Менеджер Мафии: Искусство корпоративных войн. Том II

ВВЕДЕНИЕ

Как только ты открыл свое дело, ты ступил на тропу войны - войны за сохранение своей собственности.  Практика последних пятнадцати лет показывает, что в России можно отнять любую собственность у кого угодно.  Истина в деталях: у кого-то проще, у кого-то сложнее.  Мы расскажем тебе, как это делается.  И мы научим тебя защищаться.

Странные люди – журналисты, в последнее время пишут, что волна недружественных поглощений скоро сойдет на нет.  Как бы не так!  На самом деле, все только начинается.  В России три части права – законодательство, решения судов и правоприменительная практика ведомств – крутятся по независимым траекториям, как астероиды в бесконечном космосе. Создавая тем самым неограниченные возможности для креативного мафиози с небольшим оборотным капиталом и ослабленным чувством деловой этики.  Беззащитность твоего свечного заводика растет с каждым днем.

Многие приемы борьбы за контроль над юридическими лицами были представлены в первой книге «Искусство корпоративных войн». Второй том – это продолжение захватывающей истории: какой бы крепкой не казалась броня, очень скоро появляется оружие с более мощной пробивной силой. Пока предприятие дешевле отнять, чем купить по рыночной цене, все больше и больше сил и средств будет идти на поиски новых способов корпоративных захватов, которые только внешне выглядят законными.

Эта книга еще откровеннее, еще агрессивнее, чем первый том.  Многие советы – из собственной практики, с той или другой стороны баррикад в войнах за собственность. Каждый день придумываются новые способы отъема активов. О них мы расскажем в книге. Ты сам увидишь: некоторые из них столь термоядерные, что нет той силы, которая удержит от соблазна ими воспользоваться.  Если твой заводик, конечно, кому-то нужен.

Как говорили классики Марксизма-Ленинизма, по мере продвижения к коммунизму интенсивность классовой борьбы будет только возрастать.  Так что эта книга обречена оставаться на книжных полках еще как минимум лет десять. Если ее раньше не снесет оттуда военно-полевая цензура.

Мы не желаем тебе приятного чтения.  Наоборот, мы гарантируем тебе ночные кошмары, если ты владеешь хоть чем-то круче ларька с газетами. Мерило твоего успеха – не норма прибыли или доля на рынке, а степень защищенности того, чем ты владеешь.  Так что, сударь, защищайтесь!  Кто умнее, тот сильнее.  Кто сильнее, тот и прав.  Мафия – бессмертна.  В путь, дорогие читатели!

 

Первая глава.

«ЧЕРНЫЕ» РЕЙДЕРЫ

 

Недружественное поглощение Красной площади

 

Эта глава – о способах захвата чужих активов совершенно незаконными способами.  Которые, к сожалению, в последнее время становятся все более и более популярными.

Как бы не называли спецов по недружественному поглощению предприятий – рейдерами, корпоративными стервятниками, захватчиками, скупщиками, охотниками за активами, все они чрезвычайно смышленые парни.

Возможно, только из-за отсутствия потенциальных покупателей рейдеры не пытаются завладеть зданиями и сооружениями Кремля. С их точки зрения, это, в принципе, несложно: в этой книжке описано как минимум десять технологий, как это сделать. При наличии некоторого бюджета вся операция могла бы занять от силы 2-3 недели. Причем кремлевские обитатели о произошедших переменах узнали бы в последнюю очередь – от добросовестного приобретателя, потребовавшего очистить помещения. Вот было бы светопреставление!

 

Посторонним вход разрешен

 

Прошли те времена, когда для перехвата чужого бизнеса заказывали его владельцев. Теперь, чтобы оформить на себя чье-то предприятие, захватчику достаточно заказать… его круглую печать. Подделку.

Одним из входных билетов в бизнес являются документы об учреждении юридического лица. И билет этот, в отличие, скажем, от казначейского, не имеет каких-то особых степеней защиты. Ни тебе голограмм, ни металлических нитей, ни прочих специфических заморочек. Все, что нужно сфабриковать – печать да подпись. А затем происходит  самое удивительное: государство без вопросов обменивает фальшивые документы на подлинные. По сути, рейдеры проводят в жизнь заветы великого китайского полководца Сунь-цзы: всякая война держится на обмане. 

Разумеется, такие проделки уголовно наказуемы. Но убедительные доказательства тому, что «липовый» учредительный договор и в самом деле - стопроцентная фальсификация, есть не всегда. Например, когда мошенникам удается войти в чужой бизнес по подложному билету, и взять предприятие под свой контроль, настоящая печать будет «утеряна». О чем новоявленные владельцы немедленно сообщат куда следует. Эта уловка позволит мошенникам легализовать поддельную печать. На случай возможных разбирательств в суде, когда потерпевшая сторона потребует проведения экспертизы чернильных оттисков.

В общем, в тюрьму за изготовление и использование подложных документов сажают значительно реже, чем за имитацию дензнаков.

 

Сводки с корпоративных фронтов

2004 год. Руководитель одной из юридических фирм, уличенный в предоставлении подложных документов для государственной регистрации  фирмы, был приговорен к 3 годам лишения свободы условно.

По данным департамента государственной регистрации

и учета юридических и физических лиц ФНС.

 

«Вороньи гнезда»

 

Подвергнем действия захватчиков детальному разбору: чем  лучше знаешь своего врага, тем грамотнее можно выстроить линию обороны. Кто предупрежден, тот уже вооружен. По крайней мере – знаниями.

Техника ввода фальшивых учредителей донельзя проста, и уже востребована теми охотниками за чужими активами, которые исповедуют известный принцип: не пойман – не вор. Таких рейдеров, как и воронье, можно назвать черными. А захваченные ими предприятия - «вороньими гнездами».

Первостепенная задача мошенников – собрать кое-какую информацию о компании-мишени. Интерес представляют следующие данные:

- сведения о составе учредителей и руководителях,

- размер долей каждого учредителя в уставном капитале,

- образцы подписей всех учредителей,

- образцы подписей руководителя постоянно действующего исполнительного органа компании, имеющего право без доверенности действовать от имени данного предприятия,

-  образцы подписей иного лица, который также имеет право без доверенности действовать от имени компании-мишени,

- копия оттиска печати,

- все реквизиты предприятия,

- наименование и адрес органа, осуществившего государственную регистрацию юридического лица,

- копии свидетельств о регистрации прав собственности,

- копию реестра акционеров, если это акционерное общество,

- данные о том, кто ведет реестр – сама компаниями или специализированный регистратор.

И так далее. В зависимости от дьявольской изобретательности захватчиков.

Известен случай, когда «черные» рейдеры воспользовались крадеными паспортами одной семейной пары, чтобы получить свидетельство о расторжении брака, а затем «от имени» бывшей супружницы потребовать мужнину долю в капитале компании.  Приз в студию – за изобретательность!

 

Информационный кладезь

 

Многое можно без особого труда почерпнуть из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ). По закону эти сведения являются открытыми и общедоступными. Заинтересованному лицу достаточно обратиться с соответствующей просьбой в налоговую службу. Или просто к знакомому чиновнику, обладающему доступом к подобной информации. В первом случае нужно будет официально выложить небольшую сумму денег. Во втором – неофициально.

Федеральная налоговая служба (ФНС) и ее территориальные органы назначены ответственными за ведение Единого госреестра. А у государственных и муниципальных органов власти есть право беспрепятственно пользоваться почти всей базой данных регистратора.

В результате, в один заход рейдер узнает о своей жертве практически все, что надо:

а) полное наименование,

б) организационно-правовую форму,

в) сведения об учредителях (участниках) юридического лица (а в отношении акционерных обществ – еще и сведения о держателях реестров акционеров),

г) размер указанного в учредительных документах уставного (складочного) капитала или фонда,

д) фамилию, имя, отчество и должность лица, имеющего право без доверенности действовать от имени предприятия,

е) сведения о филиалах и представительствах.

Ему даже передадут копии учредительных документов «юрика» с образцами печатных оттисков. А при определенной сноровке – и сведения о банковских счетах потенциальной жертвы. По закону о регистрации юридических лиц, только чиновники могут свободно получить информацию о банковских реквизитах предприятия, указанных в ЕГРЮЛ. Все другим в такой просьбе будет отказано.

Но, как всегда, существует исключение из правил. Во-первых, рейдер может задействовать свои связи в местной администрации. А, во-вторых, иногда банковские реквизиты приводятся в самом учредительном документе, копию которого налоговики, в любом случае, обязаны выдать. Всем желающим.

На то, чтобы утолить информационный голод рейдера, налоговикам дается около 10 суток. Не более 5 дней – на принятие решение о предоставлении или отказе сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ. И столько же времени, правда, уже без учета выходных, -  на выдачу этих самых сведений. Поводов для отказа так мало, что и говорить о них не стоит. По желанию заказчика информация может быть передана из рук в руки, по почте или через Интернет.

Более того, с 1 января 2005 года можно вообще оформить договор на абонентское информационное обслуживание: плати деньги и на целый год получай доступ к еженедельно обновляемым открытым сведениям из ЕГРЮЛ!

Иные бумаги захватчик попытается получить, например, у деловых партнеров потенциальной жертвы. Или у самой «мишени», если ее сотрудники небрежно работают с документами и за небольшую плату готовы вынести с предприятия ту или иную бумажку.  

 

Милицейская СЕРВЕРовка

 

Чтобы подделать выписку из реестра акционеров, нет нужды затрачивать усилия на получение полного списка «дольщиков» компании. Тем не менее, если рейдеру все же понадобился реестр, скорее всего, он найдет эффективный способ добычи нужной информации.

Например, ценные данные могут быть получены в результате изъятия сервера регистратора сотрудниками МВД. Возбуждается уголовное дело в  отношении одного из клиентов регистратора. На этом основании изымается вся клиентская база данных реестродержателя.

 

Сводки с корпоративных фронтов

27 июля 2004 года. По постановлению старшего следователя следственного комитета при МВД сотрудниками милиции был изъят сервер крупнейшего российского регистратора – ЦМД. На сервере хранились реестры более 1,5 тысяч российских компаний. Основанием для постановления послужило уголовное дело, возбужденное в отношении одного из клиентов ЦМД – Архангельского целлюлозно-бумажного комбината.

По данным газеты «Ведомости»

 

Другой вариант перехвата реестра – сдать в налоговую инспекцию «липовые» документы о замене учредителей и руководящих лиц реестродержателя. Получить свидетельство о внесении изменений в учредительные документы и силой захватить рычаги управления. Как, собственно, и поступают все «черные» рейдеры в ходе выдавливания законных собственников из юридического «тюбика».

Третий вариант – изготовить фальшивый документ от имени компании-мишени о смене реестродержателя, если ведением реестра ведает специальное юрлицо. На основании чего реестр передается в нужные руки, а прежний регистратор получает соответствующее вознаграждение за взаимопонимание и покладистость.

 

По данным контрразведки

25 октября 2004 года. Из выступления в Государственной думе председателя совета директоров ОАО «Ступинская металлургическая компания» Александра Шорора:

«В мае 2003 года по решению совета директоров был уволен генеральный директор Ступинской металлургической компании Прокофьев, уличенный в крупном хищении денежных средств. Для придания своим действиям вида законности, он обратился в ГУВД Московской области с заявлением о хищении реестра акционеров и распространил соответствующую информацию в СМИ. В июле Прокофьев обратился в филиал ЗАО «Сибирский капитал» с предложением изготовить и заключить задним числом договор на ведение реестра. Получив отказ, он обратился в специализированную регистрационную компанию, находящуюся в городе Туле, где был задним числом изготовлен подложный договор на ведение реестра. На основании подложного договора велся заведомо подложный реестр, в который были включены лица, не имеющие никакого отношения к СМК. В последующем, этот договор был признан действительным в судебном порядке. Однако на протяжении года, пока рассматривался судебный спор, существовала ситуация с двойным реестром акционеров».

 

Фальш-старт

 

По завершении кампании по сбору информации о «мишени», жулики приступают к изготовлению фальшивых документов, «подтверждающих» их право на управление, владение всем предприятием, какими-то долями, отдельным объектами и т.п. И здесь выясняется характерная особенность «черного» рейда: мошенники действуют, не взирая на лица, точнее их организационно-правовую форму. Захватываются общества с ограниченной ответственностью, открытые и закрытые акционерные общества, федеральные государственные и муниципальные унитарные предприятия.

Казалось бы, после принятия новой редакции закона «О несостоятельности (банкротстве)», большинство юрлиц могли спать спокойно. Захват предприятие через фиктивное банкротство стал труднореализуемым. По этой причине корпоративные стервятники принялись атаковать ОАО и ЗАО, перекупая их акции. Тогда продвинутые компании стали перекидывать свои наиболее ценные активы на балансы многочисленных ООО, куда рейдер уже не мог вломиться без ведома учредителей. Эта мера позволяла защитить имущество акционеров на случай внезапной оккупации головной компании.

Ноу-хау «черных» рейдеров ставит крест на этой схеме.

Если охотники нацелились на общество с ограниченной ответственностью, то, скорее всего, будет сфальсифицирован протокол собрания учредителей, зафиксировавший решение о смене участников общества и его руководящего состава. Место одного или сразу всех законных владельцев и менеджеров предприятия займет некто Пупкин и компания. Коль скоро ООО записано на одного человека, жулики сочинят решение о смене учредителя.

Если рейдер задумал «отхватить» отдельные объекты недвижимости, принадлежащие жертве, тогда в ход идет подложный договор купли-продажи имущества жертвы.

Для захвата ОАО, ЗАО мошенники могут воспользоваться не только «липовыми» решениями о смене учредителей, руководства компании, но и поддельными выписками из реестра акционеров с указанием количества акций, которые якобы приобретены.

Были примеры, когда сам регистратор выдавал рейдеру выписку сомнительного качества.

 

Сводки с корпоративных фронтов

8 февраля 2004 года. Москва. Захват ОАО «НИИ электронных материалов и изделий» с использованием подложных документов на право собственности имущества института.

30 апреля 2004 года. Рейдеры попытались захватить ОАО «Научно-производственная фирма «Спектр ЛЮ». На основании решения регионального арбитражного суда, вынесенного с нарушением норм о подсудности по ложным документам, составленным по информации недобросовестного реестродержателя.

4 июня 2004 года. Захвачен социально-ориентированный магазин, находящийся в собственности Москвы – ООО «Тимур». Он был оккупирован на основании решения регионального суда по ничтожному договору аренды и изменений в учредительные документы, внесенных «благодаря» ложной информации.

9 июля 2004 года. Захват мехового ателье - ООО «Барс» с использованием измененных на основании ложной информации учредительных документов общества. Деятельность предприятия прекращена. Идут арбитражные суды.

6 августа 2004 года. Захват ФГУП «НИИ шинной промышленности». Через некоторое время захватчики были удалены с территории института, в отношении них возбуждены уголовные дела. Но угроза повторения «боевых» действий сохраняется.

По данным управления по экономической

безопасности города Москвы

 

В общем, мошенникам ничто не мешает сварганить любой документ, дающий хотя бы малейшее основание для перехвата контроля над активами и органами управления компании. В том числе решения и определения судов для последующего возбуждения исполнительного производства (см. вторую главу «Судебное исполнение на «бис»).  

 

Убедительная подстава

 

Учредительные документы переписываются, как правило, на подставное лицо – физическое или юридическое.

По первому сценарию требуется чужой паспорт. Некогда утерянный, украденный или принадлежащий человеку бедному, пьющему, умственно отсталому и т.п.

По второму – нужна фирма-ширма: сомнительная «оффшорка» или «однодневка», учрежденная по утерянному удостоверению личности или от имени беспросветного пьяницы.

Далее все разыгрывается, как по нотам, точнее по закону о регистрации юридических лиц.

Фишка в том, что налоговые службы обязаны без всякой экспертизы принять документы с изменениями, внесенными в учредительные документы предприятия. Это формальная процедура! Главное, чтобы печать и подписи на поддельных документах соответствовали тем, которые стоят на подлинниках. А подлинником считается та бумага, которую налоговики получили в момент первоначальной регистрации предприятия. Или в связи с последующими изменениями в уставе или учредительном договоре.

Между прочим, за отказ в перерегистрации юрлица чиновник может нарваться на судебный иск.

Правда, в двух случаях рейдеру не обойтись без нотариуса.

Во-первых, если захватчик вдруг решит подать в налоговую службу не оригинальную фальшивку, а ее ксерокопию. Что, согласитесь, маловероятно. Следовательно, при передаче регистратору оригиналов протоколов – даже если они фальшивые, нотариальная перестраховка не нужна.

Во втором случае подпись нотариуса является обязательной. По закону документы на регистрацию в налоговую службу подает заявитель. Им, кстати говоря, вправе быть не только сам учредитель, но и любой человек, действующий от его имени по доверенности. Если «черный» рейдер поставил дело на поток, ему гораздо проще иметь под рукой 2-3 надежных человек, действующих по доверенности от мнимых учредителей, чем всякий раз работать с новыми людьми.

Так вот, заявитель по любому до передачи документов регистратору обязан отметиться у нотариуса. Чтобы тот подтвердил подлинность подписи самого заявителя. И лично убедился в том, что заявитель – не подставное лицо. Фактически, нотариус является единственным форпостом, который предстоит преодолеть захватчиком на пути к заветной цели. В связи с чем некоторые рейдеры используют «липовые» печати и подписи нотариусов.

 

Сводки с корпоративных фронтов

В результате взаимодействия Межрайонной инспекции МНС России № 46 по г. Москве и Управления по налоговым преступлениям ГУВД г. Москвы выявлены факты предоставления различными организациями для государственной регистрации подложных документов, заверенных фальшивыми нотариальными печатями.

По данным департамента государственной регистрации и учета юридических и физических лиц

 

Смена директора по версии МНС

 

Схема «подать в налоговую фальшивый протокол о смене директора – подделать печать – продать имущество компании – перепродать его «добросовестному» приобретателю – поехать отдыхать на Сейшелы» стала столь популярной, что власть решила с ней побороться.  Бороться решили по принципу отрубания ноги, чтобы не ходить в армию.  То есть полностью бездарно и совершенно без учета тонкостей тех самых черных технологий, которые хотели побороть.  Но обо всем по порядку.

В ответ на бомбардировку налоговых инспекций поддельными решениями о смене директоров налоговая служба разродилась двумя письмами: от 14 сентября 2004 г. N 09-1-03/3680 "О государственной регистрации" и от 26 октября 2004 г. N 09-0-10/4223 "К вопросу о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц".  Содержание писем достойно того, чтобы его процитировать.

«В последнее время участились случаи "захвата" фирм, при которых меняются сведения об участниках, руководителе юридического лица, в результате чего недобросовестные лица начинают осуществлять непосредственное руководство юридическим лицом…  Учитывая важность правовых последствий, которые влечет внесение записи в государственный реестр, а также в целях исключения случаев недобросовестности со стороны третьих лиц при смене руководителя постоянно действующего исполнительного органа юридического лица, в настоящее время актуальным является вопрос о том, кто вправе быть заявителем при внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц… Государственный реестр имеет правоустанавливающее значение…  Принимая во внимание изложенное, при смене руководителя юридического лица в регистрирующий орган представляется заявление по форме N Р14001, подписанное лицом, сведения о котором содержатся в государственном реестре (прежним руководителем)».

Трепещите, рейдеры!  Теперь для того, чтобы сменить запись о директоре в Едином реестре, вам надо подделать еще одну или две подписи!  Как же вы работать-то теперь будете?

Невдомек мытарям, что технология захвата предприятий, с которой они (спасибо им хотя бы за признание проблемы) решили бороться, основана как раз на подделке всего комплекта документов, представляемого в ИМНС.  Поэтому их-то эти приказы не остановят – ну подделают они подпись прежнего директора, ну подделают еще и подпись и печать нотариуса – много ли мороки?  Да они маму родную подделают, чтобы до активов добраться!

А вот по кому эти письма действительно шарахнули, так это по любым законным собственникам бизнеса, которые решат сменить директора своего предприятия.  Они в одночасье стали заложниками прежних директоров.  Представьте себе ситуацию, при которой директора выгоняют за воровство или некомпетентное управление.  Или просто меняют, так как компанию купили другие люди…  Старый директор способен теперь до бесконечности шантажировать собственников, отказываясь подписывать пресловутую форму Р14001.

 

Лови момент!

 

В соответствии с законом, моментом государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в государственный реестр.

Срок между подачей документов на регистрацию и внесением изменений в ЕГРЮЛ не должен превышать 5 рабочих дней.

И всего один день отпущен налоговикам на то, чтобы выдать заявителю документ, подтверждающий факт внесения изменений в госреестр.

Таким образом, предъявив фальшивку, мошенники получают взамен подлинный документ, подтверждающий их право на долю в уставном капитале предприятия. С такой бумагой на руках рейдер может вести себя как полноправный хозяин компании-мишени:

а) судиться с обидчиками,

б) распоряжаться ее активами,

в) переназначать органы управления,

г) обращаться в государственные органы с заявлениями, и так далее.

 

Сводки с корпоративных фронтов

8 февраля 2004 года некий гражданин Л. представил в ИМНС №1 Центрального административного округа Москвы вызывающие сомнение документы об избрании его на должность генерального директора ОАО «Покровское», бывшего завода по производству пластмассовой фурнитуры. Однако собрание акционеров ОАО «Покровское» с повесткой дня об избрании Л. генеральным директором никогда не проводилось. Наблюдательный совет компании никогда не принимал решение о созыве и проведении такого собрания. И не утверждал его повестку. 16 апреля, представившись гендиректором компании, Л. явился в банк, в котором общество имеет расчетный счет, и, предъявив изготовленную для него банковскую карточку и документы о своем избрании, попытался получить доступ к расчетному счету.

 20 апреля Л. явился к независимому регистратору, осуществляющему ведение реестра акционеров ОАО «Покровское», и на основании непонятно откуда взявшегося протокола собрания акционеров предпринял попытку расторгнуть договор с независимым регистратором и завладеть реестром общества.

Кроме того, к нескольким акционерам подходили граждане, которые представлялись сотрудниками правоохранительных органов, и просили расписаться на пустых листах.

Из заявления акционеров ОАО «Покровское»

следователю ОВД «Басманное»

 

Фокус с регистрацией недвижимости

 

Аналогичным образом рейдеры перерегистрируют на себя недвижимость компании-мишени. С той лишь разницей, что регистрирующим органом являются учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории соответствующего региона.

 

Отряды особого назначения

 

После получения рейдером документа, подтверждающего факт внесения изменений в госреестр, происходит силовое поглощение жертвы. При поддержке частного охранного предприятия (ЧОПа) или просто группы «неустановленных лиц». Отряды добровольцев, вооруженные пневматическими пистолетами, кусками арматуры и даже «болгарками», то бишь электропилами, врываются на территорию компании-мишени. Сметают охрану, если таковая имеется. Сажают в кресло директора нужного человека. И, заняв круговую оборону, обеспечивают новоявленному руководителю рабочую обстановку в оккупационной зоне.

Жертва пытается привлечь на свою сторону правоохранительные органы. Однако закон запрещает силовым структурам вмешиваться в спор двух хозяйствующих субъектов. И даже если милиция прибудет на место происшествия и с ходу попытается разобраться в ситуации – это будет сделать не просто. Поскольку на руках у захватчика есть документы, вроде бы подтверждающие его право на данное предприятие. И еще неизвестно, кто является оккупантом. Вдруг это и впрямь - спор законных учредителей, вдрызг переругавшихся из-за долей в прибыли.  Короче, дело – темное…

 

Сводки с корпоративных фронтов

Апрель 2004 года. Захват ОАО «Покровское». По свидетельству очевидца, президента группы компаний ICS Юрия Королева, в начале месяца около 150 человек, вооруженных ножами и пневматическими пистолетами, вломились на территорию акционерного общества. Выгнали всех сотрудников, охрану, и на основании подложных документов захватили 7 из 14 заводских корпусов. 21 апреля было возбуждено уголовное дело по факту самоуправства «неустановленными лицами». 30 апреля на предприятие пришел следователь для проведения следственного эксперимента. Как рассказывает очевидец тех событий, спустя два часа появилось много людей, выкинули следователя за руки-ноги, взяли «болгарки» и направились на штурм здания, которое годом ранее ICS выкупила у ОАО «Покровское».

Через некоторое время на место происшествия приехали руководители следственного управления, криминальной милиции. Стали выяснять, на каком основании действуют захватчики. Те предъявили выписку из государственного реестра юридических лиц, где черным по белому была указана фамилия нового генерального директора ОАО, избранного якобы решением собрания акционеров. Защитники предъявили другие документы, подтверждающие их право на управление заводом. После краткого знакомства с документами, один из сотрудников правоохранительных органов заявил о том, что немедленно вызовет полсотни омоновцев, и те повяжут всех штурмовиков. На что агрессоры ответили примерно следующее: вызывай хоть 150, мы еще 200 приведем. По словам очевидцев, захватчики прекрасно понимали, что никакого подкрепления не будет, поскольку в столице полным ходом шла подготовка к празднованию 1 мая, и вся милиция отрабатывала другие задачи. Тогда сотрудники милиции предложили «заморозить» выяснение отношений до 13 мая, до окончания всех праздничных мероприятий. В результате потребовалось более месяца на то, чтобы силами СОБРа очистить захваченные здания от агрессоров. Еще больше времени защитники вместе с адвокатами глотали пыль в судах, отстаивая право владеть своим же имуществом.

По материалам столичного журнала «Круг жизни»

 

Подробнее о противодействии силовым захватам речь пойдет в третьей главе.

 

Добросовестные «подельники»

В случае с ОАО «Покровским» «черные» рейдеры столкнулись с отчаянным сопротивлением акционеров предприятия и пришедших на выручку состоятельных деловых партнеров. Обычно же после захвата имущественного комплекса фальсификаторы готовят его к безотлагательной продаже подставной «живопырке». Иногда, правда, все сводится к шантажу жертвы, вымогательству по-черному –  блэкмейлу (blackmail).

 

Неоспоримые преимущества

 

Перед «живопыркой» ставится задача - перепродать имущество так называемому добросовестному приобретателю. После чего жертве будет сложно отбить свое право на имущество.

В соответствии с Гражданским кодексом РФ всякий, кто столкнулся с нарушением своих вещных прав, может обратиться с иском в суд:

1. О признании соответствующей сделки незаконной (реституции);

2. Об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикации).

В принципе, у жертвы вроде бы есть шанс вернуть все на круги своя, несмотря на мошеннические уловки корпоративных стервятников. Однако на деле все не так просто. Особенно после принятия постановления Конституционного суда РФ от 21 апреля 2003 года № 6-П. И об этом нужно знать, чтобы не тешить себя излишними иллюзиями на счет гарантированного возврата по суду украденных активов. Рейдеры прекрасно понимают, какие преимущества дает им Гражданский кодекс, и пользуются ими самым бессовестным образом.

Прежде всего, потенциальная жертва должна четко уяснить для себя, по каким признакам приобретатель может быть признан добросовестным. Несмотря на то, что имущество было приобретено, грубо говоря, у похитителя или его подельников.

Вот эти признаки:

- если активы были приобретены возмездно, то есть за деньги или взамен чего-то стоящего: имущества, имущественных прав и т.п.,

-  если приобретатель не знал и не мог знать о том, что продавец продал ему украденное имущество,

- если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества покупатель ничего не знал о том, что имелись притязания третьих лиц (и эти притязания впоследствии в установленном порядке были признаны правомерными).

Если нарушено хотя бы одно условие, - вот тогда у пострадавших появляется возможность все отыграть назад. Но опять же при выполнении определенных требований. В частности, пострадавшим владельцам предприятия предстоит самим доказывать, что это они стали жертвами мошенников, а не наоборот. Что спорное имущество действительно было похищено или иным путем помимо воли собственника выбыло из законного владения.

Пусть даже если у жертвы есть неоспоримые доказательства своей правоты. Что мешает рейдеру или его партнерам сочинить и подать иск с целью оспорить право жертвы на захваченное имущество? Ничто не мешает. И тогда обязательно возникнет заминка: жертве придется подать встречный иск о признании оспоримой сделки недействительной, дождаться решения суда по этим двум искам, и только потом все участники процесса могут вернуться к рассмотрению дела о реституции или виндикации имущества.

 

Заманчивая реституция

 

Жертва может капитально подставиться при составлении исковых требований, когда придется выбирать между реституцией и виндикацией. Поскольку нельзя разом потребовать того и другого.

Согласно разъяснению Конституционного суда РФ от 21 апреля 2003 года № 6-П, если собственник заявил иск о признании сделки купли-продажи недействительной и возврате имущества, переданного покупателю, но в ходе судебной тяжбы выяснилось, что приобретатель является добросовестным, то решение суда должно однозначно быть таковым: в удовлетворении исковых требований отказать!

«Иное истолкование… означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, то есть требовать возврата полученного в натуре не только когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т. д.) сделок. Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции Российской Федерации установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя» [Постановление Конституционного суда РФ от 21.04.2003 года № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В.Немировской, З.А.Скляновой и В.М. Ширяева»].

Чтобы обойти эту засаду, жертва обычно настаивает на виндикации – истребовании имущества из чужого незаконного владения. Но в таком случае истцу придется доказывать свое право на имущество. И надеяться на то, что приобретатель не сможет убедить судей в своей добросовестности.

Итак, что мы имеем в сухом остатке. Предприятие, захваченное рейдером, давно  продано. Деньги от незаконной сделки растворились в неизвестном направлении. Простыл след и перепродавца.

А жертва тем временем мыкается по судам и убеждает представителей Фемиды в том, что не виновата она, – рейдер сам пришел…

 

Внутреннее убеждение Фемиды

 

Наивно было думать, что «черные» рейдеры ограничиваются имитацией только тех документов, которые требуются для государственной перерегистрации учредителей предприятия или получения права собственности на то или иное корпоративное хозяйство. В действительности захватчики способны сымитировать любые документы, необходимые для захвата и удержания предприятия до момента его перепродажи, а также для затягивания судебного процесса в том случае, если жертва решит оспорить результат купли-продажи ее активов.

Дело в том, что арбитражный суд оценивает предъявленные доказательства по своему внутреннему убеждению, как записано в Арбитражном Процессуальном кодексе РФ. Внутреннее убеждение суда должно быть основано на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. При этом судья вправе принять или оказать в принятии представленных доказательств. Кто даст стопроцентную гарантию, что захватчик не представит в суд фальсифицированные доказательства, а Фемида, поскольку ее глаза закрыты повязкой, не приобщит их к делу, отклонив, при этом, все доказательства жертвы.

Если верить корпоративным захватчикам, умение располагать к себе представителей Фемиды дорогого стоит.

 

По данным контрразведки

Октябрь 2004 года. Из интервью председателя Конституционного суда Валерия Зорькина газете «Известия»: «Мздоимство в судах стало одним из самых мощных коррупционных рынков в России. Судебная коррупция встроена в различные коррупционные сети, действующие на разных уровнях власти: например, в сети по развалу уголовных дел и по перехвату чуждого бизнеса».

Ноябрь 2004 года. Выступая в Государственной думе на встрече, посвященной недружественным поглощениям российских предприятий, член комитета по безопасности Геннадий Гудков заявил следующее: «Увы, сегодня ряд судов арбитражных представляет просто коммерческие предприятия, где впору вывешивать прайс-лист, что почем».

12 ноября 2004 года. Директор департамента экономической безопасности ТПП РФ Александр Юрченко: «Нужно отдавать себе отчет, - если рейдер на постоянной основе занимается захватом предприятий, значит, он заинтересован в формировании устойчивых коррумпированных связей».

 

Кто бы спорил!

Между тем, как это ни странно, заявление Зорькина всколыхнуло весь президиум Верховного суда России, который затребовал от него доказательств, подтверждающих продажность судей. Поскольку сам Верховный суд, надо полагать, верит в абсолютную непогрешимость судейского корпуса.

Случай беспрецедентный. Впервые представители двух высших судебных инстанций публично схлестнулись за честь одного и того же мундира! 

Отповедь, данная Зорькиным президиуму ВС, была не менее показательной: «Если мы будем… отрицать очевидное, настаивать на своей непогрешимости.., мы можем лишиться … остатков правового авторитета…».

О роли судей и приставов в захватывающей драме читайте во второй главе «Судебное исполнение на «бис».

 

Пугало для налетчиков

 

Защитить предприятие от налета «черных» рейдеров не так просто, как может показаться на первый взгляд. Компания – не огород; дешевым пугалом корпоративное «воронье» на понт не взять. Необходим комплекс профилактических мер, который включает в себя как выстраивание неформальных отношений с чиновниками, отвечающих за регистрацию предприятия и его имущества, так и раскладку наиболее ценных активов по разным корзинам.

Проще всего – это завести дружбу с теми сотрудниками, которые непосредственно принимают документы на перерегистрацию. Но сперва необходимо выбрать одного человека, на которого возложить все функции заявителя. На каждом предприятии этим должен заниматься только один человек. Причем, неизменно. Естественно, это будет человек, пользующийся безусловным доверием собственников и управленцев. Он-то и должен стать для регистраторов узнаваемым. Цветы, шампанское, конфеты по поводу и без. Не нужно мелочиться. Нужно добиться того, чтобы регистраторы начали узнавать этого человека в лицо, называть по имени-отчеству, и вообще, прониклись к нему симпатией.

Более того, сотрудники «регистратуры» должны запомнить, что только этот человек, и никто другой, имеет право обратиться к ним с документами на перерегистрацию. Поэтому, когда к регистраторам сунется чужак, им не составит большого труда по дружески уведомить законного собственника о действиях незнакомца. В конце концов, это на руку и самим регистраторам.

 

Армия свидетелей

 

Тот, кто хочет победить врага, должен поставить себя на его место. Точно так следует поступать и в том случае, если нужно добиться победы в суде.

Поэтому все, даже незначительные, на первый взгляд, действия, связанные с изменениями в структуре управления или собственности предприятия, нужно оценивать с судейских позиций. На тот случай, если предприятие все-таки окажется в руках мошенников, и без судебного вмешательства не обойтись.

Как уже было сказано, пострадавшая сторона вынуждена доказывать суду свое право на захваченное и перепроданное имущество. Стало быть, желательно заранее сформировать отряд потенциальных свидетелей и обложиться кипой различных документов. Между прочим, многие рейдеры поступают именно так. Если озаботиться поисками свидетелей на стадии судебного разбирательства, можно попасть впросак. Человек же не думал о том, что его могут вызвать в суд в качестве свидетеля: он может запутаться в показаниях, забыть кое-какие важные подробности, невзначай подыграть противнику, и, вообще, дать судье повод усомниться в показаниях.

Следовательно, списки свидетелей нужно составлять не по ходу судебного процесса, а во время собрания учредителей, к примеру.

Перед началом собрания участники решают промеж себя, кто из них (если впоследствии возникнет такая необходимость) будет давать свидетельские показания в суде на предмет того, как протекало данное собрание учредителей. И пусть каждый из них все старательно мотает на ус.

Это самая простая превентивная мера. Разумеется, совершенству нет предела. В частности, можно воспользоваться услугами опытной стенографистки: предварительно взять с нее подписку о неразглашении коммерческой тайны, предупредив, что нарушение взятых обязательств грозит уголовным преследованием.

Принципиальное значение имеет и то, насколько грамотно с юридической точки зрения оформлены различные протоколы, решения собрания акционеров, учредителей, договора о купле-продаже имущества и т.п. Любая небрежность может дорого стоить! Любая… Повторяем, лучше не давать Фемиде ни малейшего повода усомниться в правоте тех, кто вынужден отстаивать свои имущественные права.

 

Дань бюрократии

 

Придется уделить пристальное внимание тому, как на предприятии организован документооборот.

Простой пример. Если собственник ведет специальный журнал – прошитый и пронумерованный, где фиксируются все протоколы, решения общих собраний акционеров, учредителей, то это будет еще одним аргументом в его пользу. А иначе арбитр может грешным делом подумать, что решение общего собрания акционеров истец сочинил на коленке за полчаса до начала процесса. И кто знает, сколько времени уйдет на то, чтобы убедить судью в обратном… А так, есть журнал, оформленный со знанием всех тонкостей бюрократического искусства, там записаны все ходы…

Поскольку теория заговора имеет место быть, собственникам придется вести себя соответственно. А именно – начать воевать с тенью. Какими бы нелепыми эти действия не казались со стороны.

Убедительный документооборот может стать надежной защитой и в том случае, если рейдер попытается построить захватническую кампанию на обвинении предприятия в смертном грехе – уходе от налогов. Как предприятию доказать, что оно является добросовестным налогоплательщиком, что заключенные сделки не носят фиктивный характер? И тут без хорошо отлаженной бюрократической машины для внутреннего пользования не обойтись (в продолжение темы – см. главу «Налоговые капканы»).

 

Злачные активы

 

Выбор объекта для захода на его территорию по «липовым» документам зависит от «драгоценностей короны» (crown jewels) - корпоративного имущества, представляющего для «черного» рейдера определенную ценность. Это не только деньги, здания и сооружения, техника, которыми компания владеет непосредственно. Во многих случаях налетчиков интересуют не производственные корпуса, а земля, на которой эти цеха стоят.

Формально участок находится в государственной или муниципальной собственности. Но вся фишка в том, что приватизированные предприятия имеют право получить земельный участок в собственность. Причем по льготной, а не рыночной цене.

По закону при определении выкупной стоимости за основу берется ставка земельного налога. Так вот, по желанию властей субъекта Федерации, стоимость одного гектара промышленной земли может составлять от 0 до 30 ставок земельного налога. Никак не больше!

Даже по грубым прикидкам получается следующее: выкупная стоимость га земли в границах Садового кольца Москвы отличается от рыночной в десятки раз. Рейдер оккупирует, скажем, бывший советский завод, расположенный в Центральном округе столицы, перепродает его добросовестному приобретателю. Тот по льготной цене выкупает права на земельный участок, сворачивает «в трубочку» все производство. А затем, либо сам переквалифицируется в застройщика, и застраивает участок элитным жильем или административными зданиями. Либо перепродает участок по настоящей цене другому застройщику. В любом случае получает сногсшибательную прибыль!

Автоматически любое приватизированное предприятие, занимающее мало-мальский стоящий участок земли, становиться лакомым куском для агрессора. Не только в Москве, но и в других крупных российских городах.

 

Московские «ежики»

 

Столичные власти всячески пытаются подкинуть захватчикам «ежа» (porcupine provisions) - защитить предприятия от алчных охотников за чужыми активами. Чиновники лоббируют принятие Государственной думой поправок в Земельный кодекс, позволяющие рассчитывать выкупную цену промышленных земель хотя бы на основе кадастровой стоимости участка, более-менее приближенной к рыночной. Но пока безуспешно.

Более покладистой в этом плане оказалась Московская городская дума. Там был принят закон города Москвы, запрещающий перепрофилирование промышленных предприятий города, расположенных на территории промзон. Проще говоря, нельзя свернуть производство и начать строить дома. Однако и эта попытка охладить рейдерский пыл может закончится ничем. Есть вероятность того, что прокуратура города опротестует нормы закона, ограничивающие права предпринимателей по своему усмотрению менять профиль предприятия.

 

Чиновничья блокада

 

Какую линию обороны в этой непростой ситуации выстраивать самим компаниям, расположенным на злачных землях?

Казалось бы, самый простой выход – первыми воспользоваться правом на выкуп земли по льготной стоимости, ликвидировать производство, а затем выгодно распорядится участком земли. Но далеко не у каждого завода или фабрики хватит денег на покупку со скидкой. Не всем это по карману.

С другой стороны, столичные власти делают все возможное для того, чтобы не допустить льготной распродажи, надеясь продавить в Госдуме более справедливый, на их взгляд, порядок земельного ценообразования. И блокируют все попытки приватизированных предприятий Москвы воспользоваться правом на выкуп участков по льготным ставкам. Тем самым, ставя их под удар охотников за земельными наделами.

Можно, конечно, ради спортивного интереса рассредоточить имущественный комплекс по нескольким ООО. Например, каждое здание или цех передать на баланс отдельного юрлица, и тем самым сбить рейдера столку. Однако это может запутать и арбитражный суд, которому, в случае захвата одного или нескольких зданий, придется разбираться, кто и чем владеет. Так что такое решение – палка о двух концах.

 

Чисто русский blackmail

 

Иногда под маской «черного» рейдера скрывается корпоративный шантажист – гринмейлер, которые не собирается перепродавать активы захваченного предприятия, а попытается получить отступные непосредственно от самой жертвы. Как уже было сказано, таких вымогателей впору перекрашивать в блэкмейлеров (от слова blackmail, «черный» шантаж), за использование самых грязных приемов перехвата компаний. Эти методы берутся на вооружение не только внешними врагами, но и внутренними. Например, кто-то из участников ООО, не найдя с партнерами общего языка, решил выйти из состава учредителей. Возможно, они его обманывали. Цена за выход оказалась неприемлемой. Скрытое противостояние переросло в открытое. Обиженная сторона обратилась к «черному» рейдеру. Тот мошенническим путем ввел своих людей в состав учредителей, а, может, всего лишь увеличил долю обиженного учредителя до 51%. Посадил нужного человека в директорское кресло и начал диктовать свои условия обидчикам. Поскольку изначально обе стороны вели себя не по-джентльменски, то вряд ли они будут выносить сор из избы. Скорее всего, ситуация разрешиться мирным путем – выплатой отступных. Иначе активы предприятия уйдут на сторону…

 

По данным контрразведки

25 октября 2004 года. Председатель комитета Государственной думы по собственности Виктор Плескачевский: «Поверьте, в подавляющем большинстве случаев правых и виноватых, в конце концов, нет. Принято считать, что не прав тот, кто первый начал. Как в уличной драке. Потому что дальше следуют неправомерные действия с обеих сторон».

Из выступления на «круглом столе»: «Недружественные

поглощения российских предприятий»

 

Как только возникли трения непосредственно между владельцами предприятия, между учредителями и управленцами, следует задуматься об элементарных мерах безопасности. Прежде всего, обратиться в налоговую службу, если связи позволяют, и любезно попросить о небольшом одолжении: известить по телефону о любой попытке внесения изменений в учредительные документы данного предприятия.

Кстати говоря, страшилка про корпоративных мошенников вполне может оказаться весомым аргументом в споре одних акционеров или топ-менеджеров с другими: «Если не будете нас слушаться, придет тогда «черный» рейдер и всем вам покажет небо с овчинку…».

 

Реестр дьявола

 

С поддельным реестром акционеров обычно производятся следующие действия. Новоявленный акционер, действующий по поручению рейдера, обращается в арбитражный суд и под формальным предлогом настаивает на принятии судьей предварительных обеспечительных мер. Иными словами, требует ввести запрет на совершение ответчиком определенных действий с имуществом предприятия, управленческих функций и т.д.

 

По данным контрразведки

25 октября 2004 года. Член комитета Государственной думы по безопасности Геннадий Гудков: «Подделка реестров является одним из наиболее распространенных способов вхождения на предприятие, захвата власти, получения доступа к имуществу со всеми вытекающими последствиями. В России насчитывается примерно 157 тысяч открытых акционерных обществ. В то время как, например, в Германии – не более одной тысячи. Все наши ОАО обязаны вести соответствующие реестры акционеров. На свой страх и риск. Достаточно вспомнить случай, когда по поддельному реестру был захвачен Нижегородский масложировой комбинат. Людьми, которые вообще не имели ни одной акции, но обладали хорошо сделанными фальшивками. В результате их действий, ну, естественно, при поддержке коррумпированных чиновников, предприятие за месяц было выведено из строя».

Из выступления на «круглом столе»: «Недружественные

поглощения российских предприятий»

 

Для перехвата рычагов управления по подложному реестру, рейдеру достаточно добиться запрета на участие ответчика в общем собрании акционеров. После чего захватчики проведут в нужном составе общий сбор акционеров и выберут карманный совет директоров, который постарается как можно быстрее перенаправить финансовые потоки компании в другое русло и перепродать недвижимость добросовестному приобретателю.

 

Сводки с корпоративных фронтов

18 февраля 2004 года. Три общества с ограниченной ответственностью обратились в арбитражный суд Московской области с иском к одному из подмосковных ОАО. Исковые требования сводились, в частности, к тому, чтобы ответчик передал представителям истца функции единоличного исполнительного органа общества. До выяснения всех обстоятельств дела истец обратился с ходатайством о принятии мер по обеспечению данного иска и попросил суд:

во-первых, запретить ответчику – самой компании и ее акционерам - исполнять решение общего собрания акционеров от 26 мая 2003 года и решения избранного им совета директоров, в том числе, об избрании единоличного исполнительного органа – генерального директора общества,

во-вторых, запретить членам совета директоров ОАО, избранным решением общего собрания акционеров от 26 мая 2003 года, генеральному директору и иным лицам, избранным единоличным исполнительным органов общества решением вышеуказанного совета директоров, исполнять функции органов управления общества,

в-третьих, запретить ответчику и иным лицам препятствовать вновь избранным органам управления - совету директоров и гендиректору - исполнять функции органов управления общества,

в-четвертых, запретить ответчику препятствовать допуску вновь избранным руководителям на территорию и во все служебные, производственные и нежилые помещения ОАО,

в-пятых, обязать ответчика передать вновь избранному генеральному директору ОАО устав общества, свидетельства о внесении в Единый реестр юридических лиц и о постановке на учет в налоговых органах, печать общества, чековую книжку, решение ФКЦБ о регистрации выпуска ценных бумаг, а также иные документы общества.

Суд удовлетворил просьбу истца в полном объеме. А по закону практически любое определение, вынесенное арбитражным судом, исполняется немедленно.

 

Многие рейдерские уловки, используемые в этой связи, подробнейшим образом отражены на страницах первого тома «Искусство корпоративных войн» (см. главы «Судебное прикрытие», «Захват и удержание власти», «Корпоративный шантаж»). 

Пока предприятие дешевле отнять, чем купить по рыночной цене, все больше и больше сил и средств будет идти на поиски новых способов корпоративных захватов, которые только внешне выглядят законными. О них мы и расскажем в книге. Ты сам увидишь: некоторые из них столь термоядерные, что нет той силы, которая удержит от соблазна ими воспользоваться. Мерило твоего успеха - не норма прибыли или доля на рынке, а степень защищенности того, чем ты владеешь. Так что, сударь, защищайтесь! Кто умнее, тот сильнее. Кто сильнее, тот и прав. Мафия - бессмертна. В путь, дорогие читатели!