Первая иллюстрация к книге Опыт русской историографии. Том 2. Книга3 - Владимир Иконников

Специалистам давно известно, что огромное число исследований русских историков начала прошлого столетия, периода небывалого расцвета отечественной гуманистики, остается погребенным в архивах и недоступно широкому кругу читателей. В последние десятилетия в связи с осознанием необходимости восстановления преемственности между прошлым и настоящим отечественной науки эта разрушительная тенденция начала преодолеваться - сегодня реальным стало возвращение в научный оборот, "второе пришествие" как ранее опубликованных, так и неизданных трудов целого ряда блестящих историков прошлого, истинных русских интеллигентов эпохи "серебряного века". Одним из ярких представителей русской научной мысли рубежа XIX-XX вв. являлся историк-энциклопедист, академик Императорской Санкт-Петербургской/Российской Ака­демии наук (1914) и Украинской Академии наук (1921) Владимир Степанович Иконников (1841-1923), профессор кафедры русской истории Университета Св. Владимира в Киеве (с 1870 г.). Он известен как автор капитального, гигантского по объему труда "Опыт русской историографии" (Т. 1, кн. 1-2. Киев, 1891 - 1892; Т. 2, кн. 1-2. Киев, 1908. Всего 4432 с. в 4 кн.). Историки науки называют это сочинение настольной книгой для всякого специалиста по русской истории, энциклопедией ее библиографии, важнейшим пособием для исследователя, картой путешествия в "мир русской истории", совмещающей в себе энциклопедичность с тщательностью разработки огромного по охвату материала. Труд В. С. Иконникова представляет собой систематическое обозрение источников по истории России, которое отличается необычайной полнотой учета как самих источников, так и литературы о них. Четыре опубликованные книги давно стали библиографической редкостью. "Опыт" не только замечательный историографический памятник, не только явление историографии прошлого, но и "живая", постоянно используемая современными специалистами - и не только историками - работа, несмотря на то что от начала этого издания нас отделяет более сотни лет. В эпоху количественного роста источниковой и историографической базы и все более углубляющейся специализации исторического знания представить себе появление аналогичного, даже коллективного, труда в наши дни просто невозможно.