Сердце дезертира

Глава первая

 

У многих на Зоне есть свои присказки, а некоторые недостре-ленные юноши даже специально ими стараются обзавестись. Надеются, что если будут постоянно твердить какую-нибудь глупость, то однажды кто-то скажет: как говорит Бегун... Ну или Прыгун. Или Рыгун, тут уж как прозвали. Конечно, особо тупая молодежь, о которой и речь, придумывает клички еще до того, как угодить в Зону. Придет и скажет: «Я — Хаммер!», допустим. Или «Харлей Дэвидсон», или «Ковбой Мальборо», ну, в таком духе. Крутой молоток. Только кто же его станет так звать, как он сам решил? Для нормальных людей имена выбирают родители. В Зоне вместо родителей — старшие, так сказать, товарищи. Которые сперва дождутся, пока ты первую ходку сделаешь, обделаешься там как следует, и уж тогда назовут. Просто кто-то бросит словцо, а оно и прилипнет. И не Хаммер ты вовсе, а Десерт. Это я про одного паренька вспомнил, которого псы почему-то решили скушать последним и поэтому не успели. А он сидел, бестолково щелкал пустым затвором и ждал, когда к нему, такому сладкому, приступят. И хотя прошло много лет и Десерт давно не паникует, кличка осталась. Для нынешних отмычек он большой авторитет, и им слышится что-то романтично-пустынное. Да так, наверное, и есть, теперь-то. Но я отвлекся...
Так вот о присказках. Они не у всех есть, не так это просто, завести свой личный «слоган». Да его вообще невозможно завести самому, как и кличку, — если что толковое скажешь, люди без совета подхватят. Хотя что значит «толковое»? Никто не знает, о каком страусе талдычит Хемуль, но вот поди ж ты, прижилось. И, как сказал один страус, всем бы нам так жить. А вот Рябой, чуть дело плохо, советовал какому-то жандарму не унывать. Некоторые якобы знают, что это за жандарм, и какие у него неприятности, но молчат. Почему — непонятно, но так повелось. И теперь у них как бы свой клуб. И если в баре Рябой опять брякнет свое, они хитро так переглядываются.
Но вот что еще странно: отчего Рябого тогда не прозвали Жандармом? То есть понятно, что Рябым он стал после встречи со «жгучим пухом», но... Впрочем, не так это все важно. Рябой выкручивался из неприятностей в Зоне, сгоряча недоглядел, здорово обжегся и сам себе посоветовал не унывать. И правда: с одной стороны, ничего хорошего, а с другой — жив, зрение сохранил, что ж плохого? В Зоне не до красоты. Да и сказать, что Рябого сильно изуродовало, тоже нельзя. Просто следы на лице. Не романтический шрам, но и не кошмар какой-нибудь. Нос на месте. И те девчонки, что возле «Штей» работают, свой нос от его не воротят, когда Рябой при деньгах. Так, малоприятная ерунда приключилась. Дело только в том, что с Рябым постоянно приключается малоприятная ерунда. Зато часто довольно забавная, уж так ему на роду написано. Оттого Рябого и знают многие — приятно пересказать новую хохмочку. Хотя это в баре хохмочки, а в Зоне обычно не очень смешно. В тот день он с Гошей и Насваем возвращался со Свалки. Обычная ходка, кости поразмять да на выпивку с закуской заработать. Сходили без приключений, взяли по мелочи хабара и уже подходили к Периметру.
— Стой! — сказал вдруг Рябой стонущим голосом. — Парни, не могу больше. Я быстро! Только, это самое... Туалетной бумагой поделитесь?
Гоша тихо выругался — возле Периметра шуметь не стоит, тем более что утром с этой стороны доносилась развеселая канонада. А Насвай захихикал. Конечно, туалетной бумаги ни у кого не оказалось, посоветовали Рябому воспользоваться лопушком. То есть, конечно, сперва Гоша ему советовал не валять дурака и потерпеть, но все бесполезно. Рябой, причитая, что вот он, мол, сего дня первый раз случайно оказался не готов, а друзья подвели, полез в кусты.
— Ты куда? — окликнул его Насвай. — Давай тут вали, мы отвернемся. А еще лучше махни водки и неси свое добро на ту сторону.
— Не могу! — коротко отозвался Рябой и полез еще глубже.
Сталкеры переглянулись, поправили оружие. Ситуация складывалась глупая — стоять и ждать. Чего можно ждать в Зоне, из которой они пока не вышли? Только неприятностей.
— Вот идиот... — прошипел Гоша. Он вообще отличался занудством. — Пока памперсов не купит, никуда с ним не пойду больше. Всегда что-нибудь не слава Богу.
— Ну, бывает же так? Может быть, в самом деле: вот шел, думал, что дойдет, а тут — все, приплыли! — предположил Насвай. — Со мной в Зоне не было, но иногда так припрет, что и кровососа подождать попросишь.
— Жрать не нужно всякую дрянь! Вообще перед ходкой лучше не жрать. Знали ведь, что быстро обернемся.
— Скажешь тоже, аскет. Я если не поем, то...
Насвай оборвал себя на полуслове, присел и вскинул к плечу «Калашников». Гоша повторил его маневр с запозданием в десятую долю секунды, а ничего не увидев в обозначенном напарником направлении, развернулся к Насваю спиной. Некоторое время было тихо, потом со стороны Зоны отчетливо хрустнула ветка. Насвай скользящим движением переместился к стволу сосны. Гоша бесшумно подобрался поближе, кинув тоскливый взгляд на кусты, в которых исчез Рябой.
— Там крупная тварь! — прошептал Насвай, мельком взглянув на датчик движения. — Но замерла. И наш дурак не двигается.
— Так, может, это наш дурак и был?
— Не, тяжелее...
Тянулись долгие секунды, но никто не появлялся. Гоша, поводя стволом, силился хоть что-то рассмотреть в «зеленке». В то, что ветка хрустнула под лапкой невинной белочки, а датчик показал Рябого, он в силу характера не верил. Хорошо бы еще просто собака или кабан. Хотя все равно хорошего мало — придется стрелять поблизости от Периметра, а «натовцы» сегодня нервные отчего-то.
— Сволочь! Ну куда он полез? Может, его там уже и нет! — едва слышным свистящим шепотом предположил Гоша. — Может, хана уже Рябому, а мы тут торчим, как подсвечники... Ждем, пока свечку вставят.
— Проверим?
— В компанию к нему захотел? Давай-ка сдавать к дороге. Жив — догонит.
Насваю предложение товарища не понравилось. Но Гоша, пусть и неформально, был старшим, а Рябой и в самом деле вел себя некорректно. Уж если приспичило наложить кучу во время ходки — сделай это со сверхзвуковой скоростью. А он ушел и пропал.
— Возле самого Периметра, — проворчал Насвай, на полусогну тых двигаясь следом на Гошей. — Ну, Рябой, вечно с тобой что-то случается... Покажись мне только!
И Рябой показался. Самой интересной своей, нахально обнаженной частью. Пятясь мелкими шажочками, выставив автомат перед собой, он удивительно быстро двигался по полянке мимо уже отошедших в сторону друзей. Едва успевшие сомкнуться за сталкером ветки кустов вновь раздвинулись, и появилась чернобыльская свинка, более известная как плоть. Уродливая тварь, всем своим видом будто требовавшая возмездия тем, кто вольно или невольно с ней такое сотворил, не спеша прыгала на единственной конечности прямо на Рябого словно зачарованная.
— Не стреляйте! — как-то странно прохрипел Рябой, и товарищи заметили, что в зубах у него зажат лист лопуха. — Их там до...
Дальше они не разобрали. Вместо ответа Гоша тихонько коснулся плеча Насвая стволом и продолжил отступать в сторону Периметра. Насвай лихорадочно соображал. Конечно, бросать Рябого, да еще со спущенными до щиколоток штанами, — не дело. Но будь плоть одна, Рябой и сам бы с ней разобрался. Значит, ситуация сложилась скверная. На Свалке или еще где это было бы совершенно нормальным. Но здесь, возле Периметра, законы уже другие. Пройти правильно — это значит пройти тихо. А Рябой, как всегда, во всем виноват сам. Ну зачем надо было забираться в кусты? Гадил бы возле тропинки, все бы и обошлось. Нападет плоть — бой, не нападет — разминулись. Но теперь...
Теперь плоть вела себя странно. Она все шла на Рябого, раздувая ноздри, но не атаковала. И это бы еще ладно, но из кустов вслед за первой плотью появились еще две, а потом еще три особи. Покрытые жестким, чешуйчатым покровом, вшестером они представляли уже серьезную угрозу. Насвай посмотрел им за спины и попятился — ветви раскачивались, на поляну вышли еще не все.
— Эй! — Рябой наконец понял, что позади никого нет, скосил глаза и увидел отступающего Насвая. Сталкер выплюнул лопух и заговорил громче: — Эй, вы куда?! Я вообще не понимаю, что тут за...
— А я, что ли, должен понимать?! — вскипел Насвай.
Все монстры как по команде повернули морды к Насваю. Он отшагнул за дерево, быстро оглянулся. Нет, Гоша не ушел совсем, опустился на колено в десяти шагах сзади. Плоти смотрели на него будто бы тоскливыми взглядами, и Насваю стало окончательно не по себе. Между тем появились еще три твари.
— Рябой, сколько их? — сдавленным голосом спросил Насвай. — И надень, екарный бабай, штаны уже!
— Я не знаю сколько. — Рябой исхитрился даже выразить стыд. — Я их не заметил. Они там... Лежали. Просто. А я, значит, присел, увлекся, а потом гляжу — они смотрят.
— Так хрена ли ты не стрелял?! — возмутился сзади Гоша. — Чего ты ждал?! Вот этого?
— Да как я мог стрелять, когда не мог остановиться?! Колбаса, наверное, неправильная попалась. Я, помните, говорил, что странная на вкус?
— Заткнись! — потребовал Гоша.
Еще несколько тварей, исхитряясь двигаться почти бесшумно, словно порождения кошмарного сна балерины, запрыгали по полянке. Странные плоти — почти не воняли, вот сталкеры их и не учуяли. Двигаются тихо, не нападают... Гоша с тоской закатил глаза. Что делать? Не поворачиваться же к ним спиной? Больше всего ему хотелось, чтобы все твари вместе начали есть Рябого, тогда они с Насваем могли бы спокойно уйти — друга не спасти, никто не виноват.
— Нет, ты говори, гад бесштанный! — потребовал Насвай. — Слышь, Гоша? Когда Рябой говорит, плоти смотрят на него. А когда ты — на нас. Не по себе как-то.
Гоша, понятное дело, отвечать не стал. Ему эти плоти не нравились даже больше, чем обычные. А уж как ему не нравились их печальные и в то же время задумчивые взгляды... Как у плоти может быть задумчивый взгляд?! Скажи кому из своих — на смех поднимут! В отличие от Рябого Гоша крайне не любил, когда его поднимали на смех. И идти с Рябым не хотел, просто не было другой компании, а деньги кончились. Хотелось Гоше просто сходить, по-быстрому, без приключений, набрать немного артефактов, хотя бы просто «медуз» — как и вышло — и вернуться, чтобы еще дня три отдохнуть после всех неприятностей. Но верно говорят: беда одна не ходит. А ходит в обществе Рябого.
— Я не знаю, как быть, — признался невиновный виновник произошедшего. — Братки, штаны надеть даже не могу. Ну как — мне же оружие опустить придется? А она — рядом!
Подтверждая слова Рябого, первая плоть придвинулась к нему еще на шаг. Ее движение через паузу повторили и остальные монстры. Насвай заметил, как жадно они втягивают воздух.
— Поговорите с ними, а? — попросил Рябой, отступая. — Тогда они вроде тормозят. Ну пожалуйста!
— Если бы не ты — прошли бы мимо и горя не знали! — снова не удержался Гоша, помимо воли выполнив просьбу Рябого. — Засранец!
— Их много. — Насвай насчитал уже пятнадцать тварей. — Начнем стрелять — Рябому конец. А нам придется отступать к Периметру, и медленно, бежать не получится. И нас там скорее всего встретят вояки — успеют на шум. Эй, ты куда?!
Насвай говорил слишком долго, и одна из тварей, ближняя к нему, пошла на сталкера. Еще две, вроде бы нерешительно, двинулись за ней. Плоти не атаковали, а просто шли, выпучив печальные, налитые кровью глаза. Раздувались широкие ноздри. Это было ни на что не похоже, и Насвай, совершенно потерявшись, оглянулся на Гошу. Тот, вздохнув, плавно начал смещаться в сторону.
— К Периметру мы так, с эскортом, идти не можем. Оркестра еще не хватает! Значит, давай попробуем их развернуть и оттянемся в глубь Зоны.
— Соображаешь! — хрипло прошептал Насвай, быстро пятясь с поворотом. Еще две или три плоти двинулись за ним.
— А я?! — подал голос Рябой. — Так здесь и останусь без штанов стоять?! Вы куда? — Делай как мы, засранец! — приказал Гоша. — Втроем отобьемся как-нибудь, если на одной линии их удержим. Сколько всего плотей?
— Не знаю! — Рябой, пятясь, развернулся задницей к товарищам, и те синхронно выругались. — Ну, ну! Не унывай, жандарм! Всякое может приключиться. Понимаете, я сижу и как-то вдруг вижу их перед собой. Лежат и на меня смотрят. Много! А я когда туда шел да расстегивался, я о другом думал... И так всю ходку терпел! А Периметр близко, я и подумал, что...
— Гоша! — Насвай решительно опустился на колено. — Давай его прикроем, пусть только оденется! Я больше так не могу, хватит с меня этого унижения!
— Нельзя нам тут цепляться с ними, — не согласился ставший уже однозначно главным Гоша. — Застрянем до завтра. Военные сюда вертолеты подгонят, а то и врежут из главного калибра... Чего от них ждать? Если получится, надо оттянуть их подальше. Вот развернем эту стаю, и тогда Рябой свои штанишки подтя...
Он не договорил, потому что за спиной Рябого раздвинулись кусты и с другой стороны поляны тоже показались морды плотей. Чувствуя недоброе, Гоша оглянулся. Так и есть — еще два шага, и он уперся бы хребтом прямо в тварь.
— План меняется! — дрожащим голосом сообщил он. — Спиной к спине встаем, горе-сталкеры!

В Зону прибыл странный турист - богатый старик со свитой и телохранителями, которого острые на язык сталкеры тут же прозвали Шейхом. Команда у него подбирается тоже странноватая - и вечный неудачник Хромой, и жестокая Фаш, и изгнанная из группировки "Искатель" за самодеятельность любопытная Норрис, и вообще неизвестно откуда взявшийся мрачный Дезертир - обладатель самой скверной в сталкерской среде репутации. Им предстоит идти к ЧАЭС. Но чем дальше, тем более странные вещи происходят с экспедицией. Загадочное кольцо аномалий, подозрительно похожее на круговую оборону, - только первое из того, что ожидает тех, кто имел глупость принять предложение Шейха...