Спешите жизнь переменить

Глава 1
в попытках измениться

Бог смотрит благосклонно не на то,
какой ты, или на то, что ты сделал,
но на то, каким ты хочешь быть.
ОБЛАКО НЕЗНАЮЩЕГО

Вы не раз пытались измениться? Начинали с самыми лучшими намерениями. Читали книги, ходили на курсы, покупали майку со слоганом, говорил и друзьям, что теперь-то окончательно решились, а потом понемногу отступали? Становилось даже хуже, и вы упрекали себя за то, что нарушили обещание. Вам все так же тяжело, вы недовольны работой, по-прежнему мечетесь по кругу от «я люблю тебя и не могу без тебя жить» до «я тебя ненавижу и не хочу тебя видеть больше» в отношениях с другими.

Боб Хоффман работал в Сан-Франциско, проводя индивидуальные сеансы, пока не выяснилось, что истории его пациентов очень похожи. Его пациенты были из тех, кто уже все перепробовал и пришел к нему в отчаянии. Боб чувствовал, что должен существовать еще какой-то способ, кроме проговаривания ситуаций вслух. Что можно заставить людей измениться полностью. И за несколько лет он создал способ, помогающий людям преодолевать трудности жизни. Хоффман приобрел хорошую репутацию среди психиатров и психотерапевтов Сан-Франциско: он помогал их самым тяжелым пациентам, которых направляли к нему, если традиционные методы оказывались бессильными.

С 1967 года и до смерти в 1997-м Боб работал сначала в США, потом в Южной Америке, континентальной Европе и наконец в Великобритании. Вершиной его разработок стал Процесс Хоффмана — последовательность упражнений, которая ведет нас от Осознания наших проблем к поиску их Выражения, затем к Прощению и, наконец, к Новому поведению.

Кто такой Боб

Впервые встретив Боба Хоффмана, я взял у него интервью, которое длилось вряд ли больше получаса. Но за это время ему удалось задеть меня за живое. Впервые за долгие месяцы я смог заплакать, вдруг осознав, как одинок. Я негодовал на несправедливость, которую пережил в детстве. Хохотал над его безумной мудростью. Благодаря ему я увидел высшую реальность, которая существует за пределами обыденного сознания. «Вот как я хочу жить, — сказал я себе после интервью. — Хочу, чтобы все во мне снова жило полной жизнью».

Боб был наполовину гений, наполовину — совсем того. Мудрейший из людей и полный псих одновременно. В жизни не видел, чтобы он читал что-нибудь по психологии, но о человеческой психике он знал больше, чем мои бывшие учителя вместе взятые. Боб чрезвычайно серьезно относился к тому, чтобы помочь людям оставить боль позади. Но у него было ужасное чувство юмора: он обожал шокировать каламбурами. Мог растопить ваше сердце печальным взглядом, а мог довести до бешенства, точно зная, чего нужно коснуться. Мог назвать вас чувствительным, душевным человеком, а час спустя сообщить, что вы двуличный обманщик. Он жил, не подчиняясь общим нормам, и брал на себя немалый риск, «подталкивая людей к Небесам», как однажды выразился с характерным отсутствием скромности. Если Боб видел или только подозревал, что вы не можете справиться с проблемой, то без оглядки бросался вперед со своим психологическим скальпелем.

Боб Хоффман не был профессиональным психологом или психиатром. Его знания о человеке основывались на интуиции и прямом опыте — из собственной жизни и жизни пациентов. Он был психологом от Бога и использовал опыт многих людей, которые близко видели различные характеры и их проявления. Возможно, именно отсутствие формального образования помогло Бобу обнаружить «слои подавления» в пациентах. Когда я в первый раз попытался ослепить его своими познаниями (конечно, со страху, потому что он видел меня насквозь), Боб посмотрел на меня и добродушно, но твердо сказал: «Не выйдет. Я не поддамся».

Хоффман был одарен психически и хотел использовать свой дар на благо других. Он понимал, что и умнейшие люди способны впасть в состояние саморазрушения, поэтому воздействие через интеллект, убеждение не поможет. Он видел, что есть пробел в нашем видении мира, — пробел, который не восполнило еще никакое обучение.

Пробел заключался в том, что наши привычки вырастают из наших эмоций; следовательно, исцеление может быть достигнуто освобождением эмоций. Для этого недостаточно простого проговаривания проблемы. К исцелению удается прийти только через выражение всего спектра чувств, а затем — через сочувствие к своим родителям и к себе самому. Словом, необходимо обучение иного качества — переучивание собственных эмоций.

Боб испытал свою теорию, и она сработала, причем настолько, что коллеги стали обивать его порог и уговорили обучить группу психотерапевтов новому методу. Сам Боб никогда ничего не записывал. К счастью, у него нашлись добровольные помощники, они и сформулировали метод, до которого он дошел интуитивно. Свою теорию он назвал «Синдром отсутствия любви», а четырехчастную модель человеческой личности — Квадринити (Четверица).

Возможности процесса

Техники, предлагаемые как метод изменения, работают по-разному. Они наводят мост, соединяющий терапевтические методы и относящиеся к «обучению», и входящие в «ритуал». Процесс оказывает терапевтическое воздействие — помогает найти и разрешить в нашем прошлом то, что мешает жить сейчас, — отношения ли это, работа, карьера или наше поведение. Однако речь идет не о каких-то врожденных особенностях нашей личности. Боб говаривал: «Это ваш образ поведения, — и быстро добавлял: — Но только образ поведения, а вы сами — это гораздо больше». Процесс Хоффмана направлен на то, чтобы обрести здоровое чувство себя самого, когда не полагаются на другого, особенно на родителей или представителей власти, а живут самостоятельно, берут на себя ответственность за свои поступки. Здоровое «я» сконцентрировано в себе самом и работает над своим совершенствованием, проходя через различные стадии: здоровое «нет» двухлетнего ребенка, бунтарство подростка и, наконец, уход из дома — буквальный или фигуральный, когда мы взрослеем.

Процесс учит, что можно оставить старые привычки и научиться или, что важнее, научить себя новым способам бытия. Это обучение происходит через эмоции и оказывает глубокое воздействие. Иначе нам не обойтись без помощи другого, кто будет водить нас за руку. Только мы сами сможем найти выход из ситуации и стать другими. Может случиться, что вы уже знакомы с работой Джозефа Кэмпбелла, который провел всю жизнь в изучении универсальных ритуалов Путешествия Героя. Он выделил следующие стадии: уход в себя — мы оставляем повседневную жизнь, инициация — подвергаемся испытаниям, возвращение — приходим обновленными в обычную жизнь.

То же и в Процессе Хоффмана. Вы покидаете на время свою привычную жизнь и решаете ряд задач и проблем. Ищете внутри себя «дракона». Вступаете с ним в схватку, одолеваете его, а потом возвращаетесь к повседневным заботам и применяете то, что вы узнали.

Квадринити

Терапия, обучение и ритуал — вот фундамент перехода от «делать» к «быть». Модель Квадринити (Четверицы) здесь играет ключевую роль. По Бобу Хоффману, человек состоит из четырех начал, сочетание которых он и назвал Квадринити, это:

наши эмоции (чувства),
наш интеллект (мысли),
дух (сущность),
наша физическая обитель (тело).

Занимаясь по этой книге, вы будете работать со всеми четырьмя составляющими. Наше эмоциональное «я» развивается с самого рождения. Назначение этого «я» в том, чтобы вырабатывать чувства и эмоции, которые позволяют налаживать приятные и продуктивные отношения как с другими, так и с самим собой. Отношения нужны для того, чтобы быть частью группы, любить и быть любимым. В детском возрасте, сталкиваясь с любой эмоциональной потерей, мы узнаем, что такое отказ, смирение, что такое быть оставленным, преданным, и воспроизводим их в последующих отношениях. Наше эмоциональное развитие может остановиться, и тогда эмоционально мы не взрослеем, т. е. у нас сохраняются детские схемы поведения. Мы без раздумья отвечаем: «Нет, я не могу», сталкиваясь с новой проблемой. Мы боимся встать и высказаться на публике. «Что, если это кому-то не понравится?» — по-детски вопрошает эмоциональное «я».

Интеллектуальное «я» начинает развиваться где-то с шести лет. Мы стремимся в мир, влекомые жаждой знания. Если это не одобрялось, когда мы были маленькими, или, наоборот, нас насильно заставляли учиться, мы чувствуем себя тупыми, недостойными, глупыми или даже умственно неполноценными.

Позитивный аспект интеллекта — умение делать верные суждения и проницательность. Негативный — постоянно присутствующий в нас «родитель», который требует «Не делай того или этого» или «Не валяй дурака». Переразвитие критики приводит к тому, что человек постоянно ищет недостатки либо в себе, либо в других.

Став взрослыми, мы хотим ясно выражать свои чувства, но, к сожалению, часто остаемся эмоционально зажатыми. Хуже всего, что мы не сохраняем внутри себя ребенка — радостного и непосредственного. Большую часть времени стараемся быть рациональными — Хоффман называл это «взрослым интеллектом». Мы верим, что надо все взвешивать, говорить разумно, быть на высоте, работать на результат и почти избегать веселья.

«Взрослый интеллект» презирает веселье и игры — они не заслуживают его внимания, что наносит большой вред внутреннему самочувствию человека. Но случается, что эмоциональное «я», или внутренний «ребенок», неожиданно вытесняет «взрослый интеллект», путая нам все карты. И тогда приходит либо раздражение, либо желание все бросить.

Главное в Процессе — примирение эмоционального («ребенка») и интеллектуального («взрослого») аспектов личности, после чего возможно гармоничное сосуществование всех четырех составляющих человека. Но сначала необходимо тщательно исследовать отношения, которые складывались у ребенка с теми, кто о нем заботился, и понять, какое влияние эти отношения оказали на его дальнейшее эмоциональное, умственное, психическое и духовное развитие.

Понимание опыта, приобретенного в детстве, его проработка помогут расстаться и с косными взглядами, чертами родительского характера, и с эмоциональной травмой, которая так или иначе могла мешать вам жить. Тогда внутренне вы исцелитесь настолько глубоко, что это окажет влияние на всю вашу последующую жизнь. Вы узнаете и безусловную часть себя — то, что свободно от любого программирования, предзаданности. Это духовное «я», или внутренняя сущность. Думайте о нем как о драгоценном камне, чистом источнике света, который есть у всех. Он всегда есть, если даже мы озабочены только повседневными делами. Это внутренний голос, ведущий к самораскрытию. Это наша связь с Богом и Вселенной.

Ваше духовное «я» станет вам ближе и понятнее, когда вы займетесь «генеральной уборкой» своих взглядов и поведения. Процесс Хоффмана чистит «грязь», которая скапливалась в душе годами, и позволяет воссоединиться с внутренней, сияющей сущностью. Придут своя правда и собственное видение вещей. Вернутся мудрость и интуиция. Вы наконец-то поймете, что ответы на вопросы находятся в вас самих. Духовное «я» поможет вам ощутить любовь и радость, исходящие из неисчерпаемого источника.

Четвертую составляющую, ваше физическое «я», всегда можно ощутить. Занимаясь по этой книге, следите за тем, как ваше тело отзывается на чувства, которые вы испытываете. Следите за ним, когда будете представлять себе что-то во время упражнений. Слушайте его и в состоянии стресса, и когда вы спокойны. Научитесь уважать волшебство вашего тела. Это дом вашего духа. Не становитесь, как многие люди, похожими на того персонажа из «Улисса» Джеймса Джойса, который «жил от своего тела на некотором расстоянии»!

Как процесс может помочь изменить жизнь

Когда воспринимаешь свою мудрость
и силу вещей такими, какие они есть,
слитыми воедино, тогда обретаешь видение мира,
понимаешь, что ты связан со своим бытием.
Это открытие чуда.
ЧОГЬЯМ ТРУНГПА РИНПОЧЕ

Процесс Хоффмана помог изменить судьбы многих — неважно, был ли это астронавт или бизнесмен, студент или рыбак-пенсионер, домохозяйка или учитель. Глубокое очищение позволяет каждому полностью переоценить себя и свои взгляды, находясь в безопасной и благоприятной обстановке. Соня Чокетт, автор книги «Желание вашего сердца», отозвалась о Процессе Хоффмана так: во время занятий «все части меня действовали заодно, а не выясняли отношения друг с другом, и это мне понравилось».

Трудно сказать, почему Процесс Хоффмана столь эффективен, и не в последнюю очередь потому, что очень сложно выделить и назвать те факторы, которые способствуют изменению. Но чаще всего называют следующую причину: можно наконец увидеть целостную картину мира и себя самого в нем, — картину, которая сформирована не только на основе прежних взглядов. Люди выходят за образцы поведения, преподанные родителями и доминирующей культурой, ощущают, что истинно для них самих. Одни переживают глубинный духовный опыт, когда их мысли успокаиваются, меняются главные жизненные ценности или цели. У других в трудные периоды в жизни высвобождаются огромные запасы энергии, прежде блокированной, — энергии, которая была нужна, чтобы пережить страх, гнев или печаль. Теперь эта энергия может быть направлена во благо — например, на работу или отношения. Джоан Борисенко отметила после прохождения ею Процесса Хоффмана: «Одно из самых заметных изменений было то, что… радость и благодарность начали переливаться через край. Другая перемена — я поняла, что невозможно обвинять и стыдить себя или кого-нибудь другого».

Сколько бы лет вам ни было, пришла, по-видимому, пора покинуть семейное гнездышко и обрести свои ценности. На глубинном уровне мы несем не только взгляды, которыми наградили нас в семье, но и чувства. Процесс Хоффмана помогает выявить и изменить те взгляды и позиции, которые мешают нам развиваться и являются по сути дела не нашими собственными.

Важно увидеть и хорошее, и плохое в наших родителях и воспитателях, потому что именно они во многом определяют то, как мы живем. Разрешение любых старых конфликтов с родителями и воспитателями на глубинном эмоциональном уровне, даже если на поверхности все обстоит гладко, может кардинально изменить наше отношение к миру, особенно к тем, кого мы любим, а также к тем, от кого мы зависим, например к начальнику по работе.

Моя собственная история

С самого раннего детства я с любопытством думал о своей жизни и о том, как живут другие: «Так ли все должно быть? Наверное, может быть и по-другому?». Много лет я искал ответ на эти вопросы, но так ничего и не подвернулось. Я изучал методы западной психологии и мог утомить кого угодно беседой о теории когнитивного диссонанса, опровергающей детерминизм и бихевиоризм. Я изучал восточные религии и медитировал, пока не обнаружил, что «тихое сидение и ничегонеделание» не приносят мира душе. Наоборот, это породило во мне ненасытную жажду впечатлений. Я занимался танцами, пением, чтением ауры, управлением гнева, тренировкой уверенности, тай-чи, балансировкой энергии, дзен-медитацией и, разумеется, прочел сотни книг. Но… Что-то, какой-то элемент головоломки, и довольно большой, по-прежнему отсутствовал. Я поверил, что перехитрил все методы, предназначенные для достижения этой невозможной самореализации. Любопытный ребенок стал циничным взрослым. И понял, что пытался только «справиться» с жизнью, вместо того чтобы по-настоящему жить. Отношения трещали по швам, работа досаждала, я тратил свою жизнь впустую и постоянно пребывал в тихой депрессии. Вопрос никуда не делся: «Наверное, все может быть по-другому? Неужели я родился лишь затем, чтобы зарабатывать на жизнь, купить дом и машину, исполнять свои обязанности, а потом удостоиться приличных похорон?». Эти мысли преследовали меня все время, хотя я жил в собственном доме на очень красивом лесном взгорье в Калифорнии. Когда мне стало особенно тоскливо, друзья стали поговаривать о методе, который назывался Процесс Хоффмана. Я не испытывал энтузиазма попробовать еще раз — просто перегорел, да и в кошельке было негусто, не то что десять лет назад, когда я только начинал свое внутреннее путешествие.

Тем не менее меня заинтересовал их отзыв о Процессе: «Эмоциональные русские горки! Весенняя уборка внутреннего мусора!». По-настоящему эта идея прельстила меня, когда Мэриан, добрая душа из Бруклина, сказала: «Пока не прошла Процесс Хоффмана, я и не подозревала, насколько похожа на маму и папу». Может быть, и со мной то же самое? Нет, нет и еще раз нет… Да! Действительно! Несмотря на мой образ глубокомысленного бунтаря, я был очень похож на родителей. Мы с Мэриан проговорили до глубокой ночи о семейных паттернах — взглядах и образе поведения, которые передаются из поколения в поколение, и о том, как они живут в нас. Мне стало понятно, что моя эмоциональная зажатость, мои нигилизм и депрессия пришли из того семейного окружения, в котором я вырос. Недоверие к отношениям могло появиться, когда мои родители разводились. Где-то внутри я спросил себя тогда: а зачем быть с кем-то?

Я понимал, в чем проблема. Но я не знал, что с ней делать. Поэтому я записался на Процесс Хоффмана в надежде, что мои паттерны уйдут. Процесс проводился в течение недели на солнечном взгорье, в часе езды на восток от Сан-Франциско. Встретив Боба Хоффмана в первое же утро, я осознал, что нахожусь в обществе человека необычного. Когда я вошел в библиотеку конференц-центра, его пронзительные глаза впились в меня, предупреждая, что просто отсидеться не удастся. Но в этом взгляде светилось и сочувствие.

Я хорошо знал, что такое быть встреченным в штыки. Из всех моих наставников Боб Хоффман оказался самым лучшим знатоком человеческих возможностей. И пожалуй, самым неортодоксальным: в любой момент он мог выбросить инструкцию за окошко, если та мешала ему работать. Когда мы познакомились, Бобу шел седьмой десяток и он только что вернулся из путешествия по миру, которое длилось почти полтора года. Я подумал, что он, наверное, быстро устает, но он был гораздо более энергичен, чем молодые преподаватели курса. Казалось, Боб вездесущ. К тому же он мгновенно улавливал суть дела.

Я никогда не думал о себе как о «недовольном» и очень удивился, когда Боб, встретив меня в коридоре, спросил, занимался ли я паттерном недовольства.
— Нет, — ответил я с готовностью. — У меня его нет.
— Хорошо. Так вы никогда не жаловались на обслуживание в ресторане и всегда были довольны ценами?
— Конечно, такое бывало… но это ведь не недовольство, это просто сомнения.

Он улыбнулся и пошел дальше по коридору, но, обернувшись, добавил: «Вам это может оказаться полезным. Чувствуете вы себя задетым или нет?». Я задет? Неправда! Кроме тех случаев, когда передо мной вставала не поддающаяся решению проблема, когда меня порицали, когда получал отпор, чувствовал свою вину и т. д…. Да, надо снова работать над собой. Мое путешествие в Процессе началось как тщательное исследование моих взглядов и позиций, а закончилось как вдохновенный полет к видению высшей реальности. Процесс Хоффмана, подобно инициации, заставил меня вернуться в детство, чтобы я наконец смог войти во взрослый мир. Процесс, как настоящее Путешествие Героя, изменил меня. Я был одним, когда он начался, а когда закончился, все мои друзья заметили перемену. Некоторые изменения едва ощущались, как, например, большие спокойствие и уравновешенность. Некоторые бросались в глаза, например невесть откуда взявшаяся уверенность в себе.

Я мог теперь говорить перед аудиторией. Или вера в то, что отношения могут длиться и я могу найти себе спутницу жизни и жениться (что? я? жениться?). В конце курса у нас проводилось занятие, на котором мы должны были выразить свои чувства по отношению друг к другу. Когда подошла моя очередь получить отзыв о себе, я почувствовал (хотя и не видел), что Боб сел прямо за мной. Больше половины группы отозвались обо мне отрицательно, а он слушал все это и, наверное, наблюдал, не слишком ли нелицеприятные оценки меня задевают.

Он подошел ко мне после занятия и сказал: «Похоже, у меня есть работа для вас». Я подумал было, что он имеет в виду переводы его разработок на иностранные языки.
— Нет, — сказал он. — Подумайте о том, чтобы преподавать по моему методу.
— Спасибо, — ответил я.
— Не благодарите меня, кое-кто уже решил, — сказал он резко.
Я, конечно, задумался. На следующий день на моем лице, видимо, было что-то написано, потому что Боб подошел и сказал: «Не беспокойтесь о том, сделаете вы это или нет. Я вас проверял». Мне пришло в голову, что по его поручению справлялись в ФБР, чист ли я перед законом. И только годы спустя, узнав Боба получше, понял, что же он имел в виду.

«Я спрашивал своих друзей наверху. Они никогда не ошибаются», — сказал он, ссылаясь на духовных учителей, с которыми часто советовался. В последнюю ночь Процесса мне приснился сон. Посреди поля стояли опоры линий электропередачи. Я взбирался на одну из них, чтобы протянуть провод до соседней опоры. Боб был внизу, на земле, и кричал: «У тебя получится!».

Во сне или наяву, но Боб оказался прав: я чувствовал себя на новой работе как рыба в воде. Поскольку я изучал психологию, то начальные положения понял легко, не увязая в теории. Работать с группой было интереснее, чем проводить индивидуальное занятие, где меня и пациента могло обескуражить отсутствие прогресса. Актер во мне наслаждался представлением, которое я давал. Ту часть моего характера, которая любит «выступать», восхищало присутствие драмы в Процессе. То была трагикомедия с большим разнообразием характеров, которые постоянно изменялись. Хотя прежде я работал в Центре целостного здоровья и преподавал в Калифорнийском университете в Беркли, я был готов посвятить себя целиком Процессу, где столь искусно переплетались элементы гештальтпсихологии, теория семейных ячеек, психодинамика и биоэнергетика. Но главным был собственно Процесс, основанный на вере в здоровье и доброту, присущие роду человеческому. Процесс в точности заполнял нишу между анализом прошлого, которым занималась традиционная психотерапия, и кредо гуманистического движения, которое утверждает, что не столь важно, откуда мы, сколько то, что мы делаем сейчас.

Я преподавал Процесс тысячам людей разных национальностей, в полудюжине стран, на разных языках. И многие годы спустя он продолжает восхищать меня. В предлагаемой вам книге собран опыт более чем двенадцати лет работы. И книга радует меня больше, чем другие мои труды. Это действительно работа всей моей жизни.

Об этой книге

Книга излагает то богатство учения, которое изменило не только мою жизнь, но и многих людей во всем мире. Она объясняет теорию и методы, составляющие движущую силу Процесса Хоффмана, описывает маленькие хитрости, которыми можно пользоваться каждый день и которые позволят вам не сорваться. Применяя их, вы будете радоваться, понимать что к чему и делиться с другими своими открытиями.

Призываю вас делать предлагаемые упражнения целиком и полностью. Если вы позволите им, как течению, подхватить вас, то попадете на гребень волны, и она понесет вас вперед. Пройдите цикл из четырех важных шагов — Осознания, Выражения, Прощения и Нового поведения, и вы увидите, что прежние проблемы, мешавшие вам развиваться, остались позади. Осознание отправляет нас в путешествие с целью исследования. Мы должны прийти к Осознанию с предельной честностью. Ведь можно признать, что наше поведение было саморазрушительным, а потом сказать, дабы успокоить себя: «Это не нанесло большого вреда» или «Да мне все равно».

Осознание должно быть объективным. Надо либо иметь мужество судить о себе беспристрастно, либо прислушаться к другому, кто нелицеприятно судит о вас. Главный вопрос на этой стадии: «Какие паттерны в моем поведении стоят на пути ко мне настоящему?». Выражение — следующий шаг. Чтобы заставить эти паттерны уйти, необходимо освободить энергию, которую прежде вы тратили на их удержание. Можно записать что-нибудь, или закричать в ванной, или побегать, чтобы «выпустить пар». Танцевать, топать ногами, смеяться во всю мочь... Самое главное — не позволить энергии, которая используется на подавление старой эмоции, остаться внутри. Вы должны ответить на вопрос: «Что я должен сделать, чтобы свести к минимуму воздействие этого паттерна?».

Третий шаг — Прощение. Мы совершали ошибки и знаем, что другие тоже совершали их. Чтобы взять на себя ответственность за собственную жизнь, мы должны простить себя за ошибки прошлого и простить другим их ошибки. Если мы обижались или обижали других, нам нужно полностью отпустить их и простить. Тогда мы сможем начать с чистого листа. И наконец, Новое поведение — доказательство того, что вы стали иным. Как изменилось ваше поведение? Эффективность обучения должна проверяться на деле. Каждую минуту мы будем находить другие, позитивные способы поведения, в то время как раньше срабатывали старые привычки, которые так долго мешали нам жить.

Первая часть книги имеет структуру Процесса Хоффмана. Вы начнете с исследования паттернов, определяющих вашу жизнь, и будете работать над теми, от которых больше всего хочется избавиться. Вы научитесь отпускать прошлое. Сумеете решить спор между рациональной и эмоциональной сторонами своей личности. Освободитесь от зажимов в своем поведении и станете уравновешенными. Духовное «я» откроет путь к правде и мудрости.

К концу первой части занятий вы сумеете взять на себя ответственность за свою жизнь и поймете, как можно вести себя по-другому и жить по-другому. Вторая часть книги рассказывает о существенных моментах Процесса, которые касаются разных областей вашей жизни, особенно личной жизни и работы. Используя эти методы, вы не только разрешите свои «вечные» проблемы, но и сумеете сохранить внутреннее спокойствие и жить в настоящем. Процесс Хоффмана служит сильным катализатором для изменения жизни. С помощью этой книги вы сильно продвинетесь в самосовершенствовании. Пойдите новой дорогой осознанно — и вы будете не раз вознаграждены. Пусть это станет вашим личным, небезынтересным и лечебным путешествием, и пусть у вас хватит духа отправиться в него без оглядки.

В основу книги легли дневниковые записи Тима Лоуренса - тренера с многолетним стажем, преподающего курс под названием "Процесс Хоффмана". "Процесс Хоффмана" представляет собой десятки специальных техник и упражнений, позволяющих разобраться с привычками, о которых мы обычно не подозреваем и которые из года в год оказывают определяющее влияние на нашу жизнь. Суть "Процесса Хоффмана" сводится к четырем категориям ("Принципу Квадры"): 1. Осознание. Заметь привычку поведения, которая есть на данный момент. 2. Экспрессия. Вырази эмоции, которые за этой привычкой стоят. 3. Прощение. Прости тех, кто послужил причиной возникновения этой привычки. 4. Все заново. Начни вести себя по-другому.