Первая иллюстрация к книге Али-Баба и другие. В жизни так не бывает. Та Таганка. В 3 книгах - Вениамин Смехов

Иллюстрация 1 из 37 для Али-Баба и другие. В жизни так не бывает. Та Таганка. В 3 книгах - Вениамин Смехов | Лабиринт - книги. Источник: Лабиринт
Али-Баба и другие.
Читателям этой книги предстоит знакомство с четырьмя пьесами знаменитого актера, режиссера и писателя В. Б. Смехова, который пересказал для сцены сказочные события Востока и Запада.
Это - "Али-баба и сорок песен персидского базара", "Жили-были Ёжики" (по мотивам сказок братьев Гримм), "Люди, Куклы и Предметы" (на темы сказок Г.-Х. Андерсена) и "Ярты-Гулак" (по туркменскому фольклору).
Каждую пьесу автор предваряет рассказом о талантливейших людях, с которыми ему посчастливилось общаться во время написания, записи и постановки своих сказок, и о том, как эти люди жили (и выживали) и творили на фоне советской "небывальщины".
В жизни так не бывает.
"Двадцать лет я крепился. Стеснялся рассказывать байки о кино съемках...". Два десятка лет, о которых пишет Вениамин Смехов, давно истекли. И уже написаны не только документальная повесть "Когда я был Атосом", но и ее продолжение - о съемках продолжения "Трех мушкетеров". Сюда же вошла повесть "В один прекрасный день" - об актере, в котором угадывается сам Смехов. И сотни страниц о друзьях - о Юрии Яковлеве и Олеге Табакове, Олеге Ефремове и Резо Габ-риадзе, Юрии Визборе и Владимире Тендрякове... Знаменитый актер оказался превосходным писателем-рассказчиком - в самых правильных значениях этого слова: оригинальный, содержательный, остроум­ный, великодушный. Одним словом, талант!
Та Таганка.
"...И если что, не дай Бог... Стае появляется, берет принца на руки и быстро уно­сит со сцены, а ты, Вениамин, выйдешь и в гневе сымпровизируешь... в размере Шекспира: "Опять ты, принц, валяешь дурака? А ну-ка, стража!.."" Это инструктаж Юрия Любимова перед "Гамлетом" на гастролях в Париже. Высоцкий на уколах. "Мы трясемся, шепчем молитвы - за его здоровье, чтобы выжил, чтобы вы­держал эту перегрузку..." "Та Таганка" составила, без преувеличения, главное содержание огромной части творческой жизни Вениамина Смехова. Той Таганке посвящен почти полностью первый том его воспоминаний.