Хранители жемчужного жезла. Роман

ТЫ ДОЛЖЕН ЕГО НАЙТИ

 

- Ну вот, опять! - Клининг, вздыхая, разглядывал потолок зала Большого Совета. - Ну почему всегда я?!

- Друг мой, никто не справится с этим лучше тебя. - Голиаф, забавляясь, разглядывал друга. Надо бы утешить его, что ли. - Но на этот раз все будет гораздо проще.

- Ага, а то я не знаю людей! - Иллантин вопро­сительно посмотрел на своих товарищей. - А кто
пойдет со мной на этот раз?

- Никто. Большой Совет желает, чтобы ты ис­кал его в одиночку.

- Но это же все равно что искать иголку в стоге сена!

- Ты должен его найти. Ведь ты же знаешь, как это важно!

 

*

 

- Но почему я? Я что, сумасшедший? Не буду я этого делать!

- Почему?

- Мне же ни один человек не поверит! - я нерв­но рассмеялся. - Ладно, пошутили - и будет.


Кроха на моей ладони удивленно взирал на ме­ня наивными голубыми глазами в пол-лица. Ну как ему  объяснить?

- Да сам посуди: ты на полном серьезе требу­ешь, чтобы я подтвердил, будто все, о чем ты мне рассказал, реально! Все же решат, что я свихнул­ся! - Для пущего эффекта я выразительно покру­тил пальцем у виска.

- Но ты же выслушал меня и готов мне пове­рить! Или нет? - улыбнулся Клининг.

-     Ну... не знаю... - беспомощно запинался я.

Конечно, я был под впечатлением от захваты­вающего рассказа гнома. Я с детства люблю всякие увлекательные и невероятные истории, но эта бы­ла совершенно невероятной. Поэтому я, как любой другой разумный человек на моем месте, отнес бы ее к разряду «Мифы, сказания, легенды и детские сказки».

- Так да или нет?   

- Что «да или нет»?

- Так ты веришь, что все, о чем я тебе расска­зал, соответствует действительности?

- Нет, не верю!

- Почему?

-     Потому что это просто неправдоподобно! - упрямился я.

- Хорошо, поступим иначе. Я стою на твоей ла­дони? — не унимался Клининг.

- Конечно, ты стоишь на моей ладони, я же не тупой.

- Ты видишь меня? Слышишь? Можешь потро­гать?

- Ну разумеется.

- А раньше ты верил, что существуют такие малюсенькие гномы в таких огромных красных
колпаках? - осклабился кроха.

- Нет. Никогда в жизни. Я... я...


- Я реален? - гнул свою линию Клининг.

- Не знаю, - неуверенно промямлил я. — Может, я сплю!

- Тебя ущипнуть?

- Нет... только это... это настолько неправдоподоб­но, - повторился я, уже слегка сомневаясь. Клининг, совершенно непринужденно расположившийся на моей ладони, в одночасье перевернул с ног на голову все мои представления о мире и Вселенной.

- Вот потому ты и должен обо всем этом напи­сать, - терпеливо внушал мне гном. - Черным по белому!

-     Пожалуйста, дай мне время. Я должен все спокойно обдумать.

-     Ну, как знаешь, - маленькое личико Клининга под огромным красным колпаком озарила улыб­ка. - Мы еще встретимся.

Он легко взмахнул рукой и внезапно исчез. На моей ладони осталась крохотная радуга, мед­ленно растаявшая в воздухе.

 


УРАГАН      

Быстро захлопнув за собой высокую дверь тронного зала, иллантин, верховный маг крошеч­ного народа, встряхнулся, как пес, пытаясь из­гнать влагу, пропитавшую его одежду. Мельчай­шие капельки воды образовали чудесную радугу и осветили зал яркими красками. Камарин, король крохотных гномов, выглядел немного раздражен­ным. Нет, он любил и ценил Клининга, с детства был дружен с иллантином, и дружба эта только окрепла с годами, но порой короля утомляло ребя­чество верховного мага. Вот и сейчас иллантин с лукавым видом взмахнул рукой - и переливы радуги превратились в драгоценные камни. Кама­рин не мог сдержать смеха, но тут же отвел гла­за от сокровища у себя под ногами и взглянул на друга:

-     Как дела?

Тот озабоченно покачал головой:

-     Ничего не понятно, Голи. - Клининг назы­вал короля его детским именем.

На душу камарина большой черной птицей опустилось мрачное предчувствие. Каждый раз, когда на официальном заседании маг называл его детским именем или просто опускал титул «камарин», дела обстояли хуже некуда. Король взглянул на Вальмина, который, разинув рот, все еще разглядывал мерцающие драгоценные камни у трона. - Он, Вугур и Вильдо - да и те еще не оправи­лись после падения - вот единственные, кто остал­ся, - вздохнул Клининг.

Король Голиаф понимал, что для вздохов маг имел веские основания. Вальмин, Вугур и Вильдо, мягко говоря, не были образцом добропорядочнос­ти. Он взглянул на Вальмина. Один только лихо заломленный его колпак говорил сам за себя. Каж­дый крохотный гном знал: кончик колпака должен смотреть в небо. Вальмин же дерзко заломил его влево. С правой стороны, над ухом, он украсил колпак цветком маргаритки, хотя это было строго запрещено. Никто ничего не имел против цветка на колпаке, но только очень маленького, а вызыва­юще огромная маргаритка Вальмина мешала ис­пользовать колпак для плавания и полетов. Конеч­но, крохотные гномы любили цветы даже больше, чем драгоценные камни, но если цветок становит­ся причиной тяжелых травм, это уж слишком! Из-за таких, как Вальмин, Большой Совет вынуж­ден был издать закон, оговаривающий размеры цветов на колпаках. И что же? Вальмин первый его и нарушил! Впрочем, весь народ гномов знал, что, с маргариткой или без, он был лучшим летчиком и лучшим яхтсменом после своего друга Вугура. Трио, состоящее из Вальмина, Вугура и Вильдо, до сих пор брало все кубки на Камаринских играх, проводившихся раз в сорок лет во славу Жемчуж­ного трона.

Король Голиаф вспомнил о том, что Большой Со­вет уже решил было не отлучать Вальмина и ком­панию от участия в играх, чтобы усилить накал борьбы, но... сейчас приходилось решать более насущные проблемы. Речь шла о том, чтобы собрать народ гномов, разметанным ураганом, иначе можно ставить крест не только на играх, но и на всем коро­левстве. Однако существовала еще одна большая опасность, о которой сейчас знал только камарин.

-     Вальмин!

Тот сделал два шага вперед и взглянул на сво­его короля.

- Вальмин, что тебе обо всем этом известно?

- Я не летал, Ваше Величество!

- Почему это? - удивился король.

- У меня запрет на полеты, государь!

Камарин удивленно взглянул на мага:

- Может мне кто-нибудь это объяснить? Вальмину запретили летать? Это что-то новенькое!

- Я наложил на него запрет, - подтвердил Клининг. - Команда Вальмина опять продемонстрировала один из своих рискованных маневров, что при­вело к массовому столкновению восьмидесяти трех команд. К счастью,  травмы в основном легкие, благо луг на месте полетов порос толстым мхом. Ребята отделались  испугом  и  вывихами. Только  Вугур и   Вильдо  получили  более  серьезные  ранения, потому до сих пор и лежат в постели.

Несмотря на видимую суровость. Клининг с со­чувствием поглядывал на Вальмина, который вы­шел из этой передряги без единой царапины. Да и тот не был в обиде на добродушного иллантина, ис­кренне восхищаясь им и его волшебными штучками.

- Что посоветуешь, Клининг? - спросил король.

- Ураган, должно быть, далеко разметал наших. В  худшем  случае  кое-кто оказался  за  морем, в других странах. Мы должны побыстрее разыс­кать их и собрать, прежде чем люди и обитатели Той Стороны мира поймут, что произошло.

Голиаф вспомнил: о подобном случае ему ког­да-то под большим секретом рассказала бабушка.


Ровно четыре тысячи семьсот лет тому назад, во время Камаринских игр в честь вступления на трон его деда, неистовый порыв ветра подхватил команду, в составе которой был отец Голиафа, и унес за моря и континенты до Земли пигмеев. Вызволяя соотечественников, тогдашний иллантин, вопреки миролюбивому характеру крохотных гномов, вынужден был прибегнуть к скрытой угрозе и продемонстрировать всю мощь своего волшебства. В тот год помимо полных мешков с драгоценностями в обмен на унесенных ураганом были отданы несколько необычайно дорогих зеле­ных жемчужин. Но иным способом нельзя было купить молчание пигмейских богов. Те затянули дремотным туманом Землю пигмеев, и освобож­денные крохотные гномы вошли в легенды этого народа как полубоги.

В запасниках одного немецкого этнографичес­кого музея с давних пор пылится на полке древ­няя, грубо вырезанная маленькая фигурка афри­канского божества. И ученым до сих пор не удается выяснить, кто этот божок в огромном смешном колпаке.

Потеря ценных и очень редких зеленых жемчу­жин вызвала смятение по всей стране, но в целом все были рады, что так легко отделались и можно продолжать жить в покое и мире, избегая контак­тов с внешним миром.

Впрочем, вся эта история имела болезненные последствия для отца Голиафа. Как пилот летной команды, он нес значительную долю ответствен­ности за случившееся и не мог претендовать на трон на следующих выборах камарина.

- Мы обязательно должны организовать поисковую группу, Голи. - Голос Клининга вывел камарина из задумчивости.

- Да, друг мой, да.

 

Жизнь дюссельдорфского подростка Олли изменилась в одночасье, когда во дворе своего дома он нашел крохотное существо в огромном красном колпаке. Эта встреча послужила началом большого путешествия в миры, о которых хранят память старинные мифы и легенды. Ему предстояло стать сопричастным великой миссии, пройти путями, неведомыми людям, познать силу дружбы, испытать первую любовь... Но даже в самых смелых мечтах Олли не мог представить, чем закончится это удивительное приключение.