Первая иллюстрация к книге Записки рыболова-любителя. Часть 2: Гостремиада - Александр Намгаладзе

В середине 1960-х годов интерес автора к чтению запретной литературы обернулся для него приключениями с самиздатом, описанными в части 1 "Записок". Распространение среди знакомых запрещённых произведений закончилось доносом и беседами в КГБ с последующим отказом в приёме на работу в Полярный геофизический институт, куда автор был распределён после окончания аспирантуры (и куда попал лишь много лет спустя в качестве замдиректора по научной работе). Автор остался без работы и был неожиданно пригрет крупным научным реорганизатором шведского происхождения - Рунаром Викторовичем Гостремом, личностью весьма неординарной. Сначала сотрудничество, а потом борьба с ним в Калининградском университете и в Калининградской обсерватории ИЗМИРАН составляют основную линию части 2 "Записок", относящейся к периоду с 1970-го по 1976 год. В этой части изложена первая попытка автора разобраться со смыслом жизни, которая свелась к построению доморощенной гедонистической философии. Подробно описана история возникновения калининградской научной школы математического моделирования ионосферы, её сотрудничества и соперничества с коллективами из других геофизических центров СССР. Как и во всех частях "Записок" важное место занимает рыбалка летняя и зимняя (первые судаки!). Описаны развесёлые приключения с мотороллером "Турист". Основные события происходят в Калининградской области, в Калининграде и Ладушкине, на Калининградском и Куршском заливах, в нынешнем Троицке Московской области, в Севастополе, Иркутске, на Байкале и на Алтае (Бийск, Белокуриха, Телецкое озеро), в Ленинграде, Ростове, Сочи, Владимире, Мурманске. "Гостремиада" писалась в начале 1980-х годов, и оценки событий и героев "Записок", возможно, не вполне объективные или чересчур резкие, отражают взгляды автора именно того времени. Автор не стал смягчать эти оценки, но считает нужным отметить, что сегодня он с теплотой вспоминает всех действующих лиц "Гостремиады", независимо от того, на чьей стороне они тогда находились. И в первую очередь это касается личности самого Рунара Викторовича, оставившего яркий след в жизни автора, его коллег и друзей.