Рай на заказ

Предисловие

Каждый день в моей голове рождается новая идея.
Затем она начинает развиваться и неотступно преследовать меня. Вначале возникает всего лишь гипотеза, нуждающаяся в проверке, но через некоторое время это уже дорога, по которой мне с неудержимой силой хочется пройти.
Как правило, отправной точкой становится одна простая фраза:
«А что будет, если... »
Вот, например: «Что будет, если станут вешать любого, кто загрязняет окружающую среду?» (доведем до крайности идею заботы об экологии), «Что будет, если люди начнут воспроизводить себе подобных так, как это делают цветы?», «Что произойдет, если людей заставить забыть прошлое?», «Что случится, если на Земле останутся только женщины?»
В этом сборнике перемешаны размышления над «возможными вариантами будущего» человечества и рассказ о событиях моей собственной жизни — «прошлого вероятного». Последние я записал для того, чтобы не забыть. Ибо чем больше я вглядываюсь в бу дущее, тем сильнее становится ощущение, что в моей памяти зияет провал, где бесследно пропадает мое прошлое.
Вы найдете в этой книге несколько моих излюбленных тем. Я рассматриваю их с разных точек зрения, которые иногда совпадают, иногда противоречат, а иногда дополняют друг друга.
Эти рассказы — зародыши историй, из которых мне, быть может, позже удастся вырастить романы, и тех сюжетов, которым я попытаюсь придать зримый образ, превратив их в фильмы.
Мне нравится «короткий» формат.
Я обязан многими бессонными ночами авторам великолепно скроенных рассказов, моим учителям: Эдгару По, Жюлю Верну, Стефану Цвейгу, Г. Ф. Лав-крафту, Дино Буццати, а также А. Э. Ван Вогту, Фредерику Брауну, Айзеку Азимову, Стивену Кингу и особенно Филиппу К. Дику.
Рассказ кажется мне основой писательского мастерства. Ведь именно тут можно опробовать различные литературные формы, приемы, точки зрения, методы повествования.
Кроме того, короткие истории представляются мне литературой будущего по одной простой причине: люди все сильнее ощущают нехватку времени. Каждый рассказ — это не великое и продолжительное кругосветное плавание, а короткая экзотическая прогулка.
Счастливого пути.

В. В.

 

1. И ПОВЕСЯТ ОНИ
ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ЗЕМЛЮ...
(БУДУЩЕЕ ВОЗМОЖНОЕ)

 

Изо рта повешенного вывалился посиневший язык.
Мертвеца окружали другие приговоренные рецидивисты, привязанные за шеи к толстым ветвям. Чуть ли не по одному повешенному на каждое дерево. А иногда и по два. И у всех на шее болталась позорная табличка, на которой было написано самое страшное обвинение:
«ЗАГРЯЗНИТЕЛЬ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ».
«Надо же, в наше время еще есть люди, которым хватает безрассудства, чтобы загрязнять Землю*, — подумал я.
Как правило, я уже не обращал на это внимания. Подобные зловещие плоды украшали деревья в большинстве парков нашего города. И всех остальных городов мира.
Но, вероятно, именно здесь — в Центральном парке, в самом сердце Нью-Йорка, — повешенные больше всего бросались в глаза. И то, что любители здоро вого образа жизни спокойно совершали утреннюю пробежку, не обращая на них ни малейшего внимания, могло бы показаться шокирующим.
Казненные были в основном молодыми людьми.
«Несчастные безумцы, сколько времени вам понадобится, чтобы все осознать? »
Я попытался понять, что же могло толкнуть их на поступки, повлекшие за собой непоправимые последствия. Кое о чем я догадывался. Одни решили втихую выкурить сигарету, другие, стремясь поразить воображение своих подружек, выкатили из гаража старый «порше» с дедовским двигателем внутреннего сгорания, третьи надумали порисоваться и поиграть в бунтовщиков, запустив древнюю тарахтящую газонокосилку, работающую на бензине.
И попались на этом.
Я их не жалел.
Запрет был прост и ясен: «Больше загрязнять окружающую природу нельзя».
А незнание закона не освобождает от ответственности.
Я неспешно ехал по Пятой авеню на Манхэттене. Кое-где на деревьях можно было заметить других повешенных все с той же позорной табличкой на груди— «Загрязнитель».
По их головам топтались вороны, отталкивая друг друга, чтобы выклевать глаза. Кровавые дыры быстро заполнялись роями жужжащих мух.
«Так приговоренные вновь становятся частью цикла экосистемы. Мясо ты, и в мясо обратишься*.
Я сглотнул. Как бы там ни было, смерть этих людей не могла оставить меня равнодушным. Я переключил свой «форд-мустанг» с откидным верхом на 18-ю скорость (3-я шайба, 6-я зубчатая авездочка) и посильнее налег на педали.
Мне вспомнился тот день, когда все началось.
Внезапно со спутника слежения поступил тревожшый сигнал: дыра в озоновом слое над Северным полюсом стала резко расширяться и увеличилась вдвое. Ученые уже давно говорили о том, что это может про-зойти, и вот теперь человечеству предстояло перейти от теории к практическим занятиям. Население северных стран — Канады, России, Норвегии, Финляндии — первым ощутило последствия. После того как исчез озоновый фильтр, количество заболевших раком кожи из-за солнечной радиации стало стремительно расти.
Погибли сотни тысяч человек.
Затем мы стали свидетелями таяния ледниковых ' шапок на полюсах, что привело к резкому подъему уровня Мирового океана и вызвало многочисленные цунами.
Гигантские волны внезапно появлялись на гори-эонте и затапливали прибрежные районы Индонезии, Филиппин, Цейлона, Занзибара, Мадагаскара, Сей-шел и острова Пасхи. С карты мира исчезли целые архипелаги.
Погибли миллионы людей.
В результате нового подъема уровня океана разом ушли под воду Япония, Азорские и Канарские острова Погибли сотни миллионов людей.
ООН собралась на экстренное заседание. После бурных дебатов на пост президента был избран Брюс Нимрод*, молодой американский политик из партии защитников окружающей среды — так называемых синих («как чистое небо», гласил их собственный девиз).
Президент Нимрод тут же распорядился провести подробнейшую научную экспертизу, чтобы оценить состояние планеты.
Выводы комиссии звучали угрожающе. Толщина озонового слоя уменьшилась до критических размеров, и любой лишний кубический километр загрязняющих веществ мог привести к безвозвратному разрушению этой защитной оболочки. Эксперты предрекали, что тогда средняя температура атмосферы разом увеличится, таяние полярных ледниковых шапок еще более ускорится, а населению Земли придется жить под землей, чтобы защититься от смертоносной солнечной радиации, и на вершинах гор, чтобы избежать наводнений.
Помимо сравнительной молодости — ему было всего сорок семь лет — президента Брюса Нимрода отличала еще одна особенность: он был слеп.
Глядя незрячими глазами в объективы камер, принадлежащих телекомпаниям всего мира, с вершины самой высокой трибуны ООН, он произнес речь, немедленно ставшую исторической:
«Я слеп, но вижу лучше, чем все вы, вместе взятые. Вижу, что у нас больше нет времени. Вижу, что у нас больше нет выбора. Я не говорю о политике — я говорю о выживании человечества как биологического вида. Я не говорю о морали — я говорю об экстренной необходимости. У нас больше нет времени на поиск полумер, на то, чтобы щадить уязвленное самолюбие потребителей, промышленников или представителей правящих кругов. Исключительная ситуация требует принятия исключительных мер».
Были изданы следующие законы по защите от загрязнения окружающей среды.
1. Запрет на вождение автомобиля.
2. Запрет на курение.
3. Запрет на использование двигателя внутреннего сгорания.
4. Запрет на работу любого завода, чей техноло-гический цикл предполагает выброс газов в атмосферу.
5. Запрет на использование любой вещи, выделяющей дым. Даже жаровен для барбекю. Даже каминов и печей. Даже петард.
Первыми активное противодействие новым мерам оказали руководители нефтедобывающих стран. Они попытались подкупить членов Комиссии ООН по без опасности. Затем, ничего не добившись, предприня ли попытку убить президента Нимрода. Снайпер профессионал стрелял в него с одной из ближайших крыш и чуть-чуть промахнулся. После покушения президент Нимрод произнес вторую из своих великих речей, и звучала она еще более жестко.
«Нефть — это кровь нашей планеты. Те, кто высасывает ее, — вампиры, — заявил он. — Раз они хотят войны, они ее получат. Мы будем бороться со странами-вампирами, сосущими нефть».
И президент Нимрод инициировал голосование по вопросу о выделении чрезвычайных ассигнований на создание соответствующей армии — АБЗ (Армия по борьбе с загрязнением). Ее военнослужащие были оснащены самой современной экипировкой и оружием (без использования пороха), в частности арбалетами. Для борьбы с этой армией нефтедобывающие страны выставили сильные войска из навербованных солдат-наемников, получивших современное оружие (с использованием пороха). «Нефтяная война» продолжалась три года и завершилась победой АБЗ благодаря численному перевесу войск и таланту нескольких военачальников, показавших себя тонкими стратегами.
Руководители потерпевших поражение нефтедобывающих стран были арестованы и брошены в заполненные нефтью цистерны, где и захлебнулись. «Вы любите нефть, так напейтесь же досыта», — заявил президент Нимрод.
Вслед за нефтедобывающими государствами на борьбу против законов о защите окружающей среды поднялись объединения автомобилистов. Вторая вол на сопротивления началась с демонстраций, прошедших по центральным улицам всех крупных городов планеты под лозунгом «Мы любим наши машины». Водители-дальнобойщики, таксисты и мотоциклисты примкнули к акциям протеста.
Будучи прагматиком, президент Брюс Нимрод распорядился вслед за АБЗ создать ПБЗ (Полицию по борьбе с загрязнением), также укомплектованную значительным количеством служащих и спецсредствами.
Необходимость обеспечить выживание человечества как вида — этот аргумент был неопровержим в споре с любыми противниками новых преобразований.
Вслед за войной с другими странами вспыхнули войны гражданские: автомобилисты против ПБЗ. Люди, использующие двигатели внутреннего сгорания, оказались еще более фанатичными, чем правители нефтедобывающих государств. Они не собирались добровольно отказываться от удовольствия делать «врррум-вррум», нажимая на педаль газа своей полноприводной машины с дизельным двигателем. Комитеты по защите прав автомобилистов попытались перекрыть основные транспортные артерии мира, но ПБЗ ликвидировала пробки, использовав тараны. Возникли мобильные группы вооруженных мотоциклистов — дымящие и рычащие своры сражались с полицией.
Они оказались грозным противником. В конце концов, чтобы положить им конец, пришлось создать подразделения кавалерии — Конную полицию по борьбе с загрязнением (КПБЗ). Схватки мотоциклистов, паливших из винтовок, с конными полицейскими, вооруженными арбалетами и пиками, выглядели чрезвычайно зрелищно, но достаточно быстро завершились победой правительственных сил — более многочисленных и лучше организованных. Лошади могли передвигаться по любой местности и имели важное преимущество в сравнении е мотоциклами: у них никогда не заканчивался бензин.
Мятежные мотоциклисты и автомобилисты были казнены через повешение, а их тела послужили удобрением для муниципальных огородов.
Чтобы исключить искушение порычать мотором и подымить выхлопной трубой, все автомобили с двигателем внутреннего сгорания были утоплены на дне океанов. При этом некоторые непримиримые фетишисты так и остались сидеть скорчившись за рулем своих драгоценных транспортных средств. Смерть они встретили, пристегнувшись ремнем безопасности к водительскому креслу. Так человечество закрыло тему двигателей внутреннего сгорания.
И лишь курильщики, уже приученные к покорному молчанию серией законов по охране здоровья образца 2000х годов, не подали и намека на готовность восстать. Они давнымдавно отказались от борьбы. Таким образом, проводимая президентом Нимродом политика по борьбе с загрязнением окружающей среды стоила жизни многим сотням тысяч человек. Но, по словам слепого президента, это была «малень кая жертва, необходимая для того, чтобы избежать гораздо большей катастрофы».
Итак, основная часть человечества в конце концов осознала смысл слов: «Никто больше не может позволить себе загрязнять окружающую среду».
Заводы закрывались один за другим. Без бензина не работали станки. Отсутствие грузовиков и автомобилей заставило измениться экономику; сложились благоприятные условия для развития местных ремесел и торговли на небольших территориях. Воспользовавшись огромной популярностью, которую принесли ему победы над нефтедобывающими странами и мятежными автомобилистами, президент Нимрод пожелал еще более укрепить свое положение.
Вновь сославшись на необходимость обеспечить выживание человечества как биологического вида, президент принял решение закрыть все теплоэлектроцентрали (работавшие на нефтепродуктах или угле) и АЭС, а сразу же вслед за этим полностью и категорически запретить любую выработку и использование электроэнергии.

Впервые на русском языке! Сборник рассказов культового французского писателя, автора мировых бестселлеров "Империя ангелов", "Дыхание богов", "День муравья". "Каждый день в моей голове рождается новая идея. Затем она начинает развиваться и неотступно неотступно преследовать меня. Как правило, отправной точкой становится одна простая фраза: "А что будет, если…" Вот, например: "Что будет, если люди начнут воспроизводить себе подобных так, как это делают цветы?", "Что произойдет, если людей заставить забыть прошлое?", "Что случится, если на Земле останутся только женщины?" Эти рассказы - зародыши историй, из которых мне, быть может, позже удастся вырастить романы, и тех сюжетов, которым я попытаюсь придать зримый образ, превратив их в фильмы". Бернар Вербер.