиона, которого подослал к Мазарини. А другой шпион навел меня на след некого слуги по имени Клеман Тоннель, который в свое время пристроился у принца Конде...
— И был дворецким у нас в Тулузе.
— Вот именно. Этот человек к тому же связан с месье Фуке и на самом деле работает только на него, время от времени получая, видимо, посредством шантажа, солидное вознаграждение от своего бывшего хозяина — принца Конде. Теперь следующий вопрос: кто передал вам роскошное предложение насчет замка и ренты?
— Мадам де Бове.
— Кривая Като!.. Тогда сомнений нет, в деле замешан Фуке. Он щедро платит старой мегере, чтобы выведать у нее все дворцовые тайны. Раньше она была на довольстве у Мазарини, но он оказался скупее суперинтенданта финансов. Добавлю, что я напал на след еще одного знатного вельможи, который поклялся погубить вас и вашего мужа.
— И кто же он?
— Месье, брат короля. Анжелика воскликнула:
— Вы с ума сошли!
Молодой человек с недовольным видом поморщился.
— Думаете, я швырнул на ветер ваши полторы тысячи ливров? Может быть, я и похож на шута, мадам, но раз све дения, которые я добываю, стоят так дорого, то именно по тому, что они достоверны. Ловушку в Лувре подстроил брат короля, это он пытался вас убить. Я выяснил это от наемника, напавшего на вашу служанку Марго, и мне понадобилось опла тить не меньше десяти пинт вина в «Красном петухе», чтобы вытянуть из него такое признание.
Анжелика провела рукой по лицу. Срывающимся голосом молодая женщина пересказала Дегре поразительный эпизод, свидетельницей которого она случайно оказалась в замке Плес-си-Бельер много лет тому назад.
— Известно ли вам, как сложилась судьба вашего родственника, маркиза дю Плесси?
— Нет, не известно. Может быть, он в Париже или в армии.
— Фронда уже в прошлом, — задумчиво проговорил адвокат. — Но угли до сих пор тлеют, и достаточно одной искры, чтобы вновь раздуть пламя. Видимо, не так мало тех, кто все еще боится, как бы в один прекрасный день не всплыли неопровержимые свидетельства их былой измены.
Резким движением он смахнул со стола ворох бумаг и гусиных перьев.
— Итак, что мы имеем. Мадемуазель Анжелика де Сансе, то есть вы, подозревается в том, что ей известна некая опасная тайна. Принц или месье Фуке поручают своему слуге Клеману шпионить за вами, что он и проделывает долгие годы. Наконец, он убеждается в том, что подозрения не были беспочвенными: именно из-за вас исчез ларец, и его секрет известен только вам и вашему мужу. Тут наш слуга идет к Фуке и продает сведения за звонкую монету. И с этого момента ваша гибель — дело решенное. Все, кто живет на деньги суперинтенданта, все, кто боится их лишиться или оказаться в немилости, тайно объединяются против сеньора из Тулузы, ведь тот однажды может предстать перед королем и заявить: вот что мне известно! В Италии против вас, вероятно, использовали бы яд или кинжал. Но все знают, что граф де Пейрак к яду невосприимчив. Кроме того, французы предпочитают придавать подобного рода делам видимость законности. Нелепое обвинение, выдвинутое монсеньором де Фонтенаком, пришлось как нельзя кстати. Опасного дворянина попросту арестовывают под предлогом того, что он якобы занимается колдовством. Короля с легкостью вводят в заблуждение, разжигая в его душе зависть к чрезмерному богатству тулузского сеньора. И вот пожалуйста! За графом де Пейраком захлопнулись ворота Бастилии. Все смогли вздохнуть спокойно.
— Ну уж нет! — с яростью воскликнула Анжелика. — Я им не позволю спокойно вздохнуть. Я сделаю все возможное и невозможное, чтобы справедливость восторжествовала. И я сама расскажу королю, почему у нас столько врагов.
— Тс-с! — мгновенно перебил ее Дегре. — Не надо так горячиться. В ваших руках — бочонок с порохом, берегитесь! Если он взорвется, вас первую разнесет на куски. Кто поручится, что король или даже сам Мазарини не осведомлены обо всей этой истории?
Но позвольте, — возразила Анжелика, — ведь именно они должны были пасть жертвами того заговора. Изменники со бирались убить кардинала, а если получится, то и короля вместе с его маленьким братом.
— Понимаю, мадам, все понимаю, — произнес адвокат. И извиняющимся тоном продолжил:
— Я понимаю логику ваших рассуждений, мадам. Но интриги высшего света — это настоящее змеиное гнездо. Пытаясь разобраться в их хитросплетениях, мы рискуем расстаться с жизнью. Очень может быть, что Мазарини получил донесения через свою шпионскую сеть, которую он блестяще умеет раскидывать. Но с какой стати Мазарини должно волновать прошлое, если он оказался на вершине славы! Сегодня кардинал обсуждает с испанцами возвращение принца Конде. Не слишком подходящий момент, чтобы записывать еще одно старое преступление Конде в черный список, который только что с таким усердием вычищали! Господин кардинал предпочел остаться глухим. Хотят арестовать этого дворянина из Тулузы — на здоровье, пусть арестуют! Отличная идея. Король охотно следует советам господина кардинала, тем паче что богатство вашего супруга испортило ему настроение. Поставить свою подпись под приказом об аресте без суда и следствия и о заключении в Бастилию —- просто детская игра для него...
— А брат короля?
— Брат короля? Ну, его и подавно не волнует, что когда он был еще ребенком, месье Фуке собирался его прикончить. Для Месье важно только настоящее, а сегодня его содержит именно месье Фуке. Осыпает его золотом, подыскивает фаворитов. Маленького Месье мать и брат никогда не баловали. Вот он и трясется, как бы кто не скомпрометировал его покровителя. Короче говоря, дело устроилось бы как нельзя лучше, не вмешайся в него вы. Все надеялись, что, лишившись поддержки мужа, вы исчезнете... тихо и незаметно... неважно куда. Это никого не интересует. Да и кому известна участь жен, чьи мужья оказались в немилости? У них хватает такта просто исчезнуть. Быть может, они уходят в монастырь. Быть может, меняют имя. И только вы не пожелали следовать заведенному порядку. Вы заявляете, что будете взывать к правосудию!.. Неслыханная дерзость, не правда ли? Тогда вас дважды попытались убить. И, в поисках выхода из тупика, Фуке сыграл роль демона-искусителя... У Анжелики вырвался глубокий вздох.
— Что же делать, — прошептала она. — Куда ни взглянуть — крутом враги, всюду злобные, завистливые, ревнивые и недоверчивые взгляды, в которых сквозит угроза.
— Послушайте, может быть, пока ничего не потеряно, — сказал Дегре. — Фуке предлагает вам достойный способ выпутаться из этой истории. Состояния мужа вам не вернут, но, по крайней мере, вы не будете знать нужды. Чего еще вам нужно?
— Мне нужен мой муж! — подскочив от злости, воскликнула Анжелика.
Адвокат с иронией взглянул на нее.
— В самом деле, вы удивительное создание.
— А вы, вы — трус! Да вы просто трясетесь от страха, как и все остальные.
— Сказать по чести, для всех этих высокопоставленных особ жизнь несчастного клерка не стоит ломаного гроша.
— Ну и берегите ее, свою жалкую жизнь ценой в шесть су! Берегите ее, чтобы защищать бакалейщиков от обворовывающих их приказчиков или разгребать дрязги алчных наследников. Я не нуждаюсь больше в ваших услугах!
Он молча поднялся и медленно развернул какой-то исписанный лист бумаги.
— Вот перечень моих расходов. Взгляните, я ничего не присвоил.
— Мне безразлично, вор вы или честный человек.
— Тогда еще один совет.
— Я не нуждаюсь впредь в ваших советах. Я обращусь к моему зятю.
— Ваш зять отнюдь не горит желанием взяться за это дело. Он приютил вас и порекомендовал вам меня затем, чтобы, если все обойдется, приписать заслугу себе. А если нет, то он умоет руки, оправдываясь тем, что находится на службе у ко¬роля. Вот почему я повторяю вам: постарайтесь встретиться с королем.
Он низко поклонился, надел потрепанную фетровую шляпу и направился к двери, но тут же вернулся. — Если я вам понадоблюсь, пошлите за мной в таверну «Три молотка», я бываю там каждый вечер.

Лидер читательского признания! Завершаются празднества при дворе. Все помыслы короля лишь о том, как заставить Анжелику забыть о муже. Но его старания тщетны. В это время начинается процесс против графа де Пейрака. Сам Людовик собирается заслушать дело - на стороне обвинения. В глубине души король боится этого необыкновенного человека, наделенного великим талантом и способного зачаровать и аудиторию, и судей, и его самого... И вот "справедливый" суд подходит к концу. Всем ясно, каков будет вердикт. Нет ничего более ужасного, чем сгореть заживо, зная, что твоя вина лишь в том, что тебе принадлежит женщина, которую пожелал король. Анжелика оказывается на улице. Будущее представляется ей беспросветным кошмаром. Но она должна жить - ради детей. 2-е издание.