Первая иллюстрация к книге Журнал "Полдень XXI век" №09. Сентябрь 2012

Иллюстрация 1 из 1 для книги Журнал "Полдень XXI век" №09. Сентябрь 2012
Источник: Лабиринт
Колонка дежурного по номеру
Дежурный по номеру - Николай Романецкий
Истории, образы, фантазии
Соло на флейте
В руки психиатров попадает Сергей Сырцов, вроде бы самый обычный пациент. Плачет и сокрушается, что ничего не получилось. Но при этом исполняет голосом Первый концерт Чайковского. К тому же, слишком много знает для необразованного уборщика в метро. Не удивительно, что врачи, на всякий случай, сообщают о пациенте в компетентные органы. Компетентные органы быстро выясняют, что родился фигурант возле космодрома Байконур, в конце пятидесятых. Дело вполне может касаться вопросов государственной безопасности, а потому следует разобраться, кто он таков, этот Сырцов. Тем более, ему за каким-то дьяволом срочно потребовалась флейта…
"Дорогая редакция…"
Юмористическая попытка представить себе, как отреагировали бы некоторые из хорошо известных литературных и фольклорных персонажей на так досаждавшие героям "Поттерианы" публикации Риты Скиттер и её коллег.
Жаклин Де Гё
История одного эксперимента
Этот текст появился в Интернете почти одновременно на десятках форумов, где вызвал бурную и неоднозначную реакцию - от негодования до восторга. Кто-то сразу поверил в происходящее, кто-то обвинял автора в научной некомпетентности, кто-то оценил как литературное произведение. Вопрос, действительно ли существовал учёный, поставивший эксперимент, остался без ответа… А так ли это важно - знать правду?
П.Б.
Сайгон
И всё было. Квартирник у Люды Лосевой, и податливые плечи Пат, и лютый мороз зимы восемьдесят шестого - были. Были вечера в "Сайгоне", полуподвальные концерты в занюханных районных ДК, ментовские облавы. Были демонстрации в девяносто первом, и стихийные концерты на площадях, и пьянящая мысль: "Вот теперь..." Были кипящие ртутью стадионы и девичий визг в залах, и девичьи же драки у гримёрок. Первая, она же последняя, "дорожка". Были похороны - Сашины, Витины, Янкины, Серёжины. Стук земляных комьев и недоумение: "Как же так? Куда?"... Было повторяющееся рефреном мамино "Скоро тридцать, Славик" и чудесным образом упорядочившая быт и бытие Оля. Был нескончаемый гастрольный "чёс" по стране... Всё было.
Наталья Анискова
Килька в томате
Инга купила в магазине две банки кильки в томате. Дома подцепила острием ножа крышку и отогнула... А потом долго смотрела внутрь банки. Там, уложенные один к другому в несколько слоев лежали маленькие мальчики…
Кусчуй Непома
Парамониана
Три рассказа из цикла "Парамониана" - сборника коротких, разножанровых рассказов без названий о Парамонове, не имеющем ни имени, ни судьбы…
Андрей Саломатов
Правила войны
Правила изменились, и теперь у войны просто нет никаких правил…
Эдуард Шауров
Дальний поиск
Вглядываясь в звездное небо, разумное существо задается вопросом - а есть ли кто-то там, среди звезд? Кто-то разумный, ищущий, одинокий. Тот, кто так же прислушивается, сомневается, надеется. Может быть, кто-то и есть там, среди звезд. И, может быть, его не стоит искать…
Андрей Дубинский
Не Лейпциг, Не Ватерлоо
Каково сражаться, если по другую сторону фронта - божественно красивые, интеллектуально и духовно развитые… враги, а твои однополчане не блещут ни эрудицией, ни манерами, ни интеллектом? Но они - свои. И богоравные эльфы с изощренным коварством еще раз надсмеются над ничтожными смертными, а начальники людей еще раз проявят свою беспощадность и злобу - бей своих, чтоб чужие боялись.
Сергей Сергеев
Мураши
Плохо, когда муравьи заводятся в огороде, но гораздо хуже, когда они заводятся в голове. Практическим вопросам борьбы с насекомыми в приусадебном хозяйстве и окрестностях посвящён этот рассказ.
Константин Ситников
Конфета
Порой на свалке прошлого, среди руин безвозвратно ушедшей человечности, можно встретить тех, кто изменит твою жизнь - навеки.
Александр Тэмлейн
Личности, идеи, мысли
Кудесники не ко двору
Когда-то, во времена нашей молодости, фантастику называли литературой мечты. Имена писателей, которые учили нас мечтать с циркулями и логарифмическими линейками в руках, мы до сих пор произносим с дрожью в голосе. Но имена эти неудержимо тонут в прошлом, и те, кто идет нам на смену, их не помнят и не знают. Это бы пол-беды. Но то, что современная фантастика никого ни мечтать, ни считать уже научить не сможет - вот беда. Или все наоборот? Пока было о чем мечтать и что конструировать - фантастика это умела, а теперь она это разучилась делать, потому что и мечтать-то стало не о чем, и строить нечего?
Вячеслав Рыбаков