Первая иллюстрация к книге Конструктивизм в советском плакате. Золотая коллекция

Иллюстрация 1 из 1 для книги Конструктивизм в советском плакате. Золотая коллекция
Источник: Лабиринт
Отечественный плакат в начале 1920-х годов стремительно обрел оригинальный об лик, выделивший его среди плакатного искусства западноевропейских стран. Композиционные эксперименты с блоками текста, шрифтами, цветом, геометрическими фигурами фотографическими изображениями подвели художников к созданию плаката "новой конструкции". Он не только информировал, просвещал и агитировал, но и "революционно перестраивал" сознание граждан художественными средствами, свободными от излишеств традиционной описательности и иллюстративности. Язык такого плаката был сродни язык архитектурных и книжных экспериментов, литературных и театральных новаций, кинематографического монтажа тех лет. Первым плакатом "новой конструкции" стала реклама общества "Добролет", исполненная А. Родченко в 1923 году в нескольких цветовых вариантах. Дальнейшее тесное сотрудничество "реклам-конструктора" А. Родченко и поэта В. Маяковского положило начало реализации революционных художественных идей в плакате. Именно советская реклама 1923-1925 годов, созданная усилиями этих мастеров, явилась предтечей политического плаката конструктивизма. Да и сами авторы постоянно подчеркивал; агитационно-политическую значимость их рекламных работ, призывавших всех покупай товары "Моссельпрома", спешить за модными покупками в ГУМ, сосать соски и носить га­лоши "Резинотреста" (1923). Увлечение А. Родченко творческим фотомонтажом, докумен­тальной и постановочной фотосъемкой позволили мастеру выступить первооткрывателем новой плакатной формы. Вершиной лаконичного воплощения рекламной идеи стал "Ленгиз" А. Родченко с фотопортретом Л. Брик (1925). К бесспорным шедеврам иcпoльзования фотомонтажа принадлежат рекламные киноплакаты современников А. Родченко: А. Лавинского к фильму С. Эйзенштейна "Броненосец "Потемкин" (1926), В. и Г. Стенбергов к доку­ментальной ленте Дзиги Вертова "Одиннадцатый" (1928) и С. Семенова-Менеса к фильм; B. Турина "Турксиб" (1929). Плакат явился полем для разнообразных творческих экспериментов. Рекламный пла­кат С. Сенькина "Я читаю "Крокодил" (1925) объединил фотошарж и лаконичный лозунг Плакат "Реклама в трамвае" ленинградца Д. Буланова демонстрировал агитплощадку для миллионов жителей социалистического города (1927). В плакате лотереи "ОЗЕТ" М. Длугач сделал политическим символом страны изображение "серпа и молота", смонтированное из фотографий, создающих фон для призывно поднятой руки юноши (1930). 1924-1925 годы можно по праву считать временем рождения конструктивистского по­литического плаката. Фотомонтаж позволял передать картину реальной жизни, сопоставить прошлое и настоящее страны, показать ее успехи в развитии промышленности, культуры и социальной области. Агитационно-просветительские плакаты, объединившие документальные фотографии с текстовыми "врезками", иллюстрировали страницы биографии Ленина и его заветы. Фотомонтажные плакаты стали наглядными учебными пособиями по истории мирового революционного и профсоюзного движения. Над ними работали А. Родченко. Л. Лисицкий, Г. Клуцис, Л. Наумова, А. Лавинский, Я. Гуминер и ряд других художников. В1927 году серию новых конструктивистских фотомонтажных политических плакатов выполнили художники Г. Клуцис и C. Сенькин (Г. Клуцис "Без революционной теории не может быть революционного движения"). Фотомонтажный плакат окончательно утвердился в качестве главного средства мобилизации масс в годы первой пятилетки (1928/29-1932). Он демонстрировал могущество развивающейся державы, опорой которой являлось единство народа. Выдающимся образцом стал плакат Г. Клуциса "Выполним план великих работ" (1930). Особое звучание придал ему "уличный" формат в два печатных листа. Поднятая рука работницы на плакате В. Кулагиной символизировала призыв к женщинам-ударницам пятилетки пополнить ряды компартии (1932). В1930 году Г. Клуцис приступил к поиску композиционного решения плакатов с фотопортретом Сталина. Впервые лицо вождя "проступило" сквозь портрет Ленина в плакате "Под знаменем Ленина за социалистическое строительство" (1930). Художник ставит Сталина правофланговым в строе ударников первой пятилетки ("Реальность нашей программы - это живые люди...", 1931). В. Елкин создал коллективный портрет руководства страны и развернул на плакате "Да здравствует Красная Армия - вооруженный отряд пролетарской революции!" грандиозную картину праздничного парада на Красной площади (1932). В начале 1930-х годов ряды последователей художников-конструктивистов пополнили В. Корецкий и В. Гицевич. Они разрабатывали форму плаката, в котором фотографии тонировались и объединялись с рисованным изображением. Выделяется плакат В. Гицевич "За пролетарский парк культуры и отдыха" (1932) и лист В. Корецкого "Советские физкультурники - гордость нашей страны!" (1935), ярко и лаконично отразившие важнейшие идеологические установки тех лет Следует отметить, что в фотомонтажном плакате середины 1930-х годов Г Клуцис, В. Елкин, С. Сенькин, В. Корецкий и другие художники отказались от конструктивистского эксперимента со шрифтами и текстовыми блоками, сосредоточив внимание на изображении. Плакатные лозунги заняли место преимущественно в нижней части листа (Г Клуцис "Да здравствует наша счастливая социалистическая родина...", 1935). Сохраняя оригинальность и выделяясь на общем фоне мирового плаката, о чем свидетельствовали его успехи на международных выставках, фотомонтажный политический плакат утратил свое прежнее господство на улицах городов нашей страны. Огромный пропагандистский опыт художников-конструктивистов оказался востребованным лишь при создании павильонов Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве (открыта в 1939 г.) и национальных экспозиций СССР на выставках за рубежом. Последней работой Л. Лисицкого стал плакат "Все для фронта! Все для победы!" (1942). Один из основоположников отечественного конструктивизма избрал язык плаката 1920-х годов, подчеркнув неизменную роль революционного советского искусства в мобилизации народа для победы над врагом.