Демон полуденный. Анатомия депрессии

Введение

Работа над этой книгой составляла содержание моей жизни на протяжении последних пяти лет, и теперь мне трудно вспомнить некоторые источники своих идей. Я постарался дать ссылки на них в конце книги, не желая утомлять читателя потоком незнакомых имен и профессиональных терминов в основном тексте. Я получил разрешение у героев этой книги использовать их подлинные имена, потому что реальные имена придают вес реальным рассказам. В книге, одной из задач которой является снятие клейма постыдности с душевных расстройств, важно не играть на руку этому предубеждению, скрывая личность людей, переживших депрессию. Однако семь человек, чьи истории я включил в книгу, пожелали скрыться за псевдонимами, убедив меня, что у них есть для этого веские причины. Эти люди фигурируют в тексте как Шейла Хернандес, Фрэнк Русакофф, Билл Стэйн, Дэнкуил Стэтсон, Лолли Вашингтон, Клодия Уивер и Фред Уилсон. Все они — реальные люди, а не вымышленные персонажи, и я старательно сохранил неизменными все детали их рассказов. Участники “Группы поддержки людей с расстройствами психического состояния” (Mood Disorders Support Groups, MDSG) выступают в книге только под именами, без фамилий, да и те я изменил, подчиняясь конфиденциальной природе их собраний. Все остальные имена и фамилии — настоящие.
Я даю возможность мужчинам и женщинам, мучительная борьба которых составляет главный предмет этой книги, самим рассказать свои истории. Я по мере сил старался добиться их искренности, но не настаивал на строгой документальности этих личных историй и фактов, сообщенных ими о себе, не проверял.

Всеохватывающая, смелая, глубоко человечная книга… мудрая, исполненная широты взглядов и жизненной энергии, книга критическая и одновременно поэтическая, мужественная и полная сострадания. Это очень важная книга о страданиях, которые испытывает душа, но, - что еще важнее, - это книга о надежде". -The New York Times "Депрессия есть слабое место в любви. Чтобы быть существами любящими, мы должны также быть существами, впадающими в отчаяние от потери того, что мы любим, и депрессия есть механизм этого отчаяния… Она есть воплощение того факта, что каждый из нас внутри себя - одни, и она разрушает не только нашу связь с другими, но и способность пребывать в мире наедине с собой. Любовь, хотя и не служит профилактикой против депрессии, но смягчает метания нашего ума и защищает его от самого себя. Лекарства и психотерапия могут обновить нашу защиту, отчего становится легче любить и быть любимыми, и именно поэтому они работают. Находясь в добром расположении духа, люди любят - кто-то самих себя, кто-то других, кто-то работу, кто-то Бога, но любое из этих страстных чувств сообщает человеку то жизненно важное ощущение осмысленности бытия, которое противоположно депрессии".