Первая иллюстрация к книге Истинность психоаналитического познания. Историко-материалистический набросок - Альфред Лоренцер

Книга "Истинность психоаналитического познания", вышедшая во Франкфурте в 1974 г., была в свое время переведена на испанский и японский языки. В ней предпринимается попытка взглянуть на психоаналитический процесс, в его практике познания и изменения, с историко-материалитических позиций. Именно в данной работе А. Лоренцер формулирует понимание статуса психоанализа как критически-герменевтической науки. Критическая герменевтика психоанализа мыслится в качестве практически изменяющего способа устранения страдания из-за поврежденных структур взаимоотношений субъекта и объекта. Общество и индивид, субъективные и объективные структуры, влечения и отношения предстают в фокусе внимания Лоренцера, в его стремлении дать целостное описание предмета и задач психоанализа как практики. Центральной категорией, вводимой Лоренцером, для синтеза понимания и объяснения становится "сценическое понимание", сценирование поля психоаналитического познания. Под сценами Лоренцер понимает череду высказываний, "изображение структур связей в реальной игре", критический анализ, проблематизация которых ставит вопрос об их истинности. Психоанализ пошагово в своей операциональности критико-герменевтически раскрывает ложное понимание и практико-изменяющим способом возвращает изгнанное из языка содержание в доступное пониманию. Психоанализ, таким образом, - опытная наука, раскрывающая свое действие в перспективе субъективной истории жизни, рассматривающая объективные отношения в поле субъективности. Важными для Лоренцера являются также понятия интеракции, интеракционные формы, в частности, десимволизированные формы интеракции. Субъект, проявление которого обнаруживается в анализе, можно было бы представить, согласно мнению Лоренцера, как осадок интеракционных форм, часть из которых может носить патогенный характер. Надо отметить, что теория интеракционных форм - один из существенных вкладов Лоренцера в методологию психоаналитических исследований. Данная книга А. Лоренцера трудна для восприятия и чтения; она насыщена категориально и концептуально, сквозь тяжелые языковые конструкции не всегда просто пробиться. Она затрагивает, прежде всего, философский регистр психоаналитического мышления, однако именно в этом смысле она имеет практическую (изменяющую действительность) направленность.