Собственность и власть

Введение

Со времени возникновения человеческих сообществ собственность и власть теснейшим образом связаны между собой, они возникли и подвергались более или менее существенной трансформации на протяжении всей мировой истории. Они составляют два основополагающих феномена, которые в совокупности определяют сущностные, системообразующие характеристики любого общества и любой государственно-политической системы, будь то первобытно-общинные сообщества, деспотические режимы Древнего мира, средневековые монархии, современные демократии, авторитарные и тоталитарные режимы. Без преувеличения можно утверждать, что такие категории, как свобода, равенство, рабство, с помощью которых мы характеризуем тот или иной тип общественного устройства, являются производными от собственности и власти.
Не будь института собственности, по-видимому, не было бы семьи - этой первичной ячейки человеческого общества, было бы невозможно подчинить людей закону, общепризнанным правилам поведения в обществе. Прав был К. Маркс, когда говорил: "Ни о каком производстве, а стало быть, ни о каком обществе, не может быть речи там, где не существует никакой формы собственности". В то же время, не будь государства, власти и обязательных для всех членов сообщества законов, не было бы и собственности. Из этого вытекает, что собственность и власть в их взаимной связи и взаимодействии представляют собой не только чисто экономические и правовые, но также исторические, социальные, политические, социокультурные и иные категории, теснейшим образом связанные с государством, формой его устройства, институтами, ценностями.
При анализе данной проблематики центральное место занимает вопрос о характере взаимозависимости собственности и власти с точки зрения первичности или вторичности каждого из этих феноменов. И действительно, что здесь играет определяющую роль: форма собственности или тип властной системы? "Власть желтого дьявола", "Некоронованные короли Америки", "Богачи и сверхбогачи", "Америка, инкорпорейтед" - названия монографий, в которых красной нитью проводится мысль о безусловной зависимости государственной власти от собственности. Можно привести немало работ, в которых столь же безапелляционно обосновывается противоположная мысль.
Естественно, что этот вопрос занимает центральное место почти во всех мировых идеологических системах. Движущим мотивом подавляющего большинства, если не всех, социальных и политических революций, восстаний, разного рода пертурбаций было стремление изменить формы собственности и самих субъектов собственности, что, в свою очередь, приводило к радикальным изменениям существующих форм власти и государственного устройства.
Не случайно эта проблема занимала умы как многих мыслителей прошлого, так и современных ученых и исследователей. Она приобретала все более возрастающую актуальность в течение всего Нового времени по мере постепенного усложнения организации и структуры общественно-политических систем, разграничения государства и общества, социальной, экономической, политической и духовной сфер, как самостоятельных, хотя и теснейшим образом взаимосвязанных составляющих единого человеческого социума. Интерес к этой проблеме не затихал на протяжении всего ХХ в. и не затихает в наши дни, особенно в контексте далеко идущих трансформаций в системе взаимоотношений государства, общества и экономики, места и роли государства и государственной власти в управлении социальными, экономическими, демографическими, экологическими, политическими и иными процессами и регулировании их.
Следует отметить, что как в зарубежной, так и в отечественной науке собственности, а тем более власти, посвящено множество работ, в которых эти два феномена анализируются в разных ракурсах - историческом, социальном, экономическом, правовом и т.д. При этом весьма слабо изучена проблематика их взаимодействия как двух самостоятельных и в то же время теснейшим образом связанных, взаимозависимых и взаимодополняющих составляющих любой общественно-политической системы, в тандеме определяющих формы как государственного устройства, так и национальной экономики.
В предлагаемой вниманию читателей монографии предпринята попытка внести посильный вклад в заполнение этого пробела. Разумеется, в задачу автора не входит исследование всего комплекса вопросов, связанных с происхождением, природой и метаморфозами собственности и власти. В качестве самостоятельных предметов исследования, каждый в отдельности, они достаточно разработаны в зарубежной и отечественной науке. В данной работе главным образом рассматривается их взаимосвязь и взаимозависимость как двух ключевых институтов, которые являлись двумя основополагающими принципами любого типа общества на протяжении всей истории человечества.
Сущность понятий "власть" и "собственность" невозможно раскрыть с точки зрения какой-либо одной, отдельно взятой научной дисциплины, будь то экономическая наука или политология, правоведение или этика, философия или социология. Они представляют собой многослойные и в то же время целостные феномены, для исследования которых требуется междисциплинарный подход, вмещающий элементы, методы и принципы разных сфер общественной жизни, которые требуют выбора в необходимой мере методологических подходов и методического инструментария всех этих научных дисциплин для их изучения в разных ракурсах и на разных уровнях.
В книге предпринята попытка выявить и проанализировать исторические, социально-экономические и политико-философские аспекты взаимодействия собственности и власти как двух самостоятельных и в то же время теснейшим образом связанных, взаимозависимых и взаимодополняющих составляющих любой общественно-политической системы. Центральное место в исследовании занимает обоснование тезиса, согласно которому на протяжении всей истории человечества собственность и власть представляли собой ключевые институты, определяющие сущностные, системообразующие характеристики любого общества и любых форм государственного устройства от первобытно-общинных сообществ до современных высокоразвитых демократий. В этом контексте дается анализ места и роли собственности и власти в важнейших общественно-исторических процессах, социальных, технологических и политических революциях, определяющих основные векторы и формы социальной организации и государственного устройства.