Реализм. Русская живопись. Большая коллекция (в футляре)

Суперобложка

АЛЕКСЕЙ САВРАСОВ "Грачи прилетели"

и

ВАЛЕНТИН СЕРОВ "Петр II и цесаревна Елизавета на псовой охоте"

Dust cover

ALEKSEY SAVRASOV "The Rooks Have Flown Back"

and

VALENTIN SEROV "Peter II and Princess Elizabeth at Venery"

Эта книга - не История русской живописи и даже не История русской реалистической живописи. Это только и именно История одной жанровой системы, реализующей принципы конкретно-исторического творческого метода. Эта система естественно и органично выросла на русской почве в процессе развития реализма как художественного направления, ориентированного на материальную реальность и созидающего живописный образ жизни человека, общества, культуры, природы. И эта история прослежена от самых ранних истоков, в пору зарождения - в первой половине XIX века, в эпоху революционного становления русского реализма в 1860-х годах и до самой вершины, которой достигает русская реалистическая живопись на рубеже XIX и ХХ столетий. Именно в этот период, не раньше и не позже, созидаемая русской живописью ХIХ века реалистическая картина мира обретает гармонию и полноту. Тесно связанная с жизнью русского общества, жанровая система русской реалистической живописи ХIХ века и является на свет, и проходит важнейшие этапы своего развития согласно собственной генетической программе, обусловленной закономерностями саморазвития и саморегуляции художественного образа мира. Именно этот аспект акцентирован в книге, поскольку до сей поры он оказался практически не затронутым ни в истории, ни в теории русского изобразительного искусства.

The present work is not a History of Russian Painting nor even a History of Russian Realistic Painting. It is nothing but a History of One System of Genres to realize principles of concrete historical creative method. This system has grown naturally and organically on the Russian soil in the process of development of Realism as an artistic trend, aimed at material reality and creating an artistic image of the life of Man, society, culture, and nature. And this history was traced from its earliest source, from the period of its becoming in the first half of 19th century, in the epoch of revolutionary pioneering days of Russian realism in 1860-s to its very top, achieved by Russian realistic painting at the turn of 19th and 20th centuries. It was in that period, neither earlier nor later, when realistic depiction of the world, created by Russian painting of 19th century, received its harmony and beauty. Closely connected with the life of Russian society, the system of genres in Russian realistic painting of 19th century came into being and passed the most important stages of its development according to its own genetic program, conditioned by laws of self-development and self-organization of the artistic image of the world. It is this aspect that is stressed in the present work, as it had hardly been dealt with either in the history or theory of Russian art.

Содержание  
   
ПРЕДИСЛОВИЕ 6
ПРОТОРЕАЛИЗМ В РУССКОЙ ЖИВОПИСИ: истоки и корни реализма 11
Протореализм в русской средневековой живописи 12
Портретоцентрическая система жанров русской живописи XVIII - первой трети XIX веков и проявление в ней протореалистических тенденций 29
Очертания системы жанров русской реалистической живописи (опыт реконструкции) 82
ПРЕДТЕЧИ РЕАЛИЗМА: система жанров русской реалистической живописи в первой половине XIX века 91
Алексей Венецианов и живопись а la natura: русский крестьянин в пространстве русской равнины 92
"Оплеванный фурор" Павла Федотова: "временный человек" в его обыденной жизни и становление социально-бытового жанра 111
"Пластическое концепирование" как выявление сущности: диалектика формы и содержания в живописи Карла Брюллова, Федора Бруни и Александра Иванова           129
ЧЕРЕЗ НАТУРАЛИЗМ К РЕАЛИЗМУ: русская обличительная живопись 1860-х годов 161
Между натурализмом и реализмом: "новая живопись" и художественная критика середины XIX столетия 162
Жанровая структура художественной картины современной жизни в русской живописи 1860-х годов 179
"Исторический пессимизм" Вячеслава Шварца и становление реалистической исторической картины 199
От "ТИПА" к "ХАРАКТЕРУ": "портретное видение мира" и развитие системы жанров русской реалистической живописи в 1870-е годы 217
"Портретное видение мира" и типология русского реалистического портрета 218
"Портретное видение мира" и образ современной России в непортретных жанрах русской реалистической живописи 1870-х годов 247
Исторический портрет в реалистической живописи 1870-х годов 291
ОКНО В ПРОШЛОЕ": "социально-историческое видение мира" в русской реалистической живописи 1880-1890-х годов 319
Социально-исторический жанр - "хоровая картина", "окно в прошлое" или "пластическая концепция"? 321
Память этноса в фольклорно-историческом жанре 348
От "антииконы" к "новой иконе": общечеловеческое духовно-нравственное как социально-этическое в евангельском и святоотеческом жанрах 360
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОЙ ЖИЗНИ: современность в системе жанров реалистической живописи 1880-1890-х годов 375
"Камо грядеши", Россия? Русский социум и его проблемы в реалистических социально-бытовом и бытовом жанрах 376
"Романы в красках": полижанровые серии в реалистической живописи 403
"Идея личности" и "форма как смысл духа" в реалистических портретных жанрах 1880-1900-х годов 426
"РЕАЛИЗМ РОДИТ ГЛУБИНУ И ВСЕСТОРОННОСТЬ": картина мира в русской реалистической живописи 463
"Пейзажное видение мира" и его влияние на систему жанров русской реалистической живописи рубежа веков 464
Младореализм и обретение целостности: картина мира в системе жанров русской реалистической живописи 499
Русский реализм как великая традиция 536
ПОСЛЕСЛОВИЕ 569
ГЛОССАРИЙ 570
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН 582

Предисловие

Нет на свете мук сильнее муки слова... С.Я. Надсон
Упрощайте сложное - и вы получите самый существенный результат. Г. Бокль

Русская реалистическая живопись XIX века - одна из вершин отечественного искусства, его вклад в сокровищницу мировой культуры.Совсем не так давно - на памяти моего поколения - эта истина имела статус аксиомы, и более того - официальной доктрины. Реализм почитался абсолютной вершиной искусства прошлого и будущего, так что приближенность к нему или удаленность от него были критерием оценки качества художественного произведения - от древнейших времен и до наших дней. Магистральное направление художественного процесса рассматривалось при этом как восхождение к вершине - реализму, всякое отступление от коего - "шаг вправо, шаг влево" - представало как крамола, достойная поругания или забвения. При этом на сияющем пике, естественно, оказался социалистический реализм как "отражение жизни в ее революционном развитии". Скрыто формировавшееся в художественном сознании, особенно активно с конца 1950 - начала 1960-х годов, неприятие официальных доктрин во всех областях жизни имело одним из следствий охлаждение к живописному наследию русских реалистов XIX века, отождествленному с "поздним передвижничеством".Положение усугубилось в постсоветские годы. Насильственно прерванный властью в начале 1930-х годов художественный процесс в сочетании с нарушением логики развития научного искусствознания взывали к сердцам художников и умам искусствоведов: началось "связывание концов" в художественной практике и заполнение лакун в науке об искусстве.Искусство, долгие годы сдерживаемое извне, отреагировало на свободу бурной эйфорией с "повторением задов" отечественного и зарубежного искусства и с вполне предсказуемыми результатами. Искусствознание естественно почло первоочередными задачами заполнение тех пробелов, которые образовались в истории отечественного искусства по идеологическим причинам: оживилась медиевистика, новые возможности обрело изучение искусства русского зарубежья, русского символизма, импрессионизма, авангарда. И особенно беспредметного, бывшего до последних десятилетий ХХ века под запретом. В этой ситуации стало не до реализма, казалось бы, вдоль и поперек изученного советскими искусствоведами. Впрочем, живопись Репина и Сурикова, Серова, Левитана и других классиков никогда не обесценивалась для тех, кого именуют "широкими кругами зрителей". Гуманистический потенциал, нравственная чистота, гармоническое соответствие национальной ментальности привели к тому, что культ русской живописи XVIII-XIX веков, так же как культ великой русской литературы эпохи Пушкина и Толстого, закрепился в той сфере, которая по самому предназначению своему осуществляла функцию воспитания - в общеобразовательной школе. Творчество великих русских живописцев становилось для миллионов будущих зрителей точкой отсчета и эталоном "мира прекрасного", в который вводили их учителя-энтузиасты с помощью хороших книжек с плохой полиграфией и скверных диафильмов и диапозитивов. Посещение музея стало частью всякой туристической или культурной программы. Эта работа, более или менее успешная, далеко не всегда достигала цели. И все-таки воспитывала миллионы зрителей, давала наиболее чутким из них благотворный импульс к самообразованию, ибо первые художественные впечатления в их жизни были связаны с образами, созданными Федотовым и Перовым, Репиным, Суриковым, Крамским, Валентином Серовым. К сожалению, школа также "адаптировала" - упрощала реализм великих мастеров. Слабо корректировали усеченное его восприятие и музейные экскурсоводы. Так что многие и притом наиболее важные грани художественной картины мира, созданной русским реализмом XIX века, оставались подводной частью айсберга, недоступной взору "рядового" зрителя. Что, заметим, некогда вполне отвечало интересам советской власти. И что не может быть терпимо сегодня. Уже одно это обстоятельство актуализирует изучение национального русского искусства XIX века. Сегодня русский реализм дождался своей очереди и у зарубежного зрителя, и у отечественных специалистов. Не на правах "единственно верного", "вершинного" и "эталонного" явления, а как одна из фаз художественного процесса, одна из безусловных гуманистических ценностей национального наследия, одна из множества традиций, питающих современную культуру. Наступает момент, когда русский реализм будет открыт заново и учеными-искусствоведами. Сегодня отечественная наука об искусстве ищет новые подходы, новые методы исследования художественного процесса и его компонентов. Актуальность и необходимость этих поисков в отношении национальной живописи очевидны. Тем более что материал накоплен огромный: реалистической живописи посвящены сотни альбомов, монографий, проблемных исследований. Опубликованы - пусть неполно - мемуары, критическое и эпистолярное наследие ведущих мастеров. По-новому осмыслить, дополнить и местами откорректировать сложившиеся представления, используя новый инструментарий, - задача актуальная и достойная приложения усилий. Это вовсе не значит, что следует "отменить" все, что было сделано советским искусствоведением в предшествующие десятилетия, поставить под сомнение результаты социально-исторического метода, ибо основанная на нем модель художественного процесса отнюдь не была вульгарной "схемой". Как всякая модель, эта была избирательной, ориентированной на глубокое изучение одной из сторон искусства, одного из объективно важных факторов детерминации художественного процесса, ибо вскрывала механизмы социальной регуляции искусства, его взаимоотношений с обществом. И совсем не вина искусствоведов, что власть абсолютизировала открытые закономерности, используя их прямолинейно и грубо для административно-идеологического прессинга. Однако абсолютизация социального фактора вела к недооценке иных закономерностей художественного процесса, особенно механизмов саморазвития искусства, и обедняла представления о его взаимоотношениях с обществом. Мнимая беззащитность искусства перед внешним давлением укрепляла иллюзию вседозволенности и простоты использования административно-бюрократических методов в сфере культуры. Планы развития искусства в советской стране создавались по той же рецептуре, что сельскохозяйственные и промышленные. Отечественное искусствоведение, основанное на методологии исторического материализма, игнорировало логику саморегуляции художественного процесса, не допуская мысли о том, что искусство, как все живое, обладает собственной программой саморазвития, благодаря ей сохраняет стабильность, хотя, как все живое, во многом - но не во всем! - зависит от внешних импульсов, идущих от социокультурной среды.Поэтому сегодня речь идет прежде всего об исследовании внутренних регуляторов художественного процесса. Трудно при этом согласиться с теми, кто ратует за "восстановление" "подлинной истории искусства", ибо само понятие "подлинная история" относительно. Любая новая модель, как всякое научное построение, всякое исследование, призвана пополнить и уточнить представление об объекте, а не "установить истину" в последней инстанции. Искусство - настолько сложный объект, что его изучение требует множества и разнообразия методов и взаимодополняющих моделей. Предлагаемая в этой книге жанровая историческая типология как итог системно-исторического жанрового анализа русской живописи ориентирована на выявление действия одного из внутренних механизмов саморегуляции художественного процесса. Метод, разработанный некогда автором в докторском исследовании1, дает возможность представить русскую живопись в логике художественного процесса, увидеть русский реализм XIX века как закономерное, внутренне обусловленное звено этого процесса и в нерасторжимой связи с той социокультурной средой, в которой он зародился и развивался. Русская реалистическая живопись предстает как динамическая целостность - жанровая система, сохраняющаяся и развивающаяся под действием механизмов саморегуляции и в то же время в тесной связи с русским обществом и русской культурой в один из самых бурных периодов истории российской. Добавим, что русская реалистическая живопись оказалась для апробации этого метода особенно подходящим материалом в силу нескольких обстоятельств. Во-первых, эта система жанров прошла полный естественный цикл развития - от латентного (скрытого) периода до расцвета. Во-вторых, ее развитие протекало в замечательно благоприятных условиях, при совпадении важнейших факторов динамики: внутренних - логики саморазвития и саморегуляции и внешних для системы - импульсов, идущих от среды. В-третьих, русский реализм развивался в обозримом прошедшем, так что его живой материал - произведения искусства и все, что им сопутствует, - представлен в огромном разнообразии, при этом опубликован и исследован советским искусствоведением с замечательной полнотой и скрупулезностью. Поскольку предлагаемый подход приводит к пересмотру некоторых традиционных представлений, приходится начинать разговор с определения прочно прижившихся, а на деле оказывающихся неточными понятий. Язык и Слово - субстанции магические, таинственные и внушающие трепет всякому, кто профессионально - в любой области - ими пользуется. Весьма часто мы, открывая для себя нечто новое, обнаруживаем, что в языке оно уже обозначено словом. Некогда Рене Декарт сказал: "Определяйте значение слов, - и вы избавите мир от половины заблуждений". И был прав, потому что слово - это важнейший инструмент не только общения и искусства, но и гуманитарного знания. Однако для того, чтобы слово стало инструментом научного анализа, оно должно стать термином - обрести однозначность и получить строгое определение - дефиницию. В тех случаях, когда определяются сложные явления - а именно в их ряду находятся такие понятия, как "искусство", "реализм", "жанр", - общепризнанное значение в науке они получают после ожесточенных дискуссий. При этом иногда формируются непримиримые школы, придерживающиеся сугубо противоположных точек зрения.Наше время - эпоха словарно-энциклопедического бума в России. Разуверившиеся в правдивости велеречивых сочинений, оглушенные шквалом разнообразной информации, изнемогающие от "белого шума" гипнотически воздействующих на сознание клише, граждане России потянулись к факту в его чистом виде. И к первосмыслу слова. Однако современные словари нередко предлагают авторские определения, произвольные и, к сожалению, не всегда точные. В этой ситуации автор любого искусствоведческого сочинения вынужден оговаривать смысл используемых терминов, чтобы понятия, ими маркируемые, стали инструментом анализа. Хотя бы во имя того, чтобы быть правильно понятым, особенно в тех случаях, когда он отступает от традиционных, ставших чуть ли не хрестоматийными представлений. К примеру, о том, что такое жанры живописи. В соответствии с особенностями данного издания самые необходимые рабочие определения используемых понятий даны в предисловии в порядке их употребления. Уточненные определения - дефиниции этих же понятий - в приложенном к тексту глоссарии. Поэтому начнем с пояснения названия книги.

Реализм в русской живописи

Поскольку речь пойдет о реализме в русской живописи, на первый план выступает необходимость дать первичное - самое общее определение понятия "реализм", без чего мы лишаемся критериев отбора материала, а предмет разговора теряет какие бы то ни было очертания. Если задаться целью собрать все имеющиеся дефиниции и проанализировать хотя бы основную литературу по теории реализма, получится огромное самостоятельное сочинение. О реализме и вокруг него поломано столько копий, что из них получился достаточно плотный забор, перелезать через который хлопотно, трудно и небезопасно. Однако можно обойти его и попытаться приблизиться к сути, идя от первосмысла слова и просто обратившись к толковым словарям. Слово "реализм" в применении к искусству используется, во-первых, для обозначения особого направления художественного процесса, которое в различные эпохи в разных культурах проявляется в качестве тенденции к непосредственному отображению реального мира. Элементы реалистичного образа (реалии) можно отыскать даже в иконе, которая создавалась как образ мира Горнего. Во-вторых, термином "реализм" определяются конкретно-исторические творческие методы, специально ориентированные на создание художественного образа материальной (предметной) реальности, в которой существует человек. В истории искусства существуют разделы, посвященные "ренессансному", "просветительскому", "критическому" и прочим "реализмам". В этом смысле понятие "реализм" попадает в один ряд с понятиями "барокко", "классицизм", "романтизм", "символизм" и так далее. Это определение позволяет задать содержание книги. Реализм в ней рассматривается и как тенденция к отображению материального мира - в дореалистической живописи, и как особый творческий метод, органично сложившийся в русской живописи XIX века.

Историческая жанровая типология

В данном случае - это результат системного жанрового анализа, позволяющего представить русскую живопись как сложную исторически развивающуюся систему типов - жанров. Типология - это метод изучения множества сложных и разнородных объектов, при котором они группируются в типы на основе существенных признаков. Метод этот как нельзя более подходит для изучения живописи: он позволяет разделить огромное число картин на типы - жанры, опираясь при этом на существенное - родовое качество художественного произведения, а затем структурировать, то есть соединить локализованные жанры в более крупные группы - системы2. Иными словами, выяснить элементный состав, строение (структуру) изучаемой системы, а также ее общие особенности (надсуммарные качества). Историческая типология позволяет выполнить еще две немаловажные задачи: определить координаты той или иной системы жанров живописи на оси времени - в истории живописи в целом - и исследовать ее, рассматриваемой системы, собственное развитие - историческую динамику. Теоретическая модель, на основе которой построена жанровая историческая типология русской реалистической живописи, чрезвычайно проста, но несколько отлична от традиционной. В ее фундаменте - жанр как типологема - первый (низший) уровень обобщения (группировки, объединения) произведений живописи в первичные типы (так что никаких "поджанров" или иных групп после жанра в этой модели нет - в этом отношении автор присоединяется к М.С. Кагану).

Жанр живописи

Сам термин "жанр" далеко не так прост и прозрачен, как это может показаться. В XIX и даже ХХ веке жанрами нередко называли картины на темы современной художнику частной жизни. Во избежание путаницы, употребляя термин в этом смысле, мы будем использовать только французское написание - genre или брать слово в кавычки. В истории искусства термин имеет обобщающий характер: жанрами называют группы произведений, связанных чертами сходства, к примеру, "итальянский портрет эпохи Возрождения" или "английский пейзаж XVIII века", "русская историческая живопись второй половины XIX века". Приведенные примеры уже говорят о недостаточной корректности такого использования (в рамках предлагаемой далее модели): и итальянский портрет, и английский пейзаж, и русская историческая живопись обозначенных эпох существуют в целом наборе конкретных жанров. Скажем, историческая живопись включает в свой состав социально-исторический и историко-бытовой жанры, исторический портрет и исторический пейзаж. В теории искусства термином "жанр" обозначается первичный тип произведения - та теоретическая модель, которая позволяет объединить бесконечно разнообразные произведения в локальные группы, а конкретное произведение проанализировать с помощью понятия "жанр" как инструмента исследования. В художественной критике и в обыденном сознании понятия жанрового ряда выступают в качестве устоявшейся меры - чего-то вроде мерного эталона, с помощью которого оценивается незнакомое произведение искусства. Конечно, такая информация и оценка имеют первичный характер, но так человек входит в определенную художественную систему. Скажем, если зритель знает, что перед ним портрет, он уже косвенно осведомлен о наличии модели и о том, что изображение по крайней мере должно обладать "сходством" с оригиналом, и в соответствии с этим оценивает работу художника. Чаще всего жанры различают по предмету изображения - по тому, что именно изображено на картине: если природа - пейзаж, если предметы - натюрморт, если человек - портрет и так далее. Однако уже сюжетная картина не поддается такому определению, ибо в ней предмет изображения - например, сражение, сватовство, встреча, шествие, казнь - не тождествен изображению предмета. Поэтому автор этой книги предлагает рассматривать жанр как первичный тип картин, создаваемый на основе особого для каждого жанра художественного образа. То, что традиционно рассматривается как жанры, - портрет, пейзаж, натюрморт и так далее, в этом случае выступают как образные первоэлементы, или родовые художественные образы. Таким образом, в пределах системного жанрового анализа и построенной в его итоге типологии жанр определяется как первичный тип живописного произведения, выделенный на основе особого, присущего этому жанру художественного образа. В процессе исторического развития, особенно же переходя из одной жанровой системы в другую, приходящую ей на смену, и изменяясь соответственно ей, жанры образуют жанровые генетические цепочки. Таковы в русской живописи портрет-икона - портретная икона - иконный портрет - парсуна - портрет во всем многообразии его жанров. Жанры могут складываться в жанровые семейства: их образуют пейзажные и портретные жанры (портрет - портрет-тип - групповой портрет и так далее). Впрочем, жанры внутри системы могут объединяться и по иным существенным принципам, к примеру, по фактору времени. Так, реалистическая историческая живопись, созидающая образ современной России, включает социально-бытовой и бытовой жанры, целую гроздь портретных и пейзажных жанров и так далее.

Художественный образ как основа универсальной жанровой типологии искусства

Прежде всего оговорим важное обстоятельство: произведение искусства в этой книге рассматривается как материально-идеальное целое. В процессе анализа в произведении выделяется материальный носитель и идеальный художественный образ. В качестве основы универсальной жанровой типологии, в которой произведения искусства объединяются в жанры, а жанры - в системы разного уровня, выступает не отдельно взятые содержание или форма произведения, не его структура или функции, а художественный образ как динамическая целостность с присущими ему предметом изображения - содержательной основой; особым способом преобразования предмета, динамикой смыслообразующей формы, в процессе которой вырабатывается стиль жанра; со своим составом структурированных, то есть по-особому связанных между собой образных элементов и своими функциями. Ни одного из этих признаков (качеств), взятых по отдельности, не достаточно для локализации жанра. К примеру, парадный и камерный портреты, предметом которых является индивидуум, - это разные жанры: у них различные функции, а потому различны их стили, элементный состав и структура. В основании системы жанров лежит художественный образ произведения. Отдельные произведения объединяются в жанры. Жанры формируются по-разному в каждом из видов искусства и внутри вида объединяются во внутривидовые системы. В предлагаемой модели выделен надвидовой типологический уровень: родовой художественный образ как первоэлемент всей системы от низшего и до высшего уровня типологии. Родовые художественные образы обладают мощным жанрообразующим потенциалом. На вершине жанровой системы стоит художественный образ мира, носителем которого является вся совокупность созданных человечеством произведений искусства. Художественный образ мира непрерывно обогащается и таким образом меняется - развивается, накапливая все новые свойства и качества.

Родовые художественные образы

В предлагаемой модели использованы три основных системообразующих понятия - род, вид и жанр. Количество жанров бесконечно разнообразно, каждая из художественных систем формирует свои жанры или модифицирует уже имеющиеся, но все они образуются из ограниченного числа родовых художественных образов. Их жанрообразующий потенциал в наиболее проявленном виде существует именно в живописи, и притом на уровне отдельного произведения и жанра. Предлагаемый ниже перечень, по всей видимости, исчерпывает (по сегодняшним представлениям о мире) состав родовых элементов художественного образа мира. Это образы: человека - от имперсонального до индивидуального (портретного); общества - социальной среды бытования человека, от семьи до человечества в целом; культуры (цивилизации) - в широком смысле слова как "защитной" среды и механизма материальной и духовной адаптации человека к условиям изменяющегося мира, всего того, что именуется второй, или рукотворной природой, включая искусство, науку и технику; природы - нерукотворной среды, включающей животный и растительный мир, земной и космический; духовного мира как микрокосмоса человека (именуемого в разное время душой, душевным и духовным миром, разумом, сознанием и неосознаваемым психическим), так и макрокосмоса - той внеположенной человеку духовной реальности, которую человечество в разное время почитало Богом, Абсолютом, Духовным космосом, Духом, Всемирным разумом, Ноосферой. Каждый из перечисленных образов многосложен, в различных видах и жанрах искусства предстает различными гранями. Как сказано выше, с особой очевидностью жанрообразующий потенциал родовых художественных образов выступает как раз в живописи. И если мы согласимся с тем, что образы человека, общества, цивилизации, природы, Бога имеют статус родовых жанрообразующих элементов, многое становится более ясным и прозрачным. Каждый из родовых образов может образовать автономный моноструктурный жанр - к примеру, один из множества портретных жанров. Может входить на правах составляющего элемента в более сложный - полиструктурный жанр, как тот же портретный образ - в историческую или бытовую картину. Но может стать и основой образа, созидаемого целой группой произведений, принадлежащих различным жанрам и даже видам искусства, как, например, "Пушкиниана".

Образы материального и духовного миров

Нетрудно заметить, что перечисленные родовые образы не равновелики. Первые четыре можно отнести к тому, что - при всей относительности определения - именуется миром явлений, материальным, земным, дольним. Пятая представляет мир в полном смысле слова идеальный, духовный, Горний - во всей его необозримости и неисчерпаемости. В последние годы все чаще употребляются понятия "материальная реальность" и "духовная реальность", компактные и адекватные тому смыслу, который сегодня за ними закрепился. Можно также определить две составляющие образа мира как образ предметный и беспредметный, или распредмеченный. Это замечание не есть простая филологическая тонкость, в особенности для живописи как искусства, основанного на визуальном восприятии. Именно для нее (как, впрочем, и для других изобразительных - пластических искусств) определение мира материального как предметного прокладывает тропинку к обоснованию и локализации живописи предметной (материальной, миметической, ориентированной на образ-восприятие и его воспроизведение) и беспредметной, "дематериализующей" изображение, трансформирующей предмет порой до полной неузнаваемости, ибо во втором случае художник ориентирован на образ-представление или иную попытку уловить и визуализировать духовную реальность. Так находит подтверждение и логическое обоснование в пределах жанровой модели теория, согласно которой искусство развивается в диалектическом взаимодействии двух направлений. Первое, которое называют реалистическим в широком смысле слова, обращено к земному миру, так что его можно было бы обозначить как гео(эго)центрическое: оно создает образ человека и его земного бытия и включает системы европейского искусства Нового времени: барокко, классицизм, натурализм, импрессионизм, реализм, так или иначе созидающие во многом различные образы мира явлений. Второе чаще всего именуют символическим - в широком смысле слова, включая в него средневековое, барокко, романтизм, символизм - когда говорят о символизме как творческом методе, экспрессионизм, супрематизм и прочее - искусство, обращенное к миру духовной реальности и созидающее образ мира духовных сущностей. Искусства пантеистической и "языческой" эпох условно могут быть определены как синкретические, в то время как искусство Ренессанса имеет выраженный переходный характер. Материальная и духовная реальности взаимопроникновенны, особенно в человеке и его творческой деятельности. Также и каждый художественный образ вне зависимости от осознанных намерений его создателя сочетает реальное и духовное начала: это либо явленная (опредмеченная) сущность, либо облекающее - выражающее, воплощающее сущность - осуществленное (исполненное смысла) явление. Но в зависимости от того, на освоении материальной или духовной сущности ориентирован художественно-творческий процесс, на какой из них центрирован художественный образ, направление и принято условно определять не вполне отвечающими сути, но уже прижившимися терминами реалистическое и символическое. Можно придумать иные термины, но суть от этого не меняется. В истории отечественного искусства до ХХ века могут быть выделены три основных типа художественных образов, а в завершенном виде - три художественные картины мира: пантеистическая - в искусстве дохристианском, когда человек воспринимал каждый камень, ручей, дерево как нечто одухотворенное, так что всякое явление представало в виде выраженной сущности, а главным способом познания мира было моделирование, так что и простое жилище создавалось как малый человеческий мир, подобный большому, - модель Вселенной; теоцентрическая - обращенная к Горнему миру, к Небесам в сакральном смысле слова, подчиненная познанию Бога и общению с Ним; гео(эго)центрическая, ибо при всех тонких различиях между, например, классицизмом и критическим реализмом искусство Нового времени ориентировано на "земную" - материальную реальность и человека. Эти три системы можно рассмотреть как три фазы развития художественного образа мира, поочередное центрирование на одном из родовых образов - синкретическом - одухотворенной природы, затем теоцентрическом - созидающем образ Горнего мира и подчиненном цели Богообщения и Богопостижения, и сложном гео(эго)центрическом - человека, общества и культуры (цивилизации)1. Предлагаемая жанровая модель позволяет увидеть художественный процесс в новом ракурсе и предложить свои ответы на некоторые до сей поры спорные вопросы, касающиеся, например, русского Возрождения и того, что определяется как "тенденции к реализму" в русской живописи XVIII - первой половины XIX века. И во многом по-новому представить великий русский реализм в живописи XIX века - прежде всего, как особую, естественную и закономерную фазу художественного процесса. Рассмотреть его как национальный вариант художественного - творческого метода европейской живописи, в процессе своего становления и развития созидающего целостную систему жанров - носительницу полной и гармоничной реалистической живописной картины мира. Увидеть этапы этого становления и развития как фазы жанрового процесса. Так мы используем познавательный потенциал жанровой типологической модели живописи. Однако при этом не следует забывать, что всякая модель упрощает живое явление, подчеркивая актуальные для исследователя качества. В реальности и мир целостен, и искусство как его образ целостно, и развиваются они во времени и пространстве согласно далеко не очевидным и далеко не полно изученным закономерностям. И жанры далеко не всегда существуют в ярко выраженных и определенных параметрах, так что существует множество "переходных", двойных и двойственных жанровых структур. Просто наш разум не в состоянии вместить эту целостность, и мы делим ее на кусочки, сомасштабные человеку, режем ленту Мебиуса и получаем знакомые нам и понятные две поверхности вместо непостижимой - единой. Естественно, и жанровая модель, как всякая другая, ограничена в своих познавательных возможностях. Выявляя одни стороны искусства, она упускает другие, для понимания которых следует строить новые модели. Чем менее противоречивой оказывается модель, тем более она отвечает потребностям своего времени. А затем строится новая, более совершенная, которая либо уточняет, либо отменяет старую. Потому и говорят, что всякая концепция - это товар скоропортящийся, в то время как Господин Великий Факт абсолютен и вечен. И последнее. Приношу извинения за неизбежные повторы: в 2005 году вышла моя книга Историческая картина в русской живописи. Русская историческая живопись (М., 2005). В книге о реализме обойтись без глав об исторической живописи невозможно, и, хотя материал в них дан в сокращенном варианте, не удалось избежать самоцитации и повторений, поскольку работа над обоими сочинениями шла практически одновременно. Вот, пожалуй, и вся преамбула как первый шаг к взаимопониманию автора и читателя.

Послесловие

В этой книге сделана первая попытка представить русскую реалистическую живопись ХIХ века как развивающуюся систему жанров - начиная от ее истоков и до позднего цветения, предшествующего трансформации в реализм ХХ века. Подчеркиваю: это история не отдельных жанров или жанровых семейств, а жанровой системы, развившейся согласно принципам конкретно-исторического творческого метода. В принципе такая история не требовала даже имен художников. Для нее не особенно важны многие обстоятельства, допускающие колебания внутри основного русла жанрового процесса: достаточно обозначить внутреннюю программу и состав структурированных элементов, в которой эта программа реализована. А также проследить импульсы, идущие от среды и корректирующие это развитие. Но тогда мы поднялись бы на общетеоретический уровень обобщения, интересный немногим специалистам. В данном же случае системный подход формирует своего рода арматуру, подобную той, на которой держится статуя, и обеспечивает прочность созидаемой конструкции. Весьма вероятно, что подготовленный читатель обнаружит недостаточно проработанные узлы конструкции, невскрытые связи, нечетко сформулированные положения. И множество вопросов, остающихся пока без ответа. Автор может лишь принести свои извинения и выразить надежду, что найдутся заинтересованные продолжатели, которые воспользуются предложенным методом и выполнят более глубокие исследования, построят более совершенные модели жанрового процесса, и даже на ином материале. Хотя не следует забывать, что всякая, даже самая совершенная модель имеет ограниченную познавательную ценность, ибо всегда так или иначе упрощает живое явление. Автор будет вполне удовлетворен, если эта книга хотя бы поможет кому-то отказаться от представления о жанрах как раз и навсегда окостеневших образованиях или "клетках" "жанровой кассы", в которые можно разложить все бесконечное разнообразие произведений. И от представления, что существуют некие раз и навсегда определенные мерки, которым должны отвечать все произведения и согласно которым обязан творить художник. Жанры подвижны и легки, бесконечно изменчивы, как неповторимо разнообразны уникальные произведения. Жанры как типы образных решений возникают в том случае, если совпадает логика саморазвития искусства и потребности общественного сознания - предметно-функциональная программа нового художественного образа. При достаточно устойчивой потребности отвечающие ей художественные образы оказываются разбросанными по всему полю того или иного вида искусства, а затем новый тип художественного образа локализуется и обретает статус нового жанра. Зрители и критика открывают его для себя, ищут подходящий термин для его обозначения, спонтанно, а затем и на научной основе вырабатывают определение - создают эталонное представление о том, каким должен быть, к примеру, тот же реалистический исторический портрет. Однако бывает и так, что в реальности жанрового процесса появляются произведения, совершенные в своем роде, и они играют роль жанрового эталона. Когда новые произведения не отвечают сложившемуся жанровому эталону, внимание к ним обостряется, и общество принимает или отторгает их. В первом случае тип закрепляется и складывается в жанр. Во втором произведение остается маргинальным, промежуточным явлением. Диалектика сущего и желаемого - один из движителей жанра, значимый фактор смены жанровых модификаций. Период соответствия реальности процесса сложившимся эталонным представлениям о жанре есть его - жанра - функциональное плато, период наивысшего осуществления заложенных в его структуре потенций. Сходным образом развивается семейство и система жанров. Для того чтобы уверенно сформулировать общие суждения о системе жанров как категории теории, истории искусства и художественной критики, недостаточно наблюдений над одной жанровой системой. Необходимо по крайней мере столь же старательно и скрупулезно выстроить модели как минимум нескольких жанровых систем. Их сравнительно-исторический анализ - проблема соблазнительная и весьма актуальная, решение которой, возможно, станет задачей следующего поколения исследователей, которым и желает всяческих успехов автор этой книги.

Указатель имен

Авдеев А.А. - 167
Авилов М.И. - 559
Адольский Иван Большой - 34, 39
Айвазовский И.К. - 196, 283, 289, 345, 464, 467, 487, 536
Акимов И.А. - 63, 64
Александров Н.А. - 236, 243, 244, 268, 319, 334
Алексеев Ф.Я. - 72, 74, 75
Алленов М.М. - 97
Алпатов М.В. - 141
Андреев А.Н. - 109
Антокольский М.М. - 339, 340, 345, 346
Антропов А.П. - 40, 42, 43, 44, 60, 244, 529
Антропов Л.Н. - 241
Аргунов И.П. - 94, 235, 244
Аргунов Н.И. - 235
Архипов А.Е. - 490, 491, 499, 504, 506, 508, 509, 535
Афанасьев А.Н. - 305

Бакст Л.С. - 550, 551
Бакшеев В.Н. - 398, 401
Безмин И.А. - 21, 25
Бейдеман А.Е. - 174
Белинский В.Г. - 80, 84, 122, 135, 162, 164, 165, 199, 528
Бенуа А.Н. - 127, 273, 424, 495, 496, 550, 553
Беспалова Н.И. - 125, 164, 171, 497
Блок А.А. - 464
Бобров В. - 235
Богаевский К.Ф. - 289, 494, 495, 552
Богданов И.П. - 390, 391
Богданов-Бельский Н.П. - 400, 401, 559
Боголюбов А.П. - 263
Богомолов П.Г. - 37
Борисов-Мусатов В.Э. - 467, 544, 545, 546, 549
Боровиковский В.Л. - 39, 40, 51, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 60, 74, 94, 95, 114, 550
Боткин М.П. - 243, 310, 319, 333
Бродский И.И. - 381, 460, 505
Бронников Ф.А. - 214, 215, 301, 310, 315, 317
Брук Я.С. - 72, 73
Бруни А.О. - 69
Бруни Ф.А. - 79, 80, 81, 91, 128, 129, 130, 134, 135, 136-137, 138-139, 150, 153, 155, 199, 291, 300, 319, 332, 557
Брюллов К.И. - 69, 79, 80, 81, 82, 87, 91, 124, 125, 129, 130, 131, 132-133, 134, 135, 136, 150, 153, 154, 155, 167, 171, 176, 197, 199, 291, 298, 319, 332, 344, 443, 494, 530, 557
Булгарин Ф.В. - 115

Вагнер Г.К. - 11, 17, 301
Валицкая А.П. - 78, 79, 80, 81, 530
Варнек А.Г. - 79, 92
Василевский И.Ф. - 347
Васильев Ф.А. - 196, 197, 205, 266, 278-279, 280, 281, 282, 536
Васнецов А.М. - 88, 424, 425, 485, 487, 495, 496, 497, 532, 536
Васнецов В.М. - 214, 235, 262, 263, 264, 304-305, 306-307, 309, 319, 321, 345, 346, 347, 348, 349, 350-351, 352-353, 354, 355, 356-357, 358, 359, 372, 416,423, 424, 426, 463, 499, 513, 520, 523, 532, 536, 541
Вдовин Г.В. - 30, 36
Венецианов А.Г. - 74, 80, 81, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96-97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 111, 112, 114, 116, 121, 125, 127, 129, 135, 145, 150, 158, 162, 165, 170, 179, 181, 185, 191, 195, 196, 214, 231, 236, 241, 250, 267, 298, 332, 528, 531, 535, 557
Вениг К.Б. - 314, 333
Верещагин В.В. - 87, 88, 89, 179, 217, 321, 360, 364, 365, 366, 373, 375, 402, 403, 404,405, 406-407, 408, 409, 410-411, 412-413, 414-415, 416-417, 418, 419, 420, 421, 422, 423, 492, 515, 558
Верещагин В.П. - 179
Верещагина А.Г. - 125, 134, 135, 153, 154, 161, 171, 199, 201, 202, 222, 557
Виленкина Н.М. - 382
Виноградов С.А. - 538
Витковский А.В. - 121
Власов В.Г. - 289, 555
Виллевальде А.Б. - 527, 533
Витковский А. - 116
Владимиров Иван - 505
Владимиров Иосиф - 27
Владич Л.В. - 515
Волков А.М. - 175, 179, 192, 194, 263
Вологжанин О. - 214, 321
Волошин М.А. - 340
Воробьев М.Н. - 273, 289
Врангель Н. - 514
Врубель М.А. - 44, 214, 352, 358, 384, 426, 448, 467, 533, 541, 542-543, 546, 549

Галич А. - 31, 32, 79, 107
Гаршин В.М. - 254, 291, 301, 339, 371, 412, 426
Ге Н.Н. - 48, 88, 129, 161, 175, 199, 205, 207, 208-209, 210, 211, 217, 218, 220, 221, 222, 223, 224, 226, 227, 235, 291, 292-293, 294, 295, 297, 298, 300, 301, 304, 321, 326, 360, 361, 364, 365, 366, 367, 370, 372, 373, 375, 382, 426, 429, 430, 431, 441,443, 445, 446, 447, 499, 515, 531, 532, 541
Герасимов С.В. - 108, 562
Герман М.Ю. - 12
Герцен А.И. - 84, 161, 162, 164, 199, 209, 222
Гильфердинг А.Ф. - 305
Гнедич П.П. - 384, 514, 515
Головин А.Я. - 527
Гоголь Н.В. - 111, 116, 126, 129, 131, 162, 278
Гольдштейн С.Н. - 438, 440
Горина Т.Н. - 207, 230
Грабарь И.Э. - 390, 454, 540
Гране Ф.М. - 93, 94
Грановский И. - 513
Грецкая Е.Е. - 497
Григорович В.И. - 107
Григорович Д.В. - 522
Григорьев Ап.А. - 165
Грот Н.П. - 211
Гун К.Ф. - 218

Даль В.И. - 305
Десницкий-Строев В.А. - 116
Делабарт Ж. - 72
Демосфенова Г.Д. - 515
Дионисий - 14
Дитерихс Л.К. - 109
Дмитриев И.И. - 171, 172, 173
Дмитриев Н. - 177
Дмитриева Н.А. - 148
Добролюбов Н.А. - 84
Добужинский М.В. - 495, 496, 550, 552
Достоевский Ф.М. - 150, 151, 173, 175, 192, 305, 310, 439, 446, 525
Доу Дж. - 80
Дружинин А.В. - 124
Дубовской Н.Н. - 484
Дурылин С.Н. - 339

Евангулова О.С. - 39, 40, 60, 70
Егоров А.И. - 69, 78, 91, 557
Ендогуров И.И. - 488
Ерменев И.А. - 72
Ермолаев Д. - 21
Есенин С.А. - 464

Жемчужников Л.М. - 179
Журавлев Ф.С. - 260, 261, 262, 263, 393
Жуковский С.Ю. - 538

Заболотский П.Е. - 112, 113
Завадская Е.В. - 408
Загуляев М.А. - 169
Зарянко С.К. - 113, 154, 166, 167, 168, 169, 181
Зеленский М.М. - 301
Зеленцов К.А. - 112
Зингер Л.С. - 515
Иванов А.А. - 12, 40, 69, 80, 81, 83, 84, 85, 86, 87, 89, 91, 116, 127, 129, 130, 135, 136, 137, 140, 141, 142-143, 144, 145, 146-147, 148, 149, 150-151, 152, 153, 154, 155, 156-157, 158, 159, 165, 167, 173, 176, 179, 181, 197, 199, 207, 209, 210, 211, 233, 250, 273, 291, 300, 301, 305, 310, 319, 322, 323, 325, 326, 329, 331, 332, 333, 340, 342, 360, 364, 371, 372, 373, 376, 383, 404, 422, 425, 474, 479, 494, 508, 524, 525, 530, 531, 532, 557, 568
Иванов А.И. - 69, 70, 71, 91
Иванов Архип - 30
Иванов Д.И. - 69
Иванов М.М. - 75
Иванов С.В. - 388, 424, 463, 499, 502, 504, 505, 512-513, 515, 516-517
Игорев Л.С. - 179
Ильина Т.В. - 61
Иогансон Б.В. - 533, 562

Каменев Л.Л. - 196, 197
Кандинский В.В. - 366, 560, 561
Карамзин Н.М. - 34, 69, 131, 529
Карпова Т. - 403, 426
Капков Я.Ф. - 179, 181
Карев А.А. - 39, 40
Касаткин Н.А. - 388, 499, 503, 504, 505
Кеменов В.С. - 329
Кившенко А.И. - 296, 297, 527
Кипренский О.А. - 40, 69, 76, 77, 78, 79, 80, 91, 92, 94, 197, 250, 294, 443, 448, 529, 550, 556-557
Киреевский П.В. - 305
Кириллина Е.В. - 382
Клодт М.К. - 177, 196, 263, 266-267, 268, 269
Клодт М.П. - 176
Ключевский В.О. - 34
Ковалевский П.Е. - 393, 394-395
Ковалевский П.М. - 169, 170, 171, 205, 214, 236
Ковалевский П.П. - 167, 171, 243
Коржев (Коржев-Чувелев) Г.М. - 562, 566
Корзухин А.И. - 179, 183, 257, 263, 265, 391, 392, 393
Корин П.А. - 562, 563, 564-565
Коровин К.А. - 225, 266, 472, 474, 487, 489, 537, 538
Коровин С.А. - 108, 253, 499, 502
Корсалин К.И. - 179
Котарбинский В.А. - 555
Кошелев Н.А. - 178, 179, 182, 235, 263
Крамской И.Н. - 6, 11, 48, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 108, 129, 135, 150, 151, 153, 161, 164, 167, 170, 173, 191, 205, 207, 216, 218, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 254, 266, 268, 269, 273, 274, 278, 279, 289, 291, 300, 301, 309, 310, 311, 319, 321, 334, 340, 342, 344, 348, 360, 362-363, 364, 366, 370, 371, 372, 373, 375, 376, 382, 385, 386, 390, 420, 421, 422, 423, 426, 428, 429, 430, 431, 437, 438, 439, 440, 442, 443, 444, 445, 446, 447, 448, 457, 458, 526, 527, 529, 534, 535, 541, 554, 555, 558
Крестовский Я.И. - 37
Крыжицкий К.Я. - 489
Крюгер Ф. - 105, 106
Кузнецов Н.Д. - 393, 394, 442, 447
Кузнецов П.В. - 108, 548, 549
Куинджи А.И. - 268, 283, 284-285, 286, 287, 288-289, 360, 467, 536, 559
Куликов И.С. - 459
Курочкина Т.И. - 224, 228, 442
Кустодиев Б.М. - 459, 558

Ландцерт Ф.П. - 340
Лансере Е.Е. - 495, 496, 550, 553
Лапшин В.П. - 464, 472
Лебедев А.В. - 40
Лебедев А.К. - 88, 321, 410, 417
Лебедев К.В. - 324-325, 342, 388, 390, 391, 393
Лебедев М.И. - 81, 273
Левитан И.И. - 6, 225, 266, 375, 454, 463, 465, 468-469, 470-471, 472, 473, 474-475, 476-477, 478-479, 480, 481, 482-483, 485, 494, 499, 532, 535, 536
Левицкий Д.Г. - 28, 31, 40, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 74, 92, 94, 529, 550
Легашев А.М. - 179
Лемох К.В. - 263, 391, 396, 398
Леняшин В.А. - 376, 383, 452, 454, 459, 460, 461, 487
Леонов А.И. - 44
Леонтьев П.М. - 121, 122, 124, 125, 126
Леонтьева Г.К. - 121
Лермонтов М.Ю. - 129, 201, 278, 464
Лесков Н.С. - 439
Литовченко А.Д. - 214, 312-313, 314, 318, 342, 343, 516
Логвинская Э.Я. - 112
Ломоносов М.В. - 30
Лосев А.Ф. - 532, 541
Лосенко А.П. - 60, 61, 62, 63, 64, 529
Луначарский А.В. - 92
Лясковская О.А. - 183, 222

Макаров И.К. - 164, 165
Маковский В.Е. - 89, 241, 254, 256, 257, 258, 259, 260, 262, 283, 375, 381, 386, 387, 388, 389, 391, 396, 401, 505, 527, 536
Маковский К.Е. - 205, 231, 554-555
Максимов В.М. - 179, 250, 251, 253, 254, 283, 390, 392, 393, 443, 502
Максимов Виктор - 74
Малевич К.С. - 560
Малютин С.В. - 108
Малявин Ф. - 506, 508, 509, 510-511, 535
Мамонтов С.И. - 348, 354
Марков А.Т. - 171
Матвеев А. - 38, 39, 40, 41, 60, 61
Матвеев Ф.М. - 75
Матушинский А.М. - 295
Машковцев Н.Г. - 44, 447
Мельников-Печерский П.И. - 464
Мигдал Д. - 344
Милиоти В.Д. - 548
Милорадович С.Д. - 328, 342
Минаев Д.Д. - 171, 214, 390
Михайлов Г. - 557
Михайлов М.Л. - 166
Михеев В. - 493
Можайский И. - 126
Моисеенко Е.Е. - 562, 566-567
Мокрицкий А.Н. - 104, 268
Моллер Ф.А. - 174
Моргунов Н.С. - 348
Морозов А.И. - 179, 192, 195, 196, 262
Мыльников А.А. - 562
Мясоедов Г.Г. - 168, 248, 250, 251, 316, 321, 323-324, 396, 398-399, 522

Назаренко Т.Г. - 562, 566
Налбандян Д.А. - 460
Неменский Б.М. - 562
Неврев Н.В. - 185, 192, 193, 194, 249, 262, 314, 333, 342, 393, 443, 531, 532
Неклюдова М.Г. - 148
Некрасов Н.А. - 187, 226, 247, 253, 464
Немирович-Данченко В.И. - 223
Нестеров М.В. - 235, 346, 360, 424, 464, 469, 479, 485, 492-493, 494, 520, 521, 522-523, 524, 525, 526-527, 528-529, 530-531, 541, 561, 563
Никитин И.Н. - 31, 32, 34, 35, 36, 40, 41, 442
Никитин И.С. - 464
Никольский В.А. - 127, 515
Новицкий А.Г. - 127

Обухов В.М. - 183
Овчинников А.И. - 14
Овчинников Е.С. - 19, 21, 27
Орлов П.Н. - 170
Орловский А.О. - 79, 91
Островский А.Н. - 193, 305
Остроухов И.С. - 485

Павловец Никита - 17, 18
Палюткина А. - 296
Панаев И.И. - 171
Перов В.Г. - 6, 82, 86, 87, 89, 108, 124, 160, 161, 170, 171, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 207, 211, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 225, 228, 229, 230, 231, 234, 235, 236, 238, 239, 241, 243, 248, 253, 254, 257, 260, 261, 262, 278, 297, 298-299, 300, 310, 360, 381, 382, 383, 391, 393, 404, 504, 531
Петров Н.П. - 194
Петров П.Н. - 107, 125, 126, 170, 171, 176, 243, 291
Петров-Водкин К.С. - 103, 108, 358, 491, 506, 508, 513, 535, 547, 562
Петровичев П.И. - 494
Пластов А.А. - 108
Плахов Л.К. - 112, 113
Плешанов - 214
Плотников В.М. - 348
Погодин М.П. - 211
Поленов В.Д. - 191, 207, 217, 268, 282, 283, 294, 301, 305, 314, 315, 321, 360, 366, 368-369, 370, 371, 372, 373, 390, 424, 462, 464, 491, 492, 494, 504, 515, 518, 519, 541
Полонский Я.П. - 170
Попков В.Е. - 562
Попов А.А. - 179
Попов Л.В. - 388
Пороховщиков А. - 311
Постников С.П. - 310
Прытков В.А. - 385, 386
Прянишников И.М. - 89, 181, 185, 192, 193, 194, 220, 249, 262, 265, 278, 296, 315, 391, 393, 396, 527, 531
Пукирев В.В. - 89, 163, 171, 173, 192, 193, 263
Пушкин А.С. - 100, 129, 162, 200, 278, 305, 344, 464, 485, 550

Рабус К.И. - 273
Ракова М.М. - 78, 530
Рамазанов Н.А. - 167, 169, 171
Рачиньский А. - 108
Рачков Н.Е. - 179
Репин И.Е. - 6, 82, 87, 88, 89, 108, 181, 191, 205, 207, 214, 218, 221, 224, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 238, 239, 243, 244, 245, 247, 248-249, 253, 254, 258, 268, 269,290, 294, 295, 296, 297, 301, 302-303, 308, 309, 310, 311, 312, 313, 314, 321, 337, 339, 340-341, 342-343, 344, 345, 346, 348, 360, 370, 371, 372, 373, 375, 376,378-379, 380, 381, 382, 383, 384, 385, 386, 388, 389, 394, 395, 396, 401, 426, 428, 429, 430, 431, 432, 433, 434, 435, 436, 438, 439, 442, 443, 445, 446, 447, 448, 449, 450, 451, 452, 457, 459, 460-461, 463, 464, 479, 487, 492, 493, 499, 500-501, 504, 505, 508, 515, 518, 532, 533, 536, 541, 558, 561
Рерих Н.К. - 88, 289, 358, 360, 404, 423, 467, 493, 494, 495, 513, 546, 559
Решетников Ф.П. - 401
Ржевская А.Л. - 401
Римская-Корсакова С.В. - 61
Римский-Корсаков Н.А. - 305
Розенгейм М.П. - 83, 171
Рокотов Ф.С. - 31, 39, 40, 41, 42, 43, 51, 550
Ромадин Н.М. - 540
Романов Н.И. - 127
Ротари П.А. - 42
Рублев Андрей - 12, 13, 15, 181, 185
Рыбников П.Н. - 305
Рылов А.А. - 289
Рябушкин А.П. - 375, 424, 463, 499, 514-515, 516, 517, 518, 519, 520-521
Рьянов К. - 170, 176

Савина Л.Н. - 19
Савинов А.Н. - 44, 103, 134
Савицкий К.А. - 243, 252, 253, 267, 268, 396-397
Саврасов А.К. - 196, 205, 221, 263, 266, 268, 273, 274, 275, 276, 277, 278, 473, 536
Садовень В.В. - 423, 527
Салтыков-Щедрин М.Е. - 211, 227, 439
Самокиш Н.С. - 527, 533
Самойлова Т. - 19
Сапунов Н.Н. - 549
Сарабьянов Д.В. - 91, 266, 269, 273, 282, 474, 475
Сверчков Н.Г. - 527, 532
Свиньин П.П. - 107
Семирадский Г.И. - 291, 333, 555
Серебрякова З.Е. - 103, 108, 491, 498, 506, 507, 535
Серов В.А. - 6, 108, 225, 319, 344, 375, 423, 424, 425, 442, 445, 449, 450, 451, 452, 453, 454, 455, 456, 457, 459, 461, 463, 464, 466, 467, 479, 487, 491, 492, 499, 505, 506, 515, 516, 527, 532, 535, 536, 550
Сидоров А.А. - 218, 463, 468
Смирнов В. - 179, 558
Соколов И.И. - 171
Соколов М.Н. - 112
Соколов П.П. - 179
Соловьев В.С. - 429, 525
Соловьев М. - 344
Соловьев С.М. - 34, 299
Солодовников А.В. - 88
Солодовников В.В. - 410, 417
Соломаткин Л.И. - 192, 194, 195, 393
Сомов А.И. - 107, 177
Сомов К.А. - 550, 551
Сорока Г. - 106, 107, 108, 109
Сорокин Е.С. - 179
Средин В.И. - 315
Стасов В.В. - 11, 82, 83, 84, 85, 87, 88, 89, 121, 124, 125, 126, 127, 131, 170, 171,176, 193, 199, 203, 205, 207, 214, 228, 231, 233, 291, 304, 311, 321, 340, 346, 367, 412, 418, 420, 438, 439, 440, 522, 526, 529
Степанов А.С. - 490-491
Суворин А.С. - 86, 243, 340, 367, 428, 438, 439
Суриков В.И. - 6, 88, 89, 108, 148, 181, 205, 207, 217, 253, 294, 298, 300, 319, 320, 321, 322, 323, 325, 326-327, 328, 329, 330-331, 332-333, 334, 335, 336-337, 338-339, 340, 343, 370, 371, 375, 376, 396, 403, 422, 423, 426, 443, 446, 447, 449,450, 454, 463, 479, 492, 494, 499, 508, 514, 516, 526, 532, 536, 558
Суходольский Б.В. - 72, 73

Таннауэр И. - 31, 39
Тарасов Л.М. - 231
Теплов Г.Н. - 36, 37
Толбин В.В. - 125, 170
Толстой А.К. - 200, 201, 203, 305
Толстой В.П. - 257
Толстой Л.Н. - 150, 200, 210, 223, 224, 260, 366, 367, 381, 387, 418, 429, 430, 439, 441, 525
Толстой Ф.П. - 112
Тонков И.М. - 73
Третьяков П.М. - 217, 218, 222, 223, 228, 231, 310, 311, 346, 348, 381, 404, 420, 422,442, 521, 522
Тропинин В.А. - 40, 43, 80, 91, 109, 235, 241, 529

Трутнев И.П. - 179
Трутовский К.А. - 179, 316
Тряпицын Н. - 305
Тургенев И.С. - 464
Туржанский Л.В. - 538-539
Турчин В.С. - 78, 79, 80, 81, 530
Тыранов А.В. - 113, 125

Угрюмов Г.И. - 64-65, 66-67, 68, 69, 112, 131, 200, 231, 494
Ульянов Т. - 37
Успенский Г.И. - 386
Устинов Д.В. - 179, 180
Уткин П.С. - 548 Урванов И. - 29, 30, 32, 70, 72, 403, 526
Ушаков С.Ф. - 23, 24, 26, 27

Федоров-Давыдов А.А. - 74, 75, 463, 464, 468, 469, 485, 493
Федотов П.А. - 6, 12, 80, 81, 89, 109, 110, 111, 112, 114, 115, 116, 117, 118, 119,120-121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 129, 131, 135, 145, 150, 153, 155, 158, 159, 162, 165, 170, 172, 179, 180, 181, 185, 186, 188, 190, 192, 195, 197, 199, 214, 250, 258, 260, 262, 298, 319, 323, 330, 387, 531, 557
Фелицын Ф.И. - 179, 181
Фешин Н.И. - 558
Филиппов В.А. - 464, 536, 540, 541
Филиппов К.Н. - 179
Филонов П.Н. - 560, 561
Фирсов И.И. - 73
Флавицкий К.Д. - 82, 199, 206, 207, 516, 531, 558
Флеров С.В. - 316, 344

Хвощинская Н.Д. - 136
Хогарт У. - 122
Хренов Н.А. - 375
Худяков В.Г. - 179

Целищева Л.Н. - 70, 93
Цырлин И.И. - 515

Чепцов Е.М. - 562
Чернецов Г.Г. - 114
Чернышев А.Ф. - 175, 179
Чернышевский Н.Г. - 84, 162, 164
Чехов А.П. - 257, 389, 473
Чистяков П.П. - 176, 210, 212-213, 214, 289, 309, 311, 314, 348, 518
Чмутов Н.И. - 179
Чуйко В.В. - 171
Чуковский К.И. - 344

Шварц В.Г. - 87, 88, 89, 161, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204-205, 207, 217, 291, 294, 298, 314, 330, 333, 339, 345, 346, 424, 494, 515, 516, 520, 531
Шебуев В.К. - 69, 92
Шелгунов Н.В. - 214
Шибанов М. - 72, 73, 74
Шильдер Н.Г. - 179, 180
Шишкин И.И. - 196, 197, 221, 224, 225, 263, 266, 268-269, 270, 271, 272, 273, 420, 486, 487, 494, 499, 536
Шульц К.К. - 179
Шумова М.Н. - 111, 115, 118, 161

Щедрин Семен Ф. - 75
Щедрин Сильвестр Ф. - 75, 81, 91, 158, 196
Щедровский И.С. - 112, 115
Щукин С.С. - 59

Юон К.Ф. - 479, 494, 496
Юшанов А.Л. - 185, 192, 194, 195

Яблонская Т.Н. - 479
Яворницкий Д.И. - 311
Якоби В.И. - 172-173, 192, 314, 316-317, 516
Яковлева Н.А. - 7, 62, 69, 83, 136, 147, 345, 514
Яремич С.П. - 367
Ярошенко Н.А. - 231, 233, 246, 254, 255, 374, 375, 377, 381, 385, 386, 387, 388, 426, 427, 428, 429, 440, 442, 443, 445, 448, 499, 504, 561

Эта книга - не История русской живописи, и даже не История русской реалистической живописи. Это только и именно История одной жанровой системы, реализующей принципы конкретно-исторического творческого метода. Эта система естественно и органично выросла на русской почве в процессе развития реализма как художественного направления, ориентированного на материальную реальность и созидающего живописный образ жизни человека, общества, культуры, природы. И эта история прослежена от самых ранних истоков, в пору зарождения - в первой половине 19 века, в эпоху революционного становления русского реализма в 1860-х годах и до самой вершины, которой достигает русская реалистическая живопись на рубеже 19 и 20 столетий. Именно в этот период, не раньше и не позже, созидаемая русской живописью 19 века реалистическая картина мира обретает гармонию и полноту.
Книга предназначена для любителей изобразительного искусства.
В книге представлено 805 репродукций картин русских художников.
Бумага мелованная.
Подарочное издание, твердый переплет, обтянутый тканью с золотым тиснением, ляссе, суперобложка, в футляре из плотного картона.