Замороченные

1

В глухой деревушке, затерявшейся где-то на западе Ирландии, небольшое озерцо позади старинного родового замка Хеннесси было подернуто легким туманом. Во второй половине дня сделалось необычайно пасмурно: сгустились тучи, небо приобрело зловещий, мрачный оттенок. В старинной элегантной гостиной восемнадцатого века горели камины, наполняя ее благодатным теплом и согревая продрогших постояльцев, которые негромко переговаривались в предвкушении изысканного ужина.
Однако не все постояльцы нежились в уюте гостиной.
Массивные двери замка медленно распахнулись, и молодые мужчина и женщина, облаченные в спортивные костюмы, ступили на подъездную аллею. Это были Риган и Джек Рейли, молодожены, решившие провести в Ирландии медовый месяц. Они прибыли ночным рейсом из Нью-Йорка, чуть не весь день проспали, а теперь надеялись, что небольшая пробежка поможет им справиться с неизбежными трудностями адаптации к перемене часовых поясов.
Джек взглянул на жену, коснулся ее волос и улыбнулся:
— Вот мы и добрались до нашей исторической родины, миссис Рейли. Перед нами простирается наше ирландское прошлое.
В ирландском происхождении привлекательной пары никому бы и в голову не пришло усомниться. Джек — ростом под метр девяносто, густая шевелюра цвета спелой пшеницы, карие глаза, упрямая складка у рта и обезоруживающая улыбка. У Риган глаза были ярко-синие, кожа — матово-белая, а волосы черные как смоль — она принадлежала к числу темноволосых ирландцев.
— Насчет прошлого не знаю, но настоящее мне очень по вкусу, — заметила Риган, окидывая взглядом буйно разросшиеся сады, скрывающиеся между деревьями тропки и холмистую лужайку. — Как тут спокойно, тихо…
— После всех злоключений на прошлой неделе немного тишины и покоя совсем не повредит, — улыбнулся Джек. — Ну, вперед.
Они пустились бежать трусцой, преодолев пешеходный мостик через ручей у входа в замок, повернули налево и устремились по безлюдной проселочной дороге — портье сказал, что она приведет их к деревне.
Тишину нарушало лишь шуршание их кроссовок о грунт. На повороте они миновали старую каменную церквушку, выглядевшую совсем заброшенной.
Риган кивнула в сторону увенчанного остроконечным шпилем здания:
— Я бы с радостью заглянула туда. Скажем, завтра.
Джек согласился:
— Мы непременно туда зайдем. — Он посмотрел на небо. — Думаю, дождь начнется быстрее, чем мы доберемся до деревни. Так что, боюсь, наша пробежка окажется недолгой.
Но они успели. Когда дорога довела их до крошечной деревушки, первое, что они увидели, было кладбище с потемневшими от старости могильными плитами. Несколько каменных ступенек вели в небольшой дворик, где возвышалась полуразрушенная каменная стена, окружавшая кладбище.
У Риган дух захватило.
— Джек, давай заглянем туда! На минуточку!
— Узнаю дочь владельца похоронного бюро, — усмехнулся Джек. — Похоже, нет такого кладбища, куда бы тебе не захотелось заглянуть.
Риган улыбнулась в ответ:
— Этим могильным плитам, должно быть, не одна сотня лет.
Они быстро поднялись вверх по ступенькам, повернули направо — и остановились как вкопанные. На первой же могильной плите, открывшейся их взору, было вырезано имя «РЕЙЛИ».
— Добрый знак, нечего сказать, — едва слышно пробормотал Джек.
Риган склонилась над плитой:
Мэй Рейли. Родилась в тысяча семьсот шестидесятом году и умерла в тысяча восемьсот двадцать втором. Видно, она единственная Рейли, похороненная в этой могиле.
— Наверное, коль скоро здесь не покоится никто по имени Риган или Джек.
Риган задумалась:
— Помнишь старую ирландскую шутку, которую не устает повторять мой отец? О том, как ирландец делает предложение?
— «Хочешь, чтобы тебя похоронили в одной могиле с моей матерью»?
— Вот именно. По-моему, у бедняжки Мэй никого не было, даже свекрови.
— Немало людей сочли бы, что ей здорово повезло. — Первые крупные капли дождя упали на землю, и Джек схватил Риган за руку. — Завтра мы проведем здесь столько времени, сколько ты пожелаешь, в размышлениях о том, что у этой Мэй не сложилось в жизни. А теперь нам пора бежать.
— Не забывай, я все-таки сыщик. Ничего не могу с собой поделать, — посетовала Риган.
— Не забывай, что и я тоже — некоторым образом.
Пробежавшись по деревне, они не встретили ни единой живой души, хотя по дороге миновали аптеку, две пивные, сувенирную и мясную лавки. Затем повернули и потрусили обратно к замку. Приняв душ и переодевшись, ровно в семь тридцать они спустились в гостиную к ужину, где были усажены за стол у огромного окна, выходящего в сад. Дождь прекратился, и вечер выдался тихим и безоблачным. Официант радушно приветствовал молодоженов:
— Добро пожаловать в замок Хеннесси. Надеюсь, вы всем довольны.
— Разумеется, — ответила Риган. — Мы только что посетили небольшое кладбище у деревни и на первом могильном камне, на который наткнулись, увидели нашу фамилию.
— Рейли?
— Ну да.
Официант присвистнул:
— Стало быть, вы видели могилу Мэй Рейли. Она была непревзойденной кружевницей. Говорят, ее дух обитает в этом замке, но, сдается мне, в последнее время она что-то притихла.
— Ее дух обитает в этом замке? — не веря собственным ушам, переспросила Риган.
— Да. Рассказывают, будто Мэй все время жаловалась, что никто не ценит ее талант. Одна из ее кружевных скатертей выставлена в нашем музее реликвий. Она сплела ее по заказу хозяев замка в честь грандиозного банкета, на который семья Хеннесси пригласила толпу знати. Но бедняжка Мэй заболела, и случилось так, что она умерла прежде, чем они успели ей заплатить. Согласно легенде, она потому и не оставляет в покое этот замок — дескать, приходит сюда за деньгами.
— Ни дать ни взять одна из моих кузин, — ухмыльнулся Джек.
— Я ее прекрасно понимаю, — заступилась за Мэй Риган. — Они были обязаны ей заплатить.

В четыре часа утра Риган вдруг проснулась. Джек мирно посапывал рядом. Дождь снова припустил, да вроде еще сильнее, чем накануне вечером. Выскользнув из постели, Риган пересекла просторную комнату, чтобы закрыть окно. Когда она задергивала занавеску, яркая вспышка молнии на миг озарила небо. Она посмотрела вниз и увидела вдалеке едва различимую фигуру женщины в длинном темном плаще — та стояла на задней лужайке у самой кромки озера. Женщина смотрела прямо на Риган и молча грозила ей кулаком. В руке был зажат клочок белой материи. Никак это кружево? — изумилась Риган.
— Риган, с тобой все в порядке? — встревожено спросил Джек.
Риган поспешно отвернулась от окна, но затем снова принялась вглядываться в темноту. Еще одна вспышка молнии озарила небо.
Женщина исчезла.
Джек зажег свет:
— Риган, у тебя такой вид, будто ты только что увидела привидение!
Однако прежде чем она успела ответить, они почувствовали запах дыма. Мгновение спустя сработала противопожарная сигнализация.
— Ну вот, о тишине и покое можно благополучно забыть, — сказал Джек. — Давай-ка поскорее что-нибудь накинем и быстренько выберемся отсюда!

Вторник, 12 апреля

2

Отправляясь в свадебное путешествие, Риган и Джек строили различные чудесные планы. В эти планы, разумеется, не входило поспешное бегство в четыре часа утра в задымленный вестибюль замка Хеннесси. Их товарищи по несчастью, всполошившиеся постояльцы со слезящимися от дыма глазами, со всех сторон сбегались в холл. Многие были в пижамах и махровых халатах. Женщины, которые недавно за ужином гордо демонстрировали безупречные прически и макияж, теперь смахивали на тех бледноватых девушек из модных журналов, которые на фотографиях с надписью «ДО» ожидают чуда перевоплощения. Риган мысленно порадовалась, что они с Джеком догадались натянуть свитера и джинсы и прихватить с собой ветровки.
Жизнь никогда не идет по заранее намеченному плану, размышляла Риган, и я уверена, что только что видела привидение. И ведь двух дней не прошло, как я вышла замуж! Если я скажу Джеку правду, он наверняка подумает, что я рехнулась. Но я определенно кого-то видела! А потом она… оно исчезло — подобно дыму, который, похоже, тоже потихоньку начинает рассеиваться, слава тебе господи.
— На кухне случайно загорелось масло, из-за этого произошел пожар. Слава богу, никто не пострадал, — объявил собравшимся человек лет шестидесяти в красном форменном пиджаке с эмблемой замка Хеннесси, вышитой золотой нитью. — Как видите, дыма не так уж и много. Хотя правильно говорят, дыма без огня не бывает. Сейчас ситуация полностью под контролем. Повар, заступивший на утреннюю смену, запаниковал и нажал тревожную кнопку. В этом не было особой необходимости.
Вздох облегчения пронесся по толпе.
— Меня зовут Нил Бакли, и я управляющий замком Хеннесси. Если вы не возражаете, я попросил бы вас буквально на пару минут выйти на улицу.
— Но ведь на улице льет как из ведра! — возразила ему дама в махровом розовом купальном халатике, украшенном декоративными перышками, и в туфлях на высоких тонких каблуках. — Если ситуация, как вы говорите, под контролем, зачем надо выходить на улицу?
— Это необходимая мера предосторожности, пока пожарные не убедятся, что все в порядке. Пожалуйста! Я вас очень прошу!.. О! Вот и они!
С улицы через парадную дверь ворвались пожарные, таща за собой шланги и огнетушители.
Кухня прямо за углом! — прокричал им вдогонку Бакли. — Мартин, будь добр, покажи им дорогу! — приказал он молодому человеку в такой же форменной куртке с вышитым на ней золотым гербом замка Хеннесси.
— Слушаюсь, сэр!
Пожарные устремились на кухню. Бакли снова обратился к постояльцам:
— А теперь, дамы и господа, я еще раз убедительно прошу вас ненадолго выйти на улицу. Дождь уже почти прекратился. У выхода вам будут предоставлены зонтики.
Женщина в пушистом халатике подняла руку с безупречно отполированными ноготками, украшенную массивными бриллиантовыми кольцами, и погрозила ему пальцем:
— Это возмутительно! Мы отказываемся оплачивать сегодняшнюю ночь!
Риган покачала головой. Всего несколько часов назад этот замок казался таким уютным и романтичным — особенно по контрасту с бешеным темпом жизни современного мира. А теперь в воздухе висел резкий запах гари, и одна из самых на первый взгляд благовоспитанных постоялиц вступила в яростные пререкания с управляющим из-за оплаты суточного проживания в номере. Джек поддержал Риган под локоть, и они вместе со всеми остальными вышли на улицу, на темную подъездную аллею, в промозглую тьму под моросящий дождь.
— Миссис Рейли, позвольте мне, — улыбнулся Джек и, приподняв бровь, начал открывать над ней зонтик. Но прежде чем он успел это сделать, женщина, выходившая следом за ними, вдруг громко чихнула и, от неожиданности потеряв равновесие, с оглушительным «апчхи» сильно толкнула Риган, которая, с трудом удержавшись на ногах, налетела на Джека. Тот, впрочем, не особенно возражал. Риган оставалось только радоваться, что она не шлепнулась в грязь.
— Апчхи!
Риган и Джек сделали шаг назад. На всякий случай.
— Вы уж меня простите! — сказала невысокая изящная женщина. — Простите, пожалуйста! У меня такая жуткая аллергия на дым, вы даже представить себе не можете! — Покопавшись у себя в сумочке, она вытащила носовой платок. — Это просто кошмар какой-то! — добавила она.
Риган и Джек обменялись едва заметными улыбками.
— Ну что вы, не переживайте, — ответила ей Риган.
Женщина, которой, по всей видимости, было слегка за тридцать, была хрупкой привлекательной блондинкой, совсем маленькой, можно даже сказать, миниатюрной. Она поднесла к носу белый платочек, готовясь чихнуть еще раз. Риган припомнила ту загадочную особу, которую только что видела на лужайке у озера. Та тоже сжимала в руке платок в полной тишине, повисшей перед раскатом грома, и при этом выглядела абсолютно как живая. Может быть, именно поэтому вид миниатюрной леди с изящным белым платочком в руке, которая непрерывно чихала и, сморкаясь, трубила как слон, так шокировал Риган.
Женщина громко высморкалась, а затем возбужденно затараторила:
— Я уже сказала мужу: Брайан, вот уж удача так удача! Мы здесь сколько? Два дня? И вдруг на тебе — пожар! Брайан, будь добр, держи зонтик над моей головой. Я уже вся промокла!
Брайан, ростом чуть повыше Джека, с каштановой шевелюрой и симпатичным добродушным лицом, показался Риган похожим на огромного плюшевого мишку. Он пожал плечами и повиновался своей дражайшей половине.
Нам еще повезло: все могло обернуться гораздо хуже, — сказала Риган. — Никто не пострадал, и, я думаю, скоро нас пригласят обратно.
— Вы, стало быть, оптимистка? — хмыкнула женщина, судя по произношению, американка. Уставившись на Риган и непрерывно вытирая распухший нос, она поинтересовалась: — Что привело вас в эту глухомань?
— Мы проводим здесь медовый месяц, — ответила Риган.
— Очень мило, — отвечала дамочка. — Свой медовый месяц мы провели на Багамах. Это было три года назад. Дождь лил как из ведра всю неделю. Все семь дней подряд, представляете? Когда приезжаешь в Ирландию, так хоть заранее знаешь, что на солнце рассчитывать нечего. Бьюсь об заклад, вы американка. У вас что, ирландские корни?
Риган улыбнулась:
— Да.
Лицо женщины разом просветлело.
— Знаете, недавно мы начали собственный бизнес. Продаем сувениры, украшенные старинными ирландскими фамильными гербами. Полагаю, вам будет любопытно взглянуть на наш каталог.
Брайан потянул жену за руку:
— Шейла, не сейчас.
— Брайан, мы торчим под проливным дождем. О чем еще можно разговаривать в подобной ситуации? Можно подумать, моя болтовня отвлекает их от важных дел. — Она перевела взгляд с Риган на Джека. — А как ваша фамилия?
— Рейли. И моя девичья фамилия тоже была Рейли, — ответила за мужа Риган.
— Что ж, будем надеяться, что и помимо фамилии у вас много общего.
— Так оно и есть, — заверил ее Джек.
— Вы наверняка уже слышали, что в замке обитает привидение, женщина по имени Мэй Рейли. Кружевная скатерть, которую двести лет назад сплела девица Рейли, находится наверху, в музее реликвий. Там же висит памятная доска. Вы ее видели?
— Нет. Мы так устали после пробежки, что решили взглянуть на нее завтра утром.
— Кто знает? Может статься, вы — ее родственники.
— Вполне может быть, — подтвердила Риган.
— Я оставлю вам наш каталог у портье. Наш бизнес процветает. Должна вам сказать, что если человеку и нравится что-нибудь больше, чем упоминание его имени на каждом шагу, так это вид его собственного имени на чем угодно — тарелках, декоративных настенных блюдах, сертификатах, объясняющих значение фамильного герба. А вы, ко всему прочему, оба носите фамилию Рейли. Два экземпляра по цене одного! Можно даже подкинуть бесплатную кружку в качестве бонуса! — Она рассмеялась. — Кстати, меня зовут Шейла О’Ши, а это — мой благоверный, его зовут Брайан.
Когда с формальностями было покончено, мужчины пожали друг другу руки, хотя сделали это весьма вяло, как это делают мужчины, когда ни тот, ни другой не испытывают ни малейшего желания поддерживать разговор.
— Где вы живете? — осведомилась Шейла.
— В Нью-Йорке. А вы?
— В Фениксе. Я обожаю солнце. — Она немного помолчала. — Теперь вы знаете о нашем бизнесе. А вы чем занимаетесь? — Она нацепила одну из самых своих дружелюбных улыбок и вопросительно приподняла брови. — Кто знает, а вдруг вы сможете чем-нибудь нас заинтересовать?
— Едва ли, если вам не потребуются услуги частного сыщика — у меня собственное детективное агентство. А Джек возглавляет подразделение по особо важным делам полицейского управления Нью-Йорка.
Улыбка застыла на лице Шейлы.
— Боже, как мило, — пробормотала она. — У вас с мужем наверняка очень интересная работа.
Двери замка распахнулись, и в дверном проеме появился Нил Бакли.
— Теперь можно заходить, — объявил он. — Если у кого-нибудь в номере до сих пор пахнет дымом, немедленно сообщите об этом Мартину. У нас есть несколько пустующих номеров, которые расположены вдали от кухни. А сейчас мы можем предложить чай и кофе с пирожными тем, кто привык рано завтракать.
— Нет уж, спасибо, — прошептал Джек на ухо Риган.
Толпа постояльцев решительно хлынула внутрь. Казалось, всем не терпится поскорей добраться до своих теплых постелей.
— До встречи, — отрывисто бросила Шейла, и они с Брайаном поспешно покинули вестибюль.
Риган и Джек направились к себе в номер. Джек отпер дверь и сразу закрылся в ванной, а Риган подошла к окну, выходящему на озеро. Она постояла там некоторое время, вглядываясь в темноту.
Когда они уже лежали в постели, Джек повернулся к Риган:
— Ты не собираешься поделиться со мной тем, что у тебя на уме? Ты даже не заметила, как я вышел из ванной. Стояла и смотрела в окно.
Риган замешкалась:
— Джек, я знаю, это звучит так, будто я совсем рехнулась…
— Я весь внимание.
— Перед тем как нам спуститься вниз, ты сказал, что у меня такой вид, будто я увидела привидение. По-моему, так оно и было. Я видела женщину в длинном темном плаще. На голове у нее была повязана косынка. Она смотрела на меня и грозила кулаком. Она выглядела так, будто… В общем, будто она из другой эпохи.
Джек улыбнулся:
— Ты думаешь, это Мэй Рейли?
— Я так и знала: ты подумаешь, что я спятила, но… В ней было что-то таинственное, какая-то загадка. А потом она исчезла.
— Ты вроде никогда не страдала галлюцинациями. На тебя не похоже.
— Вот именно…
Висевшая на стене гравюра в рамке вдруг с грохотом упала на пол.
Оба вздрогнули от неожиданности, а Риган с опаской произнесла:
— Может быть, все это мне и померещилось, но сейчас я ни за что не встану с постели. Ни за что на свете.
Джек прижал ее к себе:
— И я тоже. — Он обернулся и крикнул в темноту: — Спокойной ночи, Мэй Рейли! Разрешите нам хоть чуточку вздремнуть. А завтра, обещаем, мы будем дружно восхищаться вашей замечательной скатертью.
Риган так и покатилась со смеху. Но на душе у нее кошки скребли. Неужели я и в самом деле видела привидение? — недоумевала она.

В это время в номере, расположенном чуть дальше по коридору, Шейла и Брайан тоже готовились ко сну.
— Это просто уму непостижимо! — разорялся Брайан. — Из всех людей на свете, которых можно толкнуть, ты выбрала именно частную сыщицу, которая вдобавок замужем за одной из самых крупных шишек в нью-йоркском полицейском управлении. Какой бес тебя попутал, скажи на милость?
— А что я могла поделать? Этот чертов дым меня просто доконал, а они как раз выходили на улицу прямо впереди нас. И потом, сначала она была так любезна. Что, мне не следовало предлагать ей наш каталог? Наверняка они отдадут его кому-нибудь из своих ирландских знакомых…
— Богу молись, чтобы они поскорей о нас забыли. — Брайан подтянул простыню к подбородку и погасил свет. — «Возглавляет подразделение по особо важным делам полицейского управления Нью-Йорка»! Это ж надо было так вляпаться… — пробормотал он, закрывая глаза.
Честно говоря, с самого начала было ясно, что это слишком рискованная затея, с досадой подумал он. Мы запросто можем всего лишиться, в том числе и репутации. Но сейчас уже поздно давать задний ход: мы слишком глубоко увязли.

Частная сыщица Риган Рейли и ее новоиспеченный муж Джек, глава подразделения по особо важным делам полицейского управления Нью-Йорка, отправляются в свадебное путешествие в Ирландию. Они приезжают в древний замок Хеннесси, где, согласно легенде, обитает призрак. По удивительному стечению обстоятельств, это дух их однофамилицы, кружевницы Мэй Рейли, которая сплела для хозяина замка красивейшую кружевную скатерть, но не получила обещанного вознаграждения. Прежде чем Риган и Джек успевают увидеть это дивное произведение искусства, оно исчезает. Кто же, как не они, сможет его найти? "Уникальная способность Кэрол Хиггинс Кларк населять свои книги колоритными персонажами позволила ей создать тонкий иронический детектив, который, смех смехом, а заставит вас поверить в призраки". New York Times