Первая иллюстрация к книге Околоноля [gangsta fiction]. Русский пионер. Специальный выпуск. Библиотека Русского пионера - Натан Дубовицкий

Этот номер журнала не отличается от всех предыдущих только одним: он тоже от начала до конца авторский.
Во всем остальном он совершенно не похож на то, что выходило под логотипом "Русского пионера" до сих пор. Во-первых, это его специальный выпуск. Во-вторых, он весь написан одним автором.
В третьих, тем, что скрывается под обложкой этого номера, мы открываем "Библиотеку "Русского пионера". Кому-то, возможно, как и мне, дороги те синие 10 томов "Библиотеки
Пионера", которые было в свое время не достать простому смертному пионеру и которые
стояли на книжной полке считай что в каждой семье, где были пионеры, то есть в каждой
советской семье. В ней печатались "Повесть о Зое и Шуре", "Тимур и его команда" и другие культовые произведения советских лет.
Наша "Библиотека" - другая по содержанию, и даже, можно сказать, противоположная.
Но мы будем печатать в ней тоже только те произведения, которые считаем культовыми,
хотя они еще ни разу нигде не публиковались.
Перед вами - такой роман. Его написал один из колумнистов "Русского пионера", на этот раз решивший выступить под псевдонимом.
Но мы печатаем этот роман не для того, чтобы читатели гадали, кто же этот человек.
Роман "Околоноля" представляет, с нашей точки зрения, безусловную художественную
и литературную ценность и многое объясняет в том, почему именно так, а не иначе
складывается новейшая история России: временами уклончивая, способная, кажется,
в любой момент пойти другим путем, часто мрачноватая и всегда поразительно ироничная.
Но эта история настолько сильна, что способна наполнить истории других стран такими же парафразами, какими наполнен и сам роман "Околоноля".
Все то же самое можно с уверенностью сказать и о людях, из которых состоит этот роман.
А также и о его авторе, для которого все эти соображения, на мой взгляд, не имеют особого смысла, потому что для него роман "Околоноля" - не больше, чем акт самопознания.
Но и уж точно не меньше.
Главный редактор "Русского пионера" Андрей Колесников.