Первая иллюстрация к книге Русалия - Виталий Амутных

Иллюстрация 1 из 16 для Русалия - Виталий Амутных | Лабиринт - книги. Источник: Лабиринт
Иллюстрация 1 из 16 для книги Русалия - Виталий Амутных
Источник: Лабиринт
Хочешь покорить чужой народ? Заставь его предаться Богам твоего племени! Эта древняя уловка действует до сих пор. "Бог один, Бог един для всех!" - воскликнут экзальтированные особы. Безусловно! "Нет связи непреложнее той, которая соединяет изначальные силы космоса со всеми отдельными земными существованиями, от луговой муравы до лютого зверя носорога, от человека до белых облаков. И все это - Род. Чтобы его восприять возможно было, он отображен в мириадах образов. Как ладно все спицы заключены между ступицей колеса и его ободом! Так же точно и все существа, все боги, все миры, все дыхания заключены в Едином Роде". Он один, и сознание единобожия было обыкновенно для высших каст всех народов во все времена, однако представления о нем у разных племен разнятся. Не стоит забывать, что Божественное знание и религия - явления противоположные. Знание ставит своей целью гармонизацию человека, вплетает его в непостижимую карту Космоса. Религия - всего лишь бизнес (возможно, не слишком пристойный, принимая во внимание, что же выступает здесь "товаром"), задачей которого является освоение вещественных радостей продавцом и обещание таковых покупателю. Однако благополучие, счастье - ничто в сопоставлении со значением долга, того духовного труда, исполнению которого отдают свою жизнь лучшие из нас. Эта простая мысль и является той первоосновой, на которой строится роман Виталия Амутных "Русалия". Один из главных героев - великий князь Киевский Святослав. Имя этого величайшего из величайших людей нашей Родины нечасто упоминалось общественными и культурными деятелями прошлого столетия. Почему им так нелюб тот, кто заслужил достоинство родомысла и разгромил Хазарский каганат? Об этом стоит задуматься. Вообще полезно думать как можно чаще. "Русалия" может послужить поводом для осмысления окружающих обстоятельств. Говоря языком общежитейским, "Русалия" - роман исторический. Мало того, в этнологическом отношении он выверен до мелочей. Если вы найдете в нем исторические несоответствия, то это - результат несовпадения идеологической либо духовной основы источников, использованных автором, и теми, что попадали вам в руки. Найдут в этом тексте свой интерес любители батальных сцен: "И наконец жестоко израненные, растерявшие оружие, сокрушенные пламенной мощью Святослава, остатки непобедимых наймитов хазарского малика поодиночке и значительными отрядами стали обращаться в бегство. Они неслись, обуянные ужасом, по рассеянным всюду трупам с вывалившимся мозгом, с вытекшими глазами, по отрубленным кистям рук, сжимавшим сабли и секиры, по отделенным от тел красивым головам с драгоценными серьгами в ушах, в златоизукрашенных шлемах, быть может, в последний миг проведанных мыслью - для рати железо дороже золота…" Есть эпизоды для тех, кто сетует, что современную литературу покинули талантливо отображенные картины природы: "Дорога нырнула в пойменный яворовый лесок. Низко склоненные ветки полные вырезных листьев с озорной готовностью обрушивали на все мрачневших вершников ушаты накопленной дождевой влаги. Это отчасти развлекало Добраву. К тому же и солнце стало показываться, там и здесь острыми золотисто-зелеными иглами протыкая кудлатую толщу листвы, россыпями световых пятен выстилая мокрые стволы, крупы лошадей, спину возничего, зажигая летним огнем воду в оставляемых возком колеях, понуждая вступать в пляс мириады только что сонных капель". Читая "Русалию", вы вспомните невероятные по своей красоте имена: Милолика, Вишня, Дарина, Смеяна, Цветана, Чаруша, Богомил, Словиша, Хлебослав, Браниволк, Чистосвет. Возможно, порадуетесь изяществу стиля, ведь не зря литературные критики назвали Виталия Амутных "эстетическим экстремистом". Язык романа медовый, певучий. Здесь цветными нитями переплетаются сюжеты и бисером рассыпаются слова.