Первая иллюстрация к книге Книга воды - Эдуард Лимонов

Иллюстрация 1 из 1 для книги Книга воды - Эдуард Лимонов
Источник: Лабиринт
Первая "тюремная" книга Лимонова. Написана в 2001 году с следственном изоляторе и на зоне. Из авторского предисловия: "Все содержащееся под этой обложкой называется "Книга Воды". Можно было бы назвать ее "книга времени". Потому что оно о времени. Но я предпочел воду. Вода несет, смывает и нельзя войти в одну воду дважды. В результате получилось странное произведение: появились географические воспоминания, судьбоносные совпадения. Так я побывал на одном берегу Адриатики - в Венеции в 1982 году в очень странной компании, а через одиннадцать лет брел по противостоящему берегу Адриатики - балканскому, с автоматом, в составе отряда Военной полиции ныне покойной Республики Книнская Краина. Летом 1974-го я проехал сквозь Гагры направляясь в сторону Гудаут в спортивном автомобиле француза в компании красивых женщин, а в 1992 бродил по заросшему сорной травой пляжу Гудаут - авантюрист, приехавший на помощь абхазской республике. Еще оказалось, что я выловил в океане времени самые essеntide предметы: так, прочитав первые сорок страниц рукописи, я обнаружил только войну и женщин. Автоматы и сперма внутри дыр любимых самок - вот каким оказался немудрящий итог моей жизни. Часть подобного выбора необходимо списать за счет места написания книги - военная тюрьма для врагов государства, но ведь не все же! Некоторые эпизоды этой книги мелькали и в других моих книгах, но будучи представлены в ином контексте они были лишены глубины и невыделенны, имели характер эскизов. Здесь они дописаны и приобрели самостоятельный характер. "Книга Воды" - это о водах жизни, потому намеренно смешаны ее эпизоды, как смешаны воспоминания памяти, или предметы несутся в воде. Перед тобой, читатель, - оригинальная книга воспоминаний. А так как мои наклонности всегда были двойственны - я с ранних лет проявил себя и как Дон Жуан или Казанова, одновременно преследуя будущее солдата и революционера (ориентируясь на Бакунина и Че Гевару), то и результат получился двойственным: перед тобой смесь "Боливийского дневника" с "Воспоминаниями" Казановы."