Череп мутанта: фантастический роман

Часть первая

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Глава 1

ЗВЕРИНЕЦ

Когда постоянно ходишь в Зону, незаметно развиваются некоторые инстинкты. И о том, что обзавелся новыми привычками, не догадываешься, пока не случится попасть на большую землю — да не в наш поселок, где от дыхания Зоны все стекла запотели, а туда, где о ее существовании стараются забыть. Там-то сразу почувствуешь, как тебя корежит. То и дело хочется пригнуться, отскочить, схватиться за ствол... И люди, люди! Огромное количество народу — и все без ПДА. И ты тоже без ПДА. Странное чувство. Так и зудит — поглядеть на запястье, прежде чем сделать шаг. А некуда глядеть, человек с компом на руке вызывает ненужные вопросы, так что за Периметром не носим. Вернее, носим, но не на виду. Я свой в рюкзаке таскаю.
А еще начинаешь особенно шустро реагировать на военную форму. Сколько раз в поселке встречал миротворцев в обмундировании — никогда не было такого ощущения. А тут вошел в вагон электрички — сидит. Организм сразу же потребовал отступить, спрятаться, вжаться в стену, укрыться в тамбуре! Но разум велел шагать и делать вид, что все в порядке. Разум, конечно, победил — но не без труда. Моя задача была сопроводить Костика в райцентр, за это Карый пообещал премию. Мне-то, в общем, ничего — дело обычное, к тому же выполняя подобные мелкие просьбы, я мог рассчитывать на доброе отношение хозяина гостиницы «Звезда». Не лишнее в нашей жизни, у Гоши Карого связи везде, вполне может сложиться ситуация, когда его помощь понадобится, так что я всегда брался, если он просил. И эта поездка была рядовая, ничего особенного. Да еще с Костиком. Мне нравилось ездить с ним. Гоша чаще отправлял курьером Костика или Дрона, но Дрон — громадный парень, с ним периодически возникали всякие истории... Дрон не виноват, его рост как-то возбуждает правоохранителей, что ли, — постоянно цепляются.
Так что с Костиком ездить лучше. Рейс вышел вполне обыч -ный, до вокзала нас сам Карый проводил, там сели в электричку. Когда поезд тронулся, пошли по составу. Первым Костик, потом я. Вообще-то идти первым — моя задача, но тут Костик сам почему-то надумал. Я последовал за ним в другой вагон — и едва сумел побороть инстинктивный порыв свалить обратно. Вагон, как всегда, был почти пустой, я сделал пару шагов и заметил сержанта. Мало того что приобретенные в Зоне привычки заставили нервно отреагировать на военную форму, так еще и лицо миротворца показалось мне знакомым. Пригляделся — точно, пару раз приходилось иметь дело, Зона его дери?
Если бы замешкался в проеме, дернулся, отшатнулся, это выглядело бы подозрительно, так что усилием воли я подавил желание сбежать и нарочито спокойно прошел мимо военного. Тот мазнул по мне ленивым взглядом и обернулся к спутнику, полному мужичку в штатском. Я прошлепал мимо и увидел, что Костик расположился в этом вагоне. Может, нарочно, чтобы меня подразнить? Я не стал подавать виду, что меня волнует присутствие сержанта, и уселся рядом с Костиком. Кстати, Костик — не имя, а прозвище, потому что у него такая фамилия: Костиков. Иногда мы с ним делали вид, что незнакомы, и усаживались лицом к лицу — но мне не хотелось оказаться спиной к сержанту. Через несколько лавок от меня торчали его бритый затылок и плешивая макушка штатского.
— Костик, на всякий случай предупреждаю: мы с этим сержантиком встречались. Если он меня узнает...
— Тю, сержантик! А той дядька, що с йим поряд, той, гадаю, с вийськовой прокуратуры.
— Ого... Точно?
— Не впевнен, але я його килька разив бачив с тим прокурором, що до нас у ликарню заглядав, памъятаешь?
— Помню, а как же. Значит, этот тип с ним был?
— Ага. У мисти пару разив йих бачив, та в Управи, як с Гошею туды прыходылы.
Разговаривали мы, конечно, очень тихо, так что сержант и мужчина в штатском нас не слышали. Зато вояка разглагольствовал не смущаясь, заливал попутчику:
— Да я этих сталкеров за версту могу узнать! Глаз-то наметанный! Стоит поглядеть, и сразу... Они же по-другому двигаются, манера у них звериная такая. Ну и морды тупые — одно слово, мутанты!
— Ах, вот как... — пробурчал штатский. Похоже, ему было не интересно и он ляпнул просто, чтобы как-то ответить.
— Точно, точно! А кстати, слыхали анекдот? Приезжает начальство на КПП. Срочный приказ, говорят: «Изловить мутанта, пострашней какого-нибудь, — ученые приехали, иностранная делегация!
Им мутант нужен. Английские миротворцы ловили — не поймали, американские тоже не поймали, а русским всегда как-то удается, вот они пусть еще поймают». '— И что? — вяло спросил толстячок.
— А командир нашим и говорит: «Давайте в кустах пошу руйте, еще раз сталкера изловите и отдайте начальству. Толь ко ПДА с него снять не забудьте, чтоб на человека не был по хож!» Ха-ха-ха!
Тут заскрежетали колеса — поезд подходил к станции, предпоследней для нас. А в моем рюкзаке тихонько пискнул ПДА. Еще одна реакция из тех, что обостряются в Зоне, — я услыхал сигнал сквозь скрежет и лязг. Вояка со спутником не оглядывались, так что я полез в рюкзачок и украдкой вытащил свой комп. Костик пересел на лавку напротив, чтобы видеть входящих — электричка уже почти остановилась. При этом он бросил мне:
— Вымкны звук. На цией станции стоятымемо довго, ще вйськовый цей хлопчик почуе, як тоби давки дзвонять.
Я отключил звук — если в самом деле придется торчать на станции, даже такой хвастливый лопух, как этот сержант, может обратить внимание на знакомый писк. Мне пришло сообщение от Ларика. Смайликов в конце она, как обычно, натыкала до фига, но писала о грустном: дела плохи, мама разболелась, вещие сны каждую ночь видит, дядю Сережу уволили с завода, он пьет. А ведь верно, давно от Ларисы вестей не было, раньше-то каждый день слала мейлы...
Должно быть, эмоции отразились на моем лице, и Костик спросил:
— Щось погане?
— Да, плохие новости. Сестра троюродная пишет.
— А ты казав, що ридни твои у Кольчевску мешкають?
Кольчевск — это поселок, куда мы с Костиком направлялись. Там нас должны были встретить, принять груз. Обычно приходилось гонять дальше, но в этот раз партнер Карого почему-то решил поиграть в конспирацию и получить передачу именно здесь. Кольчевск — в общем-то глухомань, действительно спокойное местечко для интимной встречи.
— Так зустринься з риднымы.
Правда...
— Я гадаю, зворотнього грузу цього разу не буде, — продолжал Костиков, — так що я сам до Гоши повернусь. Бий те-леграмку, нехай сестричка зустричае.
Я подумал: и то верно. Когда еще соберусь проведать родню! А тут такой случай... Поезд остановился, репродуктор пробурчал что-то невнятное насчет стоянки. Я не прислушивался, и так известно: на этой станции электричка всегда по полчаса стоит. Так что я подождал, пока пассажиры разместятся в вагоне, убедился, что народ сел безобидный, ничего нашему багажу не грозит, новые попутчики не представляют угрозы, — и отстучал Ларику ответ, мол, скоро буду у вас, ждите.
Тем временем сержант заливался соловьем, описывая прелести службы молчаливому попутчику:
— Наша служба — это даже не охота, это скорей рыбалка!
— Рыбалка?
— Ага, на живца. Наш лейтенант всегда так говорит, что забрасываем удочку, а наживка — это сталкер, потом подтянешь такого к берегу, а на нем улов, то есть хабар, знай себе снимай!
Вояка, похоже, в самом деле дурак, болтает такие вещи! Или этот дядечка не из прокуратуры? Хотя какое мне дело...

Оказывается, Ларик торчала в сети — новый мейл, состоящий чуть ли не из одних смайликов, пришел минутой позже. Всего три слова: «Прибегу на вокзал!!!!!!!»
Потом поезд тронулся, я задумался о встрече с родными, Костик, как обычно, помалкивал, даже сержанту надоело молоть чушь, и он заткнулся...
Вот и кольчевский вокзал — здание выстроено, пожалуй, с полсотни лет назад, а то и больше, еще при Сталине. Красивый домик, как игрушка, с декоративной колоколенкой, выкрашен розовым, с белыми карнизами. Замок из сказки.
Ох, сколько раз я приезжал сюда летом на каникулы... Потом, когда родителей не стало, и вовсе переселился, прожил два года. Но это уже другое — вокзал мне запомнился именно такими летними, веселыми ощущениями. Каникулы, я еду к родне, впереди веселое лето! Хорошие воспоминания, добрые. Попутчики зашевелились, нагружаясь поклажей, потянулись к тамбуру. Странные люди, поезд простоит в Кольчевске долго, все успеют сойти.
Заскрежетали колеса, поезд вздрогнул в последний раз, колыхнулась толпа с сумками и чемоданами у выхода, тут и сержант с толстым спутником тоже стали собирать багаж. И эти, значит, в Кольчевске выходят. Странно, в общем-то, что им тут делать, в глухомани?
На заасфальтированной площади всегда небольшой стихийный рынок — бабушки с кошелками, какое-то барахло разложено, три киоска... В стороне от вокзальной суеты расположилась группа мужчин — все как один крупные, спортивные, в темных плащах. Наши клиенты, не иначе. Перед вокзалом шумит толпа, люди снуют туда и сюда, а вокруг плащей — островок спокойствия. Будто бы само собой выходит, что прохожие норовят обойти эту группу стороной, словно кто-то провел волшебным мелом зачарованный круг.
Вот пассажиры в тамбуре зашевелились, Костик бросил:
— Ну, я иду.
Подхватил грязную торбу, в которой, насколько мне было известно, лежали упакованные в тряпье спецконтейнеры с артефактами, и двинул к тамбуру, где топтались люди, едва заметно продвигаясь к выходу. В дверях застряла бабуля с кошелками, зацепилась, стала причитать, ее обругали... В общем, все, как обычно. Тем временем военный с толстяком в штатском уже вышли через другую дверь. Старуху с ее торбами наконец выпихнули из вагона, Костик кивнул мне и вышел в тамбур — начиналась самая ответственная часть моей работы. Я ведь не охранял на самом деле Костика; случись какая серьезная заваруха, я бы не смог особо повлиять на исход. Нет, мне следовало убедиться — осторожно наблюдая со стороны, не вмешиваясь, — что груз перешел к получателю без эксцессов. Так что я сидел и глядел в окно — вот группа спортсменов в плащах перестроилась. Я подумал, что это они навстречу Костику, но оказалось, причина иная: на платформе показались военные. Здесь уже не карантинная зона, где армия — хозяин всему и выполняет функции правоохранительных органов, но все же ребятам, которые встречали курьера, присутствие вояк не понравилось. Тех было четверо — двое офицеров и пара вооруженных солдат. Бойцы в брониках, с автоматами. В самом деле странно...
Костик вышел на площадь, но не стал приближаться к темным плащам. Встречающие его не спеша пошли прочь, он оглянулся, поймал мой взгляд и едва заметно кивнул — передача груза состоится в стороне. Я быстро покинул вагон и двинул следом за Костиком, а он, помахивая кошелкой, лениво топал вдоль платформы, удерживая дистанцию. Сумочка его, между прочим, больше тридцати кило, потому что контейнеры не наши, легкие, а усиленные, в дополнительной свинцовой оболочке, чтобы не фонило. Тем не менее Костик шел легко, будто ноша ничего не весила. Железный человек. Я пристроился в хвост и краем глаза успел заметить: почетный караул встречает наших попутчиков, сержанта и штатского. Не простой толстячок, значит, ведь не ради же трепла-сержантика такой эскорт. Может, лысый — генерал в штатском? Тогда чего электричкой добирается? Впрочем, рассматривать военных было некогда. Темные плащи свернули за угол кукольного здания вокзала, Костик медленно, по широкой дуге двинул за ними, я — следом. Похоже, в этой кавалькаде я был последним, за мной никто не увязался.
Вот встречающие свернули на аллею, вдоль которой выстроились старые тополя, там остановились. Костик медленно добрел до них, парни в плащах разошлись, пропуская, он нырнул в эту толпу, показался с другой стороны — уже без кошелки. Зато огромная спортивная сумка на плече одного из атлетов оттянулась. Парни снова перегруппировались — прикрыли того, который полез в сумку проверять груз. Потом плащи лениво побрели прочь.
Ну, вот и все, порядок, дело сделано. Мой спутник остановился перед стендом с газетами, плащи гурьбой удалялись по аллее. Я присел на лавку и с удовольствием вдохнул. Хорошо... Пахнет точь-в-точь как в детстве. Потом я потянулся за ПДА.
Пятью минутами позже Костик подсел ко мне.
— Ну що, Слипый?
— Порядок.
— Видбыв маляву Карому?
— Ага. Написал, ты сам возвратишься.
— Ну то йдемо?
— Идем. А, нет, я ж забыл! Меня Ларка собиралась встретить. Пошли, познакомлю с сестрой.
Сколько же я Ларика не видел? Года два, пожалуй. А ведь живем рядом, казалось бы... Эх, что сейчас будет!
Больше играть в шпионов мы не собирались, так что попросту двинули на платформу. Я огляделся — не мелькнет ли знакомая фигурка? Не видать. Я бы мог и сам к их дому добраться, но раз Лариска писала, что придет, нужно ее встретить здесь. Еще раз осмотрелся, перехватил взгляд балаболки сержанта. И снова проклятые инстинкты — кольнула мысль: а что, если этот дурачок в самом деле навострился узнавать сталкеров издалека? Может, он идиотом только прикидывается?
Секундой позже я сообразил: парень глядит не на меня, просто в мою сторону. Его заинтересовало что-то вдали, а я встал на линии обзора. Я скосил глаза — куда это вояка уставился? И вот тут сердце пропустило удар. Или два. Чудесное виденье! Девушка медленно подняла руку и... нет, этот жест, полный задумчивой неги, нельзя описать словами «почесала в затылке». Чешутся дураки вроде вашего покорного слуги, а принцессы — никогда. Принцессы, они не такие, они могут разве что взъерошить короткую, под мальчика, стрижку, но при этом не забывают томно выгнуться и отставить симпатичную попку, обтянутую джинсами... Вот в такие моменты не спасают инстинкты, приобретенные в Зоне, наоборот, хочется взвыть: ну до чего ж я одичал там!..
Тем временем задумчивая принцесса обернулась и...
— Приве-е-ет! — Я оглянуться не успел, а принцесса, ми гом преобразившись в Ларика, уже повисла у меня на шее. — Ты уже здесь! Ой, как я рада тебя видеть... Ой, какой же ты молодец, что приехал!
— Ну, здравствуй, Обезьяна...
Когда мы виделись в последний раз, Лариса была студенткой техникума, тощей, угловатой, состоящей из одних лишь локтей и коленок. Еще у нее вечно была какая-то несуразная прическа, она не знала, что делать с волосами. Еще она не умела одеваться, и всякая тряпка висела на ней, как на вешалке. Еще она всегда была не в духе. Еще я с детства дразнил ее Обезьяной из-за слегка оттопыренной нижней губы... Два года — и принцесса! Прическа, блузка, джинсы... Здесь было от чего обалдеть. ;Я и обалдел. Потом Ларка чмокнула меня в щеку — это было похоже на удар молнии. Или когда в «трамплин» вступишь — тоже напоминает. По-моему, сестра сама растерялась...
Я осторожно взял ее за плечи, окинул взглядом — ни малейшего намека на острые локти и коленки, на которые я привык натыкаться...
— Ларик... Эх, святые мутанты, как ты выросла!
— А я смотрю, смотрю, тебя нигде нет... — Она шмыгнула носом, и тут только я ее узнал по-настоящему. Это была моя сестра, Ларик, Обезьяна и все прочее — то самое существо, с которым мы на пару облазили окрестные сады, чердаки и подвалы, с которым мирились и ссорились по пять раз в день... и несколько раз тайком курили в лопухах за покосившимся забором... Точно, это Ларик...
— Слепой, не хочешь меня представить родственнице?
Я с опозданием сообразил, что железный Костик заговорил по-русски. Принцессе достаточно бросить мимолетный взгляд, чтобы вокруг начали происходить чудеса.
— Да, конечно. Лариса, это Тарас Костиков, мой друг и отличный парень. А это...
— Это твоя сестра.
— Троюродная, — со странной интонацией вставила Ларик.
— Очень приятно... А вон моя электричка, — вдруг брякнул Костик, — я пойду. Слепой, у меня через месяц свадьба, я сперва не хотел заранее говорить... Ты это... бери сестру, и приезжайте, ага? Ну, подробности я тебе потом... В общем, пошел я! Не буду вам мешать.
— Погоди, какая свадьба, с кем? — Я окончательно растерялся.
— Так с Надюхой же... Ну ладно, бывайте! — И он, внезапно ставший удивительно русскоязычным, заспешил к составу.
Провожая его взглядом, я встретился с глазами сержанта и прочел в них столько зависти, что мне стало совсем хорошо.
Мне стало настолько хорошо, что я забыл, что нужно делать. Да и зачем, если так славно просто стоять и глядеть на Лару? Никуда не нужно идти, ничего не нужно говорить...
Надеюсь, что сестра испытывала хоть что-то подобное моим ощущениям.
— Ну, как ты?.. — промямлил я спустя некоторое время.
Не знаю, сколько минут, часов и веков миновало, прежде чем я заговорил. Кажется, Вселенная успела совершить пару обо ротов вокруг нас. — Выглядишь здорово.
Ларик провела рукой по коротким волосам.
— Ты об этом? Да... вот. Надоело каждый день причесы ваться. — Она улыбнулась. — Ну что, пойдем к нам? Я уже своих предупредила, что ты приехал...

Зона таит много секретов, иногда узнать их помогают интуиция и логика... И сталкер по прозвищу Слепой неожиданно для самого себя превращается в настоящего детектива.
Выбравшись за Периметр после событий в Долине Костей, Слепой попадает в центр сложной операции, которую затеял кто-то из хозяев Зоны за ее пределами. Спасаясь от преследования. Слепой меняет кличку и уходит в глубь территории отчуждения. Ему предстоит раскрыть преступление в сталкерском лагере, впутаться в столкновение группировок, найти убийцу, заполучить необычный артефакт, сойтись с Химиком и Пригоршней... В Зоне происходят странные вещи, скрытые силы вступили в противоборство, и герой вместе с двумя сталкерами оказывается на передовой этой необъявленной войны.