Первая иллюстрация к книге Намедни. Наша эра. 1991-2000 - Леонид Парфенов

Иллюстрация 1 из 30 для Намедни. Наша эра. 1991-2000 - Леонид Парфенов | Лабиринт - книги. Источник: Лабиринт
Иллюстрация 1 из 30 для книги Намедни. Наша эра. 1991-2000 - Леонид Парфенов
Источник: Лабиринт
Четвертый том "Намедни" - про 90-е годы действительно революционные десятилетие, когда сменились страна и строй. Эти имена, понятия, явления в нашем словаре - с 90-х: биржи и бомжи, Земфира и Зюганов, "газель" и Гайдар, Диана и дефолт, Черномырдин и Чечня, шансон и Шойгу, Пелевин и Путин, "балтика" и "баунти", Акунин и "аська", "макарена" и мобильный, Илюмжинов и Интернет. 90-е будут потом называть "лихими", они и впрямь промчались лихо, до сих пор поражая своим драматизмом и разнообразием. Но без них не было бы "благословенных" 2000-х. Самый большой и наиболее переработанный в сравнении с телеверсией том "Намедни" содержит свыше 500 фотографий, кадров из фильмов, кинохроники и других иллюстраций. "Теперь уже дурной тон называть 90-е только "лихими". Определение возникло в середине "благословенных" 2000-х и прожило до кризисного 2008-го, неприлично похожего на кризисный 1998-й. После этого стали легко находиться все другие параллели. Потребительский бум - национальная идея нулевых - был начат в 90-е передовым классом "новых русских". А выборы с заранее известным результатом тогда возникли как возможность, чтоб потом стать обязанностью. 2000-е оказались 90-ми, усиленными большой разницей - очень большой разницей цен на нефть, и да, тут "нулевые" похожи только на 70-е. Поневоле поймешь желание отменить "смуту перестройки" и последующее "лихолетье" - ведь тогда бы золотые времена гармонично слились. Вообще почему одно десятилетие должно оправдываться перед другим, особенно если они соседние? Где были деятели 2000-х в 90-х? Таились, носа на улицу не показывали? Душили слезы, кусая подушку? Хорошо же им лежалось в своих постельках в ожидании лучших времен! 80-е считались "минутами роковыми" и "эпохой перемен", пока не кончились. Потом вспоминались их наивная романтика и мягкая эволюционность. А пролистываешь уже сверстанный том про 90-е - жутковато. И от жути, и вообще от "густоты". Так что, вправду "худшие времена"? Но ведь должен был их кто-то прожить, а не переждать, иначе как наступили бы "лучшие"? Всякому, кто тогда что-нибудь сделал, сделанное уберег и сам уцелел, впору медаль давать: "Пережившему 90-е". Что не отменяет, конечно, права 2010-х наградить людей 2000-х за их жизненный подвиг". Леонид Парфенов